Главное
Карта городских событий
Смотреть карту
Сторис
Эпоха Старбакс и Макдональдс

Эпоха Старбакс и Макдональдс

Кто придумал Последний звонок?

Кто придумал Последний звонок?

Легендарный «Москвич» вернулся

Легендарный «Москвич» вернулся

Какие города играли роль Москвы

Какие города играли роль Москвы

Кого нельзя сократить?

Кого нельзя сократить?

Отцовство в зрелом возрасте

Отцовство в зрелом возрасте

Судьбы детей-вундеркиндов

Судьбы детей-вундеркиндов

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Где в мире заблокированы соцсети

Где в мире заблокированы соцсети

Как защитить машину от угона

Как защитить машину от угона

Читатели «Вечерки» просили склонять названия районов

Город
Читатели «Вечерки» просили склонять названия районов
25 июля 2018 года. Пассажирка Полина Тищук на станции Владыкино Московского центрального кольца. Столичная традиция предписывает склонять подобныеназвания районов: «Живу во Владыкине», «Еду из Владыкина». Даже если новейшие справочники разрешают расслабиться и не делать этого / Фото: Екатерина Якель, «Вечерняя Москва»
Профессор факультета журналистики МГУ Владимир Новиков выпустил книгу «Любовь лингвиста». В нее включен цикл эссе о речевой культуре, который публиковался в «Вечерней Москве».

В чем разница между речью «благородной», «богемной» и «плебейской»? С какими тенденциями в разговорном языке нужно смириться, а каким — сопротивляться до последнего? Обо всем этом Владимир Новиков рассуждал в 2005–2007 годах на страницах «Вечерки» без тени занудства и ханжества. А читатели присылали ему письма и нередко подсказывали темы для новых колонок.

Читатели «Вечерки» просили склонять названия районов Профессор факультета журналистики МГУ Владимир Новиков / Фото: http://www.journ.msu.ru/

— Владимир Иванович, почему вы вели рубрику именно у нас?

— Приглашение от Юлии Рахаевой, редактора отдела культуры, оказалось очень кстати. Я люблю газету как таковую, а «Вечерняя Москва» с ее столичным шиком и демократичным форматом — это то что надо! Выходишь вечером на улицу, покупаешь в киоске свежий номер со своей колонкой — и ощущаешь реальную связь с обществом, с горожанами...

— О чем эти самые горожане вам писали?

— Многих беспокоила проблема сквернословия, поэтому я к ней обращался дважды. Читатели поднимали вопрос и о склонении топонимов. Щепетильные москвичи хотят жить в Щукине, в Строгине (а не «в Щукино», «в Строгино»). Я их в этом всегда поддерживал. Но — увы! — лингвисты считают, что русский язык все больше тяготеет к аналитизму, и в новейших справочниках несклоняемые варианты объявлены допустимыми. Однако вариант со склоняемыми формами все же остается основным. А изысканная московская речь всегда немножко старомодна. Так что мы можем по-прежнему встречаться в Царицыне и в Останкине. Идя навстречу пожеланиям, часто писал о речевом этикете, в том числе эпистолярном и телефонном. Бывало, читатели вступали со мной в дискуссию, но деликатно, случаев грубости я не припомню.

— В книге ведь есть и статьи, появившиеся после завершения вашего сотрудничества с «Вечеркой»?

— Да, назову важнейшие три. Одна посвящена негативному влиянию интернета на письменность: отказ от склонения слов, отсутствие красных строк, орфографическое хулиганство, ненужные двойные интервалы между абзацами... Другая нервная тема — нелепые выражения «гражданский брак», «гражданский муж». Гражданский брак, по-серьезному говоря, — это брак, зарегистрированный в ЗАГСе. А те, кого называют «гражданскими мужьями», — это просто безответственные сожители. Ну, и язык рекламы. Она, по-моему, нуждается в предварительной лингвистической экспертизе. Чтобы не писали,  например: «Проведи лето бесценно». Это же насилие над русским языком.

— Не изменилось ли с годами ваше отношение к определенным словам?

— Изменилось. Когда-то я, например, презирал глагол «задействовать», считал его уродливым. Теперь считаю его законным элементом деловой речи. Мне очень помогло общение с ярчайшим филологом Михаилом Викторовичем Пановым, повесть о котором входит в «Любовь лингвиста». Он был строг, но при этом свободен от каких бы то ни было речевых предрассудков.

— Что больше всего беспокоит вас сегодня?

— Скудость речевых красок в современной словесности, в гуманитарном нон-фикшне. Литературоведческие книги и статьи слишком часто пишутся мертвыми словами и для чтения непригодны. Как нам возродить традиции Михаила Бахтина, Юрия Тынянова, Виктора Шкловского? Как воскресить и обновить культуру интеллигентной речи? Как в каждом читающем, пишущем, говорящем человеке пробудить художника слова? Вот о чем хочется думать и писать.

ЦИТАТА

Владимир Новиков, «Любовь лингвиста»:

- Интересные письма получаю от читателей.

Зинаида Григорьевна Высоцкая, библиотекарь с пятидесятилетним стажем, совершенно справедливо считает, что грамматический род аббревиатур определяется по главному слову. БАН (Библиотека Академии наук) и БЕН (Библиотека по естественным наукам) — женского рода, а ВИНИТИ (Всесоюзный институт научно-технической информации) — мужского. Но, как отмечает читательница, «во многих публикациях и в устной речи чаще всего о БАН и БЕН говорят «он», а о ВИНИТИ пишут «оно». Да, в публикациях стоит держаться нормы: «БАН получила новые издания». Но в неформальной речи не грех и приспособить грамматический род к фонетическому облику аббревиатуры: «Выхожу из БАНа, а навстречу мне Петров». Порой разговорный язык влияет на норму <…>.

Читательница В. В. Кочеткова (не указавшая своего имени и отчества) предлагает все-таки вернуться к былым формам обращения «сударь» и «сударыня». Дескать, пресса должна «развернуть кампанию» по этому поводу. Нет, это не выход. Попробуйте, сударыня, для начала внедрить старинные именования в кругу своих знакомых, и если «процесс пойдет», то мы присоединимся <…>.

Сразу несколько существенных вопросов ставит Лев Андреевич Кобяков, инженер-строитель <…> Льву Андреевичу… не нравится подмена устойчивого выражения «принять меры» некорректным сочетанием «предпринять меры». Мне тоже! Глагол «предпринять» означает «начать делать что-нибудь, приступить к чему-либо». Предпринять можно действия, шаги. <…> Заглянул я в Яндекс: на грамотное «принять меры» — четыре миллиона документов, на неграмотное «предпринять меры» — один миллион. Счет в нашу пользу!

КСТАТИ

В книгу Владимира Новикова «Любовь лингвиста» входят также «Сентиментальный дискурс» — роман о филологе, насыщенный остроумной словесной игрой, и «Повесть о Михаиле Панове» — мемуарно-документальный портрет Михаила Викторовича Панова (1920–2001), знаменитого языковеда, литературоведа и поэта.  

Владимир Новиков ранее рассказывал «Вечерней Москва», что Чуковский придумал первый фейсбук, а Василий Розанов мог стать блогером-тысячником (подробнее...).

Подкасты