Пятница 16 ноября, 05:11
Ясно -7°
Город

Человек космоса: академик Роальд Сагдеев отметил юбилей

Роальд Сагдеев, Роберт Нигматулин, директор Института Океанологии им. Ширшова РАН, и Лев Зеленый (со спины), директор Института космических исследований РАН.
Роальд Сагдеев, Роберт Нигматулин, директор Института Океанологии им. Ширшова РАН, и Лев Зеленый (со спины), директор Института космических исследований РАН.
Фото: Фото автора
В Институте космических исследований (ИКИ) РАН состоялась конференция, посвященная 80-летию выдающегося ученого, главного научного сотрудника ИКИ, академика Роальда Сагдеева.

Ученый приехал в Москву из США, где проживает уже много лет, специально для того, чтобы отметить юбилей со старыми друзьями, коллегами и учениками. В перерывах между их выступлениями и поздравлениями Роальд Зиннурович выкроил время для беседы с нами. 

Биография академика Сагдеева на первый взгляд кажется прямой, как стрела. Но лишь на первый взгляд. Его главным жизненным ориентиром всегда была наука. Так, видимо, воспитали родители – учителя из Казани. Папа преподавал физику, мама – математику. Он «застрял» где-то посередине. Знаменитый Казанский университет уже распахнул перед ним свои двери, но кто-то из одноклассников предложил: «А почему бы не рвануть в Москву?» И в 1950 году с серебряной медалью в кармане юный Сагдеев ринулся покорять столицу. О Казанском университете до сих пор вспоминает с нежной улыбкой: «Раньше гордились, что там учился Ленин, потом гордились, что его вовремя исключили. Но на самом деле там воспитали множество талантливых ученых».

В МГУ ему хотелось поступать сразу на два факультета – физический и мехмат. Поколебавшись, он все-таки выбрал физику. Но уже на первом курсе стало ясно, что в теории он сильнее, чем в эксперименте. Это определило его дальнейшую судьбу, и основной специальностью на долгие годы стала физика плазмы. Еще будучи студентом, он познакомился с Львом Ландау, который пригласил его на свои семинары. «Если хотите работать у меня, вам придется пройти девять тестов», - сразу предупредил ученый. «Фирменные» тесты Ландау Сагдеев успешно прошел, и ему уже было уготовано место в Физическом Институте Академии наук (ФИАН), где Ландау руководил лабораторией.

Однако блестящего выпускника физфака МГУ Роальда Сагдеева ждало совсем другое распределение – в только что построенный секретный город Снежинск под Челябинском. «Отбили» талантливого физика Ландау и Капица, который был директором ФИАНа. Правда, взять на работу Сагдеева им не удалось. Оставить Сагдеева в Москве помог Игорь Курчатов, который принял его в свой Институт атомной энергии. «Тогда он назывался ЛИПАН, Лаборатория измерительных приборов Академии наук, хотя, конечно, ни к измерительным приборам, ни к академии он никакого отношения не имел», - говорит Роальд Сагдеев. Тесное общение с Ландау продолжилось, а вскоре состоялась защита диссертации в ФИАНе.

Из Сибири – в космос

Следующей страницей жизни Роальда Сагдеева была работа в Сибирском Отделении наук, где прямо на его глазах возводились новые академические институты, стоился Академгородок. Именно в Сибири 36-летний Сагдеев был избран академиком – это рекордно юный для столь почетного научного звания возраст. Несмотря на заслуженное признание в научной сфере, в эти годы пришлось впервые столкнуться с политическими гонениями. Это было связано с тем, что Сагдеев в числе других ученых подписал письма, адресованные советским властям, против нарушений гражданских свобод в связи с процессами против диссидентов. «Однако сослать дальше Сибири было некуда», - шутит Роальд Зиннурович. 

Вскоре стало понятно, что понимание физики плазмы, которой он занимался в целях решения военных и энергетических задач, нужно и для исследования космоса. Именно как ведущий специалист страны в этой области в начале 70-х годов прошлого века он был назначен на должность директора Института космических исследований и занимал эту должность долгие 15 лет – с 1973 по 1988 годы. Это было золотое время советской космической науки, когда СССР выполнил ряд уникальных задач по исследованию околоземного пространства, Луны и планет Солнечной системы. «При этом, - признается Сагдеев, - на меня обрушилась такая лавина административно-хозяйственной работы, что заниматься своей любимой наукой стало некогда, и от этого я очень страдал».

Оставив, наконец, эту должность, Роальд Зиннурович вернулся к практической деятельности. При этом из родного института он никогда не уходил. В нынешнем году исполнилось 40 лет, как он работает в ИКИ.

«Мы танцевали и говорили о гонке вооружений»…

А в конце 80-х его судьба сделала крутой вираж. Будучи в командировке в США, он познакомился с внучкой президента Дуайта Эйзензауэра Сьюзен – и влюбился как мальчишка. Они встречались на научных симпозиумах, потом Сьюзен приезжала в Москву как политолог по России и журналист. На одном из вечеров он пригласил её танцевать. «Мы танцевали весь вечер и говорили… о гонке вооружений, - вспоминает Роальд Зиннурович. – Выяснилось, что наши взгляды совпадают».

Свой брак они зарегистрировали в московском загсе №1 и отметили в узком кругу в американском посольстве. «У Сьюзи было три еще не взрослых дочери, она была загружена работой, жила на другой стороне океана и никуда не думала уезжать, однако мы меньше тогда всего об этом думали, - говорит Роальд Зиннурович. – Нам всегда было очень интересно вместе».

В те годы обозначился кризис отечественной науки, и молодые ученые начали уезжать на работу за границу. «Утечка мозгов» стала национальной катастрофой, которая, по словам Сагдеева, продолжается по сей день. Однако причиной его отъезда был отнюдь не поиск новой, более престижной работы, а лишь личные мотивы. «Поначалу мы со Сьюзен хотели жить то здесь, то там, - вспоминает он. – Строили планы, как будем курсировать туда-сюда. Рассматривался вариант, что осядем где-нибудь посередине – в качестве компромисса была выбрана Венгрия. Но, пожив там какое-то время, мы поняли, что нам скучно. А тут друзья из СССР дали ясно понять, что мой отъезд и женитьба на американке были негативно восприняты руководством страны, и лучше мне пока туда не ездить – иначе я мог оказаться в положении Петра Капицы, когда Сталин позвал его в Москву из Кембриджа и попросту запретил куда-либо выезжать. По существу, это было заключение».

По этой причине много лет Роальд Сагдеев не ездил в Россию, из-за чего сильно переживал. И лишь когда политическая ситуация в стране успокоилась, уже при президенте Путине, он решился вернуться. С тех о бывает в Москве регулярно.

«У меня снова есть свой кабинет»…

«Мне радостно, что новое руководство ИКИ даже выделило мне кабинет, хотя в мое отсутствие его используют как хозяйственный склад, - улыбается Роальд Зиннурович. – Но главное – когда я иду по Институту, все меня узнают, улыбаются, радуются… Это так приятно! В Америке, конечно, совершенно фантастические условия для работы, однако как дома я чувствую себя только здесь».           

Сейчас академик Сагдеев – главный научный сотрудник ИКИ, профессор Мэрилендского университета и эксперт НАСА. Слава Богу, в том, что он работает одновременно в столь различных учреждениях, теперь никто не видит никакого противоречия. Врагом народа, американским шпионом и диссидентом его больше не зовут, хотя бывало и такое. «Это всё полная чепуха, - говорит Роальд Зиннурович, - ведь делается одно важное общее дело».

Скажем, ИКИ РАН в рамках международного сотрудничества с НАСА выполняет важную миссию по исследованию влажной Луны. Благодаря работе научной аппаратуры «Лунный исследовательский нейтронный детекторов» (ЛЕНД), собранной в стенах ИКИ, американская межпланетная программа «Лунный разведывательный орбитер» (LRO) точно установила, что в вечно затененных полярных областях Луны полно воды. С помощью приборов ЛЕНД строятся карты распределения водорода и водородосодержащих соединений, к которым, в первую очередь, относиться водяной лед, измеряется радиационный фон нейтронного альбедо Луны на высоте 30-60 км над ее поверхностью, ведутся другие эксперименты. Иначе говоря, ученые из ИКИ и НАСА работают сообща, и это далеко не единственный тому пример, подчеркивает Роальд Сагдеев. «Исследования естественного спутника позволят пролить свет на происхождение нашей планеты, понять загадку происхождения жизни на ней», - говорит академик.

На юбилейной конференции было многолюдно. И все доклады, о чем бы они ни были, посвящались Роальду Зиннуровичу, который почетно сидел в первом ряду и, в отличие от всех прочих, имел право задавать любые вопросы прямо с места, не вставая. Главный научный сотрудник ИКИ, директор Института Макса Планка, академик Рашид Сюняев поведал о последних экспериментах с космической плазмой в дальних скоплениях галактик. Его выступление было столь ярким и артистичным, что, казалось, он только что прибыл из окрестностей черной дыры, дабы передать собравшимся все тамошние новости. Академик Владимир Фортов рассказал об экспериментальных состояниях вещества на Земле и в космосе, а ученик Сагдеева, нынешний директор ИКИ академик Лев Зеленый поведал об изучении горячей плазмы с первых экспериментов полувековой давности до наших дней. Закончилось мероприятие, как и положено, музыкой – камерный оркестр Kremlin под руководством Михаила Рахлевского исполнил программу «От Моцарта до Гершвина». И посвящена она была тоже академику Сагдееву, ученому с мировым именем и мировыми заслугами.

Роальд Сагдеев, Роберт Нигматулин, директор Института Океанологии им. Ширшова РАН, и Лев Зеленый (со спины), директор Института космических исследований РАН.
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER