Воскресенье 24 марта, 23:03
Пасмурно + 1°
Город

Тайны Шаолиня: каким Богам поклоняются в знаменитом китайском монастыре

По вечерам неподалеку от монастыря в огромном театре под открытым небом дается ежедневное представление об истории Шаолиня.
По вечерам неподалеку от монастыря в огромном театре под открытым небом дается ежедневное представление об истории Шаолиня.
Фото: "Вечерняя Москва"
Раньше я думал, что Шаолинь — это место мифическое. Что-то наподобие чудесной страны Шамбала, которую все ищут, но никак не могут найти. Оказывается, ничего подобного.

Вы прилетаете в Пекин, там пересаживаетесь на самолет, следующий рейсом до города Чженьчжоу, еще час с небольшим, и вот он — самый центр Китая, его «глубинка». Отсюда на машине надо проехать километров 100 на юг, причем уже эта поездка сулит первое приятное открытие, оно связано с великолепным качеством местных дорог и их малонаселенностью. Широченные автобаны с фантастическими развязками построены впрок: китайцы понимают, что именно они — лучший стимул для развития экономики.

Миновав уездный центр Дэнфэн (население 600 тысяч человек), машина легко берет невысокий перевал и поворачивает с трассы налево. Все, приехали. Здесь начинается заповедная территория знаменитого монастыря и других объектов, включенных в гигантский туристический комплекс.

Есть много причин, по которым непременно следует посетить Шаолинь. Во-первых, этот знаменитый монастырь — исторический памятник мирового значения, одна из главных достопримечательностей Китая. Недаром туристы валят сюда толпами. Во-вторых, Шаолинь откроет вам глаза на многие тайны восточного менталитета и культуры. И есть еще один важный повод для того, чтобы однажды оказаться в самом центре Поднебесной.

Честно говоря, лично для меня эта причина вначале и была главной. В Шаолине бережно хранятся секреты традиционной китайской медицины, а местные врачи покойника, конечно, не оживят, но взбодрят даже самого безнадежного пациента. Это я могу засвидетельствовать лично.

Когда приближаешься к Шаолиню, то первые звуки, которые доносятся до тебя, это не звон колоколов и не пение буддийских мантр.

Боевые кличи, издаваемые тысячами глоток, — вот что слышит изумленный путник и начинает озираться по сторонам. И видит: на всех пустырях, во всех ложбинах, в пространствах между домами тьма молодых людей отрабатывает навыки кунгфу и ушу. Спозаранку и до темноты они рубятся мечами и палками, совершают акробатические трюки, ходят строем, размахивают руками и ногами… Их так много, что невольно становится не по себе. Иностранца это даже пугает: уж не к войне ли готовится Китай? В окрестностях знаменитого монастыря несколько десятков школ боевых искусств, в которых одновременно обучаются более 50 тысяч учеников.

Самая большая школа находится непосредственно на территории комплекса, и в ней 25 тысяч мальчишек. Но и это не все. Рядом с монастырем есть академия боевых искусств, а на его территории, закрытой от посторонних взглядов, спортзал, где тренируются монахи и послушники.

У всех этих школ, которые так поражают воображение любого гостя, единый куратор — его зовут Ши Ян Лу, а его должность — главный тренер Шаолиня. Офис тренера находится в центре боевых искусств на окраине города Дэнфэн, километрах в пяти от монастыря.

Это целый квартал выкрашенных желтой краской семиэтажных домов с огромным плацем внутри. Там учатся 10 тысяч мальчишек и примерно 300 девчонок.

Ши Ян Лу сидит в кабинете на первом этаже, он облачен в традиционное одеяние и сосредоточенно пьет зеленый чай. Приглашает и меня присоединиться. Пьем чай из крохотных, чуть больше наперстка, чашек, беседуем.

Главный тренер — высокий, мощный, но при этом, как и все настоящие монахи, абсолютно расслабленный, от него так и веет спокойствием. Даже не верится, что он здесь самый большой специалист по боевым искусствам и при желании может так врезать, что мало не покажется. Я, кстати, спросил, бил он кого-нибудь по-настоящему, не на тренировке. Да, сказал он, но от подробностей уклонился: «Давно это было».

В эту школу может записаться любой желающий и учиться любой срок — от полугода до восьми лет. Самому маленькому ученику два года. По окончании выдают диплом мастера боевых искусств. Половина времени на занятиях посвящена общеобразовательным дисциплинам, половина — кунг-фу. И так каждый день.

Выходной — только воскресенье. По уверению Ши Ян Лу, любой человек может при такой системе добиться успеха в боевых искусствах.

Я спросил, сохранились ли древние книги, где излагаются все секреты ушу. Ведь монастырь много раз горел. Да, сохранились и используются. Одну из таких книг мастер преподнес президенту Владимиру Путину, когда тот был в Шаолине.

Кстати, фотография главы нашего государства висит в кабинете на самом видном месте.

Ученики тренируются с посохом, цепью, нунчаками, секирой, мечом, булавой, плеткой, другими предметами. Ушу предполагает, что любой предмет может стать оружием, даже веер. В чем я убедился несколькими минутами позже, когда мастер пригласил на демонстрационное выступление своих воспитанников. Оно состоялось в холле рядом с офисом. Мальчишки за несколько минут продемонстрировали мне такие трюки… Джеки Чан отдыхает.

Среди трех десятков иностранных учеников обнаружились двое украинцев — брат и сестра, Филипп (12 лет) и Мария (15 лет).

Они охотно показали мне школьное хозяйство. Все очень по-спартански. Мальчики живут по 12 человек в комнате, кровати в два этажа, и больше ничего. Личные чемоданы свалены на антресолях. У девочек чуть просторнее, однако на кроватях лежат боксерские перчатки.

В классах есть компьютеры, Интернет. Но пользоваться им после отбоя нельзя.

— А что будет, если застукают? — спросил я Филиппа.

— Накажут.

— А как здесь наказывают? — Могут и палками побить, от 5 до 50 ударов. Но иностранцев так не наказывают, — успокоил меня Филипп. — Недавно одному мальчику за драку 50 ударов прописали, весь в синяках был.

Кормят хорошо: мясо, овощи, омлет, салат, арбуз.

Два раза в год для учеников устраивают экзамены — и по ушу, и по обычным предметам.

— Но, конечно, ушу главное, — уточнил Филипп.

Иностранцы платят в год за обучение четыре тысячи долларов, китайцы гораздо меньше.

Так, теперь пройдем в сам монастырь. Он, кстати, бывает открыт для посещения каждый день. А поскольку я жил в окрестной деревушке довольно долго, то вскоре стал своим для монахов и мог беспрепятственно гулять по его территории даже ночью.

Распорядок дня здесь тоже довольно жесткий. Встают монахи в четыре утра, час молятся, читают мантры, медитируют. Потом кто чем занимается согласно послушанию. Днем снова наступает час молитв.

Но при этом, в отличие от других буддийских монастырей, Шаолинь — это прежде всего школа боевых искусств. Так повелось с самого начала, с древних времен, это традиция. В других монастырях основное время уделяют мантрам, изучению буддизма, духу, там нет никакого ушу, а здесь — тренировки, тренировки… В других местах вам покажут монахов, которые медитируют по 24 часа в сутки. Есть такие, которые медитируют даже месяцами. Но здесь таких нет. Другой культ.

Согласно преданиям именно здесь зародились основы ушу, кунг-фу, гимнастики цигун и их производных — карате, дзюдо и всего остального, что ныне зовется рукопашным боем.

Отчего здесь? Якобы один из первых пастырей Шаолиня, индийский монах Дамо, потрясенный изнуренным видом местных обитателей, проводивших все время в неустанных молениях, придумал комплекс специальных упражнений, призванных взбодрить братию.

Правда, существует и другая версия, по которой сам Дамо после девяти лет беспрерывных медитаций в тесной пещере был настолько слаб, что ему потребовалось спасать самого себя занятиями им же изобретенной гимнастикой.

Как бы там ни было, но с древности за монастырем закрепилась репутация школы боевых искусств.

А со временем, как это часто бывает, она обрастала разного рода мифами и легендами. Например, о том, что здешние монахи способны перемещаться во времени и пространстве. О том, что для них никакого труда не составляет ходить по вертикальным стенам и даже по потолку. Что один шаолинец запросто уложит сотню воинов, а в качестве оружия может использовать любой предмет, даже веник.

Кстати, многие иностранцы (большинство) едут в Шаолинь исключительно за чудесами. Увидеть летающих по небу монахов. И испытывают жуткое разочарование, когда ничего подобного не находят. В Шаолинь надо, конечно, ехать, но не за волшебством, а за тем, чтобы прикоснуться к новому знанию, подышать другим воздухом, постараться понять чужую культуру. Ну и чему-то научиться (если не потерял к этому способности).

Вообще-то здесь все непросто. Лет 15 назад произошел раскол между монахами, которые по-разному видели будущее Шаолиня. Одни считали, что надо идти традиционным путем: дух, мантра, медитация, верность старым традициям, а уже потом — тело, боевые искусства. А другие полагали, что нет, сначала ушу, а потом все остальное. Эти вторые уловили коммерческий интерес к Шаолиню и поняли, что на этом можно заработать.

В итоге они и взяли верх.

И сегодня монастырь — это прежде всего большое коммерческое предприятие. Все для туристов. Любой может потренироваться в монастыре. Плати 40 долларов, и целый час с тобой будет заниматься монах-воин.

В год Шаолинь посещают два миллиона туристов.

В день это более пяти тысяч. Если каждый в среднем оставляет здесь 600 юаней (около 100 долларов), то можно себе представить, какой выгодный получается бизнес. Недаром настоятель монастыря Ши Юн Син по версии местной деловой газеты вошел в рейтинг самых успешных коммерсантов Китая.

В пользу коммерческого подхода выступили и коммунистические власти страны, которые все еще считают, что с религией надо быть поосторожнее, а вот ушу, цигун, спорт — это пожалуйста.

То есть существуют киношный Шаолинь, туристический Шаолинь, реальный Шаолинь. И каждый посвоему интересен.

Пару лет назад монастырь навестил знаменитый актер и продюсер Джеки Чан, он приехал сюда специально, чтобы присмотреть натуру для предстоящих съемок блокбастера «Новый Шаолинь». Другая сенсационная новость прошла по лентам мировых информагентств: якобы монастырь объявил о публичном размещении своих акций (IPO), тем самым позиционировав себя как один из самых благополучных бизнесов в период мирового кризиса. Ясно, что я не мог не спросить об этом настоятеля монастыря Ши Юн Синя.

— Есть туристические компании, которые владеют некоторыми объектами, предназначенными для гостей Шаолиня, и есть сам монастырь, — дипломатично ушел от ответа настоятель. — Не следует путать одно с другим.

— Но ведь вы, наверное, знаете о том, что существует такое мнение, будто монахи Шаолиня больше внимания обращают на спортивную часть, что они целыми днями занимаются боевыми искусствами и значительно меньше времени уделяют медитациям, душе… — Это обывательская точка зрения, и она не отражает истинного состояния того феномена, который зовется Шаолинем. Жизнь здесь всегда состояла из трех важных разделов: это медицина, тренировка тела и медитации. Три столпа шаолиньского образования, буддийской культуры.

— Как вы относитесь к тому, что Шаолинь благодаря кинематографу, средствам массовой информации, книгам стал мировым брендом? Это не мешает ему как духовному учреждению? — Этот процесс не зависит от нас. Монахи живут своей жизнью, занимаются медитациями, тренировками.

По-китайски это называется «исправление сердца».

А то, что происходит за стенами монастыря, это другая жизнь. Если она на пользу монастырю, то мы ее приветствуем. Но вообще-то буддизм считает: хорошо все, что происходит. Рост потока гостей никак не влияет на нашу духовную внутреннюю жизнь.

Почему же так популярен Шаолинь? Потому что люди верят в мифы и сказки.

ЦИГУН

Лечение в Шаолине

Лечение в Шаолине основано на использовании местных целебных трав, китайском массаже, иглоукалывании, а также комплексе гимнастики цигун под названием «Восемь кусков парчи». Как утверждают местные доктора, «это комплекс минимальных движений с максимальными последствиями для внутренних органов». Кроме того, в систему лечения входят обязательные многочасовые прогулки по горным тропам. Считается, что горы Суншань прямо-таки заряжены положительной энергией.

ШОУ

Увидеть летающих монахов

По вечерам неподалеку от монастыря в огромном театре под открытым небом дается ежедневное представление об истории Шаолиня. Сценическое пространство вписано в ущелье на фоне трех ослепительно красивых горных вершин. Декорации — склоны гор, скалы, водопады. В спектакле задействованы больше тысячи человек — мастера боевых искусств, певцы, танцоры, кроме того, стада коз, лошади и другие живности.

И только здесь можно увидеть летающих монахов, увы, ненастоящих.

КСТАТИ

Лучшие мастера кунг-фу Шаолиньского монастыря три года назад принимали участие в международном военно-музыкальном фестивале «Спасская башня» на Красной площади. Возможно, они снова приедут в Москву на фестиваль-2013.

По вечерам неподалеку от монастыря в огромном театре под открытым небом дается ежедневное представление об истории Шаолиня.

Новости СМИ2

Все мнения
Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER