Среда 21 ноября, 11:11
Пасмурно -1°
Город

Китай изведанный и неразгаданнный

Китайский буддизм впечатляет яркостью и пышностью святынь
Китайский буддизм впечатляет яркостью и пышностью святынь
Фото: Константин Исааков
Об этой стране мы знаем вроде бы все, а на самом деле – почти ничего.

Принято считать, что про Китай и китайцев уж мы точно все знаем и понимаем. Даже если мы никогда в нем не бывали. Бывал в этой стране трижды – в разных ее частях. Но по-прежнему она остается для меня загадкой. Мое недавнее китайское путешествие, организованное «Русско-Китайским клубом» (объединением отечественных туроператоров, работающих на китайском направлении), московским представительством Национального турофиса КНР, турбюро города Чунсин и авиакомпанией China Eastern, имело маршрут отчасти экзотический: Москва-Шанхай-Чжоушань-Чунцин-Шанхай (Ханчжоу, Сучжоу)-Москва. Потому что начиналось оно с мест, куда, в самом непосредственном смысле слова, не ступала нога российского туризма: мы были первыми. За что премного благодарны организаторам.

А именно: из шанхайского аэропорта Пудун мы сразу же направились в устье Янцзы – туда, где таинственная желтая река впадает в Восточно-Китайское море, за 150 километров от Шанхая, на архипелаг Чжоушань. Это была программа из цикла "Мировое наследие Китая" (она включает посещение Чунсина и "Созерцание Янцзы" - круиз по легендарной реке). Путь лежал через залив Ханчжоу по построенному в 208 году 36-километровому, самому длинному в мире мосту, одному из тех, что веером расходятся от Шанхая по стране (вместе их длина – около 200 километров). Рыбачьи сети слева и справа, рисовые плантации – все это создавало образ трудового, я бы даже сказал «трудоголического» Китая. Китайцы действительно трудолюбивы беспредельно. И столь же беспредельно (в массе своей) непритязательны. Идеальный народ для любого правительства! Здесь, да и в дальнейших разъездах по стране я видел вереницы абсолютно стандартизированных крестьянских жилищ – они тянутся вдоль дорог на километры. Некоторые из них (в основном, те, что в 3-4 этажа) вполне даже симпатичны. Но гораздо больше одинаковых многоэтажек 30 и более этажей. И в каждой их «ячейке», в каждой «соте» – люди, люди, люди. Ежевечерне они поднимаются на свой этаж с поля или с моря, едят одинаковую, привычную еду, играют с ребенком – как правило, единственным (страна перенаселена, действует закон «Одна семья – один ребенок», нарушить который, конечно, можно, но последует штраф, и с ним можно потом не расплатиться до конца дней), ложатся спать с женой – и все при этом счастливы. В чем причина незыблемости этого счастья? В верности правящей коммунистической идеологии? В исторически сформированном буддистской восприятии мира? Не знаю. По мне, это китайская загадка номер один.

В городе Чжоушань на одноименном острове – центре архипелага, первые поселения на котором были отмечены еще шесть тысяч лет назад, практически сразу, особенно в старинной части города Динхай, ощущаешь иное движение времени. Оно тут, с одной стороны, не годами и даже не десятилетиями, а столетиями исчисляется: вот этому жилому дому – 300 лет, да и предку его хозяина, запечатленному на этом портрете, – не меньше. А с другой, вроде пообедал всего час назад, а уже как-то задумываешься об ужине; может, все дело в морепродуктах, здешней основной пище – они тут особенные: не просто свежайшие и вкуснейшие, но еще и обогащенные множеством полезных минералов, приносимых в море водами Янцзы. Перевариваются дары моря просто стремительно. Но, замечу, и пролетают свозь кишечник – простите за подробности – не менее быстро. Так что поаккуратнее с этим!

На архипелаге (провинция Чжэцзян), а это более 1400 островков, мы провели три дня. Жили в отелях "Феникс", "Шератон". Много ли встречали туристов? Очень много! В один только монастырь Путо на острове Путошань ежедневно приезжает до 20 тысяч паломников. А в целом острова эти посещает ежегодно не меньше 300 тысяч человек. Но это, в основном, китайцы – из других регионов: они едут к буддистским святыням. Толпы паломников с самого раннего утра до позднего вечера заполняют до состояния толпы все местные рейсовые теплоходы. Гора Путо – одна из четырех священных китайских гор. Здесь, в монастыре расположена легендарная 33-метровая статуя Гуанинь - богини милосердия и сострадания. У богини восемь рук, готовых помощь всем и каждому, приласкать нуждающегося в ласке. И люди, спешащие сюда получить поддержку Гуанинь, – лучшее, на мой взгляд, объяснение: вот в чем более всего нуждается человек в наше прагматичное время. Монастырь одновременно пышен и скромен – такое сочетание вполне реально именно для буддистских святынь. Он окружен цветущим садом с прудами, в которых толпятся – совсем, как люди - ярко-красные китайские карпики: местные жители регулярно покупают рыбок и привозят их сюда, чтобы выпустить в пруд. Ритуальное действо бескорыстного отпускания живого существа (рыбы ли, птицы ли) на волю – важнейший элемент буддистской гармонизации бытия – тут этот процесс называют хуэн-то. А нам в наших «европах» - хоть рыб выпускай, хоть птиц, о гармонии в душе даже и мечтать не приходится. Еще одна неразгаданная китайская тайна.

Продолжить же личную гармонизацию можно неподалеку, на песчаном пляже, окунувшись в здешнюю не совсем морскую (потому что еще и с «добавкой» Янцзы) воду.

Гармонизации поспособствует затем и посещение тематического парка Грязи - центра грязелечения и горячих источников «Цзян Цзинь Цзюнь Тинь» при отеле "Гранд Барони" на горе Сюйшань, что на одноименном соседнем острове.

И вот таким – очищенным и просветленным – самое время отправиться на следующее утро по другим островам архипелага, к иным монастырям. Будда во всех своих скульптурных ипостасях встретит вас тут своей открытой и загадочной опять-таки одновременно (в этой одномоментности противоположностей – следующий, тоже до конца не осмысленный мною «прикол» китайского буддизма) улыбкой. Китайские наименования местностей и святынь – Чжу Цянь Циань, Цинь Шань, Тай Ша, Цзи Минь Цзи Ла, Нань Ша, У Шитань, если вы будете произносить их вслух, только добавят таинственности. Соберите  «в горсть» всю эту по-восточному хитроумную эмоцию – и вперед, в соседний рыбачий порт Гаотин на острове Дайшань! Она будет совершенно аутентичной, но при этом вполне современной – уж явно современнее любого среднего российского городка. Однако местный музей рыболовства опять напомнит об ужине.

Как можно дольше удерживайте в себе эту смесь удивления и недоумения «другой планетой». Ведь следующий пункт назначения, Шанхай очень скоро вернет вас на землю. Не потому, что он «не совсем китайский». Но даже самые китайские-раскитайские его места – Храм нефритового Будды Юйфосы, Сад радости Юйюань - развернуты вовне, смотрят в мир, а вовсе не внутрь себя. Шанхай – это китайский продукт глобализации. Первое, что он обрушил на меня, это были блики из окон небоскребов. Я вообще-то небоскребы не люблю. Не в обиду Нью-Йорку и Парижу будет сказано, но Манхеттен и Дефанс считаю худшими районами этих прекрасных городов. В первом мне не хватает перспективы – мой взгляд постоянно во что-то упирается. А второй просто удручает какой-то совсем не изысканной стандартностью. В Шанхае же старые малоэтажные кварталы без суеты «разлеглись» у ног 50-80-этажек. И как-то ничего, более или менее уравновешивают их. И все же «такого же, как все» мегаполиса остается.

Его, правда, смягчат вам пешеходные улицы – центральная, «прокитайская», где сомнительного вида и неопределенного пола фигуры заговорщицки будут шептать вам: «Массаж-массаж!». И французский квартал с маленькими кафешками. И английская набережная с отменной колониальной архитектурой. Но, даже несмотря на ее особнячки, Шанхай покажется вам одной из восточных столиц глобализма. В этом можно убедиться, прокатившись на теплоходе вечером по реке Хуанпу, притоку Янцзы: проносящееся мимо тебя сверкающее чудо набережных явно не имеет национальной принадлежности.

Из Шанхая наш путь пролегал по воздуху – на лайнере авиакомпании China Eastern - в Чунцин, аэропорт Цзянбей. Тоже, знаете ли, мегаполис: вдумайтесь, 33 миллиона жителей! Вроде бы очень деловой, очень промышленный город. И никакой шанхайской пышности! Но именно здесь мы пообщались (если можно считать общением фотосессию на расстоянии нескольких метров) с существами удивительной миловидности и, я бы даже сказал, очарования. Нет, я не о китаянках, хотя они, на мой вкус, как правило, очень хороши. Я сейчас о пандах. Эти очаровательные, с совершенно «буддистскими» доброжелательными мордочками животные стали даже символом Пекинской Олимпиады. Они, несмотря на «медвежью» фигуру, чрезвычайно грациозны и фотогеничны. Моему «Никону» панды устроили в местном зоопарке показательный обед с использованием зеленых хвойных веточек. И, похоже, это далеко не единственный их «номер на публику». Оторваться от ограды в местном зоопарке меня заставило только срочное требование двинуться к следующему адреса. В программе он загадочно именовался: Черная гора.

Я так и не понял, почему «черная». Горы были все в зелени, причем, говорят, они тут такие круглый год. Их прочерчивают стрелы рек и водопадов, подвесные мостики. По этой неимоверной красоте мы шли с раскрытыми от восхищения ртами, наверное, часа четыре – и никто не устал, не заныл. Даже на канатную дорогу на последних километрах большинство проигнорировало. Зато как сладко было расслабиться после такого мощного горного рывка на геотермальных источниках «Жунхей» при отеле "Рэдиссон Блю" в районе Шапиба. Хотите – в бассейн с ароматом розмарина? Или красного вина? Или какой-то незнакомой, тоже пьянящей специи?

Словом, после мегаполисной «паузы» мы возвращались в аутентичный Восток. Гора Богини и Три природных арочных моста под городом Улун – это еще один заповедник немыслимых красот. Возраст Улуна исчисляется пятью тысячелетиями. Возраст «мостов» - даже более того. Эти причудливые скалистые изгибы и впрямь напоминают гигантские мосты, потрясшие не только наше, рядовых обывателей, воображение, но и привлекшее множество знаменитостей, приезжающих сюда, на этот охраняемый ЮНЕСКО объект - что называется,  проникнуться. Здесь любят снимать свои фильмы знаменитые китайские режиссеры. Мосты имеют имена – Зеленый дракон, Черный дракон и Небесный дракон. А сама Гора Богини – даже свою легенду: о девушке, победившей нехорошего дракона (насылавшего на Улун наводнения), но обратившейся в камень.

Местные поверья легли в основу и фантастически красивого шоу «Впечатление об Улуне», которое нам показали тем же вечером. Сказать, что шоу происходило у подножья горы – значит, ничего не сказать. Потому что шло оно еще и на горе, и над горой, и, мне кажется, даже внутри горы – такое впечатление достигалось совершенно необычными видеоэффектами, которые были совершенно по-китайски усилены массовыми – как только небольшая площадка их вмещала! – хореографическими композициями. Впрочем, ставил-то шоу не кто-нибудь, а главный режиссер открытия Пекинской Олимпиады. Нечто не менее впечатляющее того же автора – но уже на озерной глади меж цветущих сакур – нам покажут затем еще и в Ханчжоу, и будет это шоу уже называться «Впечатление об озере Сиху». По месту проведения и легендам в основе сюжета. Как китайцы делают эти свои видеоинсталляции – еще одна загадка для меня! Хотя за световыми шоу наблюдал я и в Мексике, и в Израиле, и во Франции. Но у китайцев оживает неживая природа - горы, озеро: все меняется, обретая пульсирующие жизнью формы.

Китай не был бы Китаем, если бы он гордо не предъявил нам свои производства. Фабрику «Чунсинский самовар», где изготавливают многочисленные и порой неоднозначно воспринимаемые организмом европейца специи и концентраты для блюд местной кухни. Укутанную туманом дамбу Three Gorges Dam («Три ущелья») - самую крупную и самую мощную в мире, при ее строительстве было затоплено 13 городов, 1400 поселков и 1300 деревень, а также, увы, 1300 археологических достопримечательностей, переселен  из своих жилищ 1 миллион 300 тысяч человек, зато она теперь дает электроэнергию, по выработке равную 15 АЭС. Шелковую фабрику в Сенчжоу – номер один в стране: именно отсюда пошла слава китайских шелков. Чайные плантации, на которых выращивают знаменитый зеленый чай «Колодец дракона».

Технологии технологиями, но, не приуменьшая значения рукотворных памятников, скажу, что самое красивое в Китае – это его природа. На 6-палубном теплоходе Yangtze Gold 3 мы проплыли три дня по желтой реке Янцзы. В первый из них все больше «радовали глаз» индустриальные пейзажи: да, страна большой экономики. Но уже утром следующего дня мы проснулись меж фантастических, абсолютно «марсианских» скал. А ведь только было углубились в «теорию»: «Русско-китайский клуб» представил нам разнообразные программы компаний-членов – начиная с тех, что включают уже увиденное нами и до полной тайн Лхасы (там ведь еще один тайный пласт Китая – тибетский). По пути, однако, мы навестили демонов и духов - в Городе духов Фэнду. Они издавна живут в даосском монастыре на горе Пиндушань. Это что-то вроде христианского чистилища, в котором, по легенде, души умерших принимают когда-то проживавшие в стенах монастыря два даосских монаха. Обитает здесь и Будда Мантрей – Будда будущего, который встречает гостей все той же загадочной улыбкой.

Но и это не шло ни в какое сравнение с ничем не украшенными, не «облагороженными» рукой человека скалами Трех ущелий! Теплоходная громадина, конечно, в их изгибы вписаться не могла. И потому нас сначала пересадили на судно поменьше, а примерно через час – на юркие моторные джонки, которые увлекли очарованных странников к карстовым скалам. В них, если присмотреться, можно было разглядеть пещеры и «висячие гробы» (в которых действительно некогда хоронили). Вдоль берега лихо неслись, перепрыгивая с дерева на дерево, некие сущности. Поначалу подумалось, что это давешние духи и демоны решили сопровождать нас в этом инфернальном путешествии. Впрочем, приглядевшись, я понял, что это - обезьянки.

Мы еще в тот момент не знали, что самое «сладкое» у нас оставалось, как водится, «на десерт». Это два уникальных восточно-китайских города – Ханчжоу и Сучжоу.

Меня заворожило уже само название: Храм прибежища души - Линъиньсы. Да, моя душа давно уже жаждет найти свое – единственное, «запрограммированное» в мой образ мира прибежище. Свой храм, который может быть чем и кем угодно – зданием, садом, человеком. Лишь бы душа ощутила себя в этом прибежище – дома! Для кого-то именно Храм прибежища души, что в Ханчжоу, городе, ведущем свою летопись с III века до нашей эры, стал таким местом. Я не китаец, и прибежище моей души, наверное, все-таки где-то еще, но за того, чья душа тут… скажем так, нашла себя, могу искренне порадоваться. А может, я когда-нибудь приду к буддизму – и вернусь сюда: вновь испробовать свою душу «на прибежище». Кто знает? Разве что Сандаловый Будда. Но он молчит.

Молчат и три лунных столба на озере Сиху: каждый год, 15 августа по лунному китайскому календарю желтый спутник нашей планеты отражается прямехонько меж этих трех столбиков. И в тот момент, говорят, человеку раскрывается тайна бытия. Жаль, что почти наверняка не попаду я сюда в этот день. Не попаду я и в день полнолуния в Пагоду Шести гармоний – а потому не достичь мне, скорее всего, ни одной.

Но счастьем видеть цветение сакуры я был награжден. Оговорюсь: если в Японии сакурой именуют местный сорт вишни, то китайцы так называют сливы и персик. Дело, конечно, не в имени. Цвели в  этот момент все – включая и потрясающую белую, светло- и темно-розовую магнолию, чьи цветы – с ладонь, и растут они прямо из веток, причем абсолютно безлистных. Похожее эстетическое потрясение я, помнится, испытал разве что в мексиканском Шкарете (национальном парке), где вся группа примерно с полчаса отрывала меня от лицезрения невообразимых розовых фламинго, которые стайкой выстроились у зеленой изгороди и изысканно отгибали то одну, то другую ножку, томно поворачивая к моей фотокамере свои гибкие шеи. Розовые магнолии – явно в неких родственных отношениях с теми розовыми фламинго! Вот так я и полюбил тебя, Ханчжоу - город поэтов, художников, мечтателей.

Достоин любви и Сучжоу. Здесь вам обязательно покажут Падающую пагоду – местную «Пизанскую башню». Но славится город, в первую очередь, своими классическими садовыми ансамблями. В XVI века в нем было разбито 30 садов, из которых сегодня сохранилось лишь 8. Наиболее самобытный из них – Сад скромного чиновника. Жил-был чиновник. Обычное, скажете, начало истории – в духе нашего Салтыкова-Щедрина и… современности. Но, нет, он, этот чиновник, вовсе не тем стал знаменит, что украл много денег и сел в тюрьму. Он (вообще-то чин немалый – императорский цензор) вышел на пенсию, вернулся в свой родной город и соорудил тут прекрасный сад, которым люди восхищаются уже пятый век. Сад с прудами и сакурами, с лотосовыми и бамбуковыми зарослями, с беседками и пагодами для медитаций. Знаете, какие имена он придумал своим садовым сооружениям? А вот произнесите вслух: Павильон далекого благоухания, Комната лицезрения лотоса. Уже поэзия! Не так ли? Нет, не скажу, что здешние чиновники – сплошь такие вот ангелы во плоти. Ежегодно сегодняшних коррупционеров от власти казнят в Китае десятками – да-да, за взятки полагается расстрел. Но до чего же прекрасна традиция! Тот экс-цензор занимался в своем саду каждое утро возделыванием земли под рисовые поля и под всякие цветущие красоты – именно тем, чем и должен заниматься скромный чиновник: вот так и записал он в своих стихотворных дневниках. А вы говорите: коррупция, коррупция...

Но еще Сучжоу – это старинная Крепость с двумя воротами: одни на суше, другие на воде. Это и 47-метровая пагода Пылающий луч (XI век). И древняя деревня Тунли, окруженная пятью озерами множеством речушек, с ее одновременно по-восточному скромным и беззастенчивым музеем секса, а главное - с извилистым каналом, по которому повезет вас еще один лодочник с так и не расшифрованной мною улыбкой Будды на лице.

Так и не познал я тебя, Китай. Много чего увидел. Многим и восхитился. Но понять тебя… - наверное, для этого надо тут родиться и вырасти. А впрочем, так ли это обязательно – разгадывать загадки? Неразгаданные, они, по-моему, еще прекраснее.

Китайский буддизм впечатляет яркостью и пышностью святынь
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER