- Город

Преодолевая границы времени

Сергей Собянин рассказал, будет ли Москва расширяться дальше

Папа Римский заявил, что молится за успех встречи «нормандской четверки»

Москвичам рассказали об аномальной погоде на следующей неделе

Авторы закона о домашнем насилии подготовили для него ряд поправок

Сын Валерии попал в крупное ДТП под Петербургом

Синоптики подсчитали вероятность снега на Новый год в Москве

Время творить чудеса: в Москве собрали «Корзину доброты»

Как распознать редкие и дорогие монеты в своем кошельке

Назван главный цвет 2020 года

Пилотам, посадившим борт с Путиным, вручили пирог от шеф-повара Кремля

Алла Пугачева: У меня никогда не было нормальной семьи

Врачи перечислили опасные для кишечника продукты

«Я очень по вам скучала»: София Ротару выступила в Москве

Названы профессии, которые приводят к преждевременному старению

Преодолевая границы времени

Рассказы Игоря Литвиненко, как письма из тех лет, возвращают память в полном объеме

ФОТО: обложка книги «Ритуальные принадлежности»

Значительная часть текстов, которые составили только что вышедшую книгу журналиста, литературного критика и писателя Игоря Литвиненко «Ритуальные принадлежности», написана еще в 1970-е годы. И его герои тоже родом из СССР.

Вот первый секретарь горкома комсомола Иванов, случайно столкнувший с трибуны стакан с водой (рассказ «Дурацкий стакан»). Читает свой отчетный доклад и мучается: поднять стакан или лучше делать вид, что ничего не случилось? Как не показаться смешным? И как, главное, отнесется к его промашке представитель горкома партии? А тот досадует на неуклюжего оратора, но сидит с непроницаемым лицом, сам не знает, как отреагировать. А «профессиональная комсомолка» Нина Мешкова хочет помочь Иванову, но не решается встать и поднять стакан. Весь президиум мучительно ищет выход, но никто не решается взять на себя хоть малейшую ответственность.

В конце концов на злосчастный стакан сначала наступает расслабившийся после доклада Иванов, а затем и поднимающаяся следующей на трибуну школьница. Комедия оборачивается фантасмагорией: порезавшуюся стеклом девочку везут в больницу, где она умирает от потери крови. И снова все повторяется: горкомовцы ломают голову, как правильно действовать.

Поехать к родителям и извиниться? Но за что? Просто выразить сочувствие? Написать некролог? Прийти на похороны или прислать венок от горкома? А может, сотворить миф о раненой героине, которая, теряя силы, все же дочитала доклад? Комсомол давно сгинул вместе с Советским Союзом. Но вопросы, поднимаемые порой иронической, а порой вполне традиционной прозой Литвиненко, выходят за рамки эпохи. Как, например, в повести «Ритуальные принадлежности», давшей название книге. Деревенская старуха едет доживать свои дни в город, в семью сына-инженера. И вроде все хорошо, и сноха замечательная, и сын любит мать, и оба ненавязчиво стараются найти для нее дело, чтобы она чувствовала себя полезной. Но нет старухе счастья в городе, где все удобства, но каждый живет сам по себе.

Или другой сюжет, из киносценария «Минус на минус». Ответственный работник Осип Олегович не понимает своего сына, остро переживающего первую влюбленность. И с грацией слона в посудной лавке рушит хрупкий мир его чувств.

Иначе написан рассказ «Последний шанс». Это маленькая, но настоящая антиутопия про планету добровольных слепцов, которые истово доказывают сами себе, что счастье возможно лишь в абсолютной тьме. По законам жанра находятся и самые равные среди равных — те, что только притворяются слепцами, а на самом деле каждый вечер втайне от всех любуются закатом солнца. Откровенная аллюзия к той же советской эпохе — и тоже преодолевающая ее границы.

Сегодня значительная часть общества ностальгирует по СССР. Вспоминать лучшее — благодатное свойство человеческой памяти. А рассказы Игоря Литвиненко, как письма из тех лет, возвращают память в полном объеме. Это тот случай, когда художественная проза расскажет больше, чем иной исторический документ.

Новости СМИ2

Сергей Хвостик

«Покрошить» Запашного

Игорь Воеводин

Маршал Конев и пустота

Олег Капранов

Что общего у соцсетей и порно

 Александр Хохлов 

Мир, война или стена

Алиса Янина

Раймонд Паулс и навязчивые русские

Камран Гасанов

Владимир Зеленский — человек посередине

Борис Клин

РПЦ и закон о домашнем насилии: что с ним не так

Ирина Алкснис

Мочить террористов в сортире. 20 лет спустя

Кто прав, кто виноват. Хороший юрист не должен давать волю эмоциям

Быстрее всех вырастила микрорастение из пробирки

Пройдя путем героя, начинаешь больше ценить прошлое

Беззаботное счастье царской семьи