Среда 21 ноября, 11:11
Пасмурно -1°
Город

«Склифосовский» возвращается

Стартует новый сезон сериала "Склифосовский" с Максимом Авериным в главной роли.
Фото: kinopoisk
1 апреля на канале «Россия 1» в 21.30 - продолжения сериала о больничных буднях. В главной роли - Максим Аверин.

Сюжет сериала крутится вокруг жизни знаменитого Научно-исследовательского института скорой помощи имени Н. В. Склифосовского. Здесь работает доктор Брагин (Максим Аверин). Талантливый хирург Брагин обаятелен и пользуется уважением у своих коллег. Он был женат, но семья распалась. После развода Олег сосредоточился на работе, хотя личная жизнь его тоже порядком бурлит.

Во втором сезоне зрителей ждет интрига уже с первых серий. Будет решаться вопрос, кто станет новым начальником отделения хирургии? На эту должность претендуют Пастухов и Брагин. Но главврач назначит на это место нового человека, причем женщину. Так что вполне может быть, что в коллективе жизнь будет совсем неспокойной.

Из интервью с Максимом Авериным:

- На мой взгляд самое страшное – это равнодушие. Люди могут спокойно пройти мимо. Я снимался в одной сцене в «Склифосовском», там по сюжету женщина болеет сахарным диабетом, и мне реквизитор говорит: «А вот эту карточку нужно достать». Я говорю: «Какая карточка?» А там карточка: «Если вы увидели, что я без сознания – я не пьяный – у меня сахарный диабет». И я подумал: Ничего себе! И эта табличка меня очень потрясла. Вот такие сигналы SOS, оказывается, существуют. Это все рядом, вокруг. И от того, что могут пройти мимо, страшновато стало.

- А вы можете назвать себя неравнодушным человеком?

- Никогда не проходил мимо беды. А сейчас, будучи человеком известным, ко мне часто обращаются с просьбами помочь материально или повлиять, посодействовать. Я, конечно, понимаю, что многим нельзя помочь (слухи о моих миллионах преувеличены), но какую-то частицу помощи оказать могу.

- Вас легко обидеть?

- Мама всегда говорила, что в детстве, когда кто-то наносил мне удар, я не устраивал при всех истерик. Всегда уходил. И так до сих пор и осталось. Как Арлекин: но слез моих не видно никому! Вчера произошла одна ситуация, и мне было безумно обидно, а сегодня мне одна моя знакомая написала: «И вообще, я считаю, что ты как Нью-Йорк - тебя может не любить только тот, кто не видел!» И мне так это понравилось! Любимым быть очень хорошо. Потому что тогда, когда в тебя верят, ты можешь очень многое совершить. Но любить – это важнее.

В одном из своих интервью вы говорили, что был период, когда в вас мало кто верил…

- Да, был период, когда вообще мне казалось, как же можно так жить: номинально по трудовой книжке называться артистом и при этом ничего не делать в профессии. Мне было стыдно приходить за зарплатой, мне не нравилось, как я жил, и так было несколько лет. В 1997-м году я поступил в театр, и только в 2002 у меня появилась там интересная работа, а до этого была массовка, там какие-то рольки. Но это все было не мое, потому что мне казалось, что я могу больше. Видимо, всему свой срок. И тут же все пошло. И вся комбинация собралась, как в пятнашках.

- То есть вы стали жить спокойнее? Появились роли, стабильность?

- Нет, я не спокойный человек. Спокойствие – это не для артистов. Я вообще очень боюсь спокойных артистов. Мне с такими некомфортно. Они уже заранее знают, что они сейчас сделают. Это невозможно. Мне очень нравятся люди импульсивные, люди, которые всегда в поиске. К тому же я работаю 15 лет в театре Райкина. Было бы стыдно рядом с таким мастером быть таким, знаете: «Охохо, я жизни отдал все сполна…» Иди и отдавай каждый день! А театральное дело оно же вообще эфемерно. Ну что такое успех вчерашнего спектакля? Это ничего! Аплодисменты отзвучали, зритель ушел. Все. Новый спектакль, новая публика, она же не знает, что вчера был успех. Не выйдешь же со сцены и не скажешь: «Дорогие друзья, вчера был успех, а сегодня нет вдохновения!». Я видел многих артистов, у которых уже остановился поезд. Абсолютно успокоенные, никуда им не надо. Это не для меня. Я не смогу так.

- Сниматься в кино легче?

- Если ты по-настоящему относишься к своему делу – нигде не легче. Я бы не хотел, чтобы мне стало проще. Тем более, чем дальше в лес, тем труднее, потому что каждый раз нужно находить что-то новое в себе. Не дай бог привыкнуть к себе! Привычка для артиста – это просто разрушение. Вдруг перестать двигаться вперед, а у артиста должно быть только вперед. К тому же это профессия здесь и сейчас. И очень зависимая от огромного количества людей - начиная от человека, который подает тебе костюм и заканчивая режиссером и публикой.

Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER