Пятница 16 ноября, 15:11
Ясно + 2°
Город

Откуда есть пошла…

Если верить Ипатьевской летописи, первое упоминание о Москве относится к 4 (17) апреля 1147 года. Именно тогда там появилась запись, что суздальский князь Гюрги (Юрий) Владимирович Долгие Руки приглашал своего союзника — черниговского князя Святослава: «Приди ко мне, брата, в Москов!»

Тогда Москва была боярской усадьбой, конфискованной князем. По преданию изначально городок располагался на Красном холме (другое название — Швивая горка), в районе поздней Гончарной слободы (современная Гончарная улица).

Здесь они держали совет, и Юрий, по словам летописца, дал своему гостю «обед силен». В приведенной нами записи летописца отнюдь не сказано, что Москва была основана в день или год встречи князей. Напротив, из этой записи скорее можно заключить, что в 1147 году она уже существовала и была довольно большой.

Но договор князей оказался непрочным: уже в следующем году Святослав вместе с Изяславом Киевским выступил против Долгорукого.

Москва, судя по всему, в той междоусобной войне была сожжена, ведь второе летописное упоминание о городе в 1156 году гласит, что здесь был заложен «град», то есть построена новая крепость.

Впрочем, на том ли месте, стояла крепость или усадьба, отобранная у боярина, теперь можно только предполагать.

Да и последние находки археологов свидетельствуют, что люди в наших местах жили задолго до появления Юрия Долгорукого.

Однако, по всем историческим канонам город считается существующим именно по первому письменному упоминанию. И кто знает, каким годом можно было бы считать начало Москвы, если бы сохранились и другие летописи.

В этой связи споры о том, кто старше (а даже подмосковный горд Зарайск старше Москвы) кажутся просто неуместными.

Так попытки померяться силенками у дворовых мальчишек супротив только что вернувшегося домой дембеля.

Ведь столицей-то стала Москва, а не Зарайск, Дмитров или другой не менее благородный русский город. Ну не сдюжили они. Или судьба так распорядилась. И поем мы теперь: «Дорогая моя Москва», а не «дорогие мои Мытищи» или «Черная грязь».

Впрочем, за эти годы столица поглотила такое количество поселений, что Юрию Долгорукому подобные масштабы даже в самом захватническом сне после широкого пира не привиделись бы.

Плохо это или хорошо?

Вот швейцарский Берн как был маленьким, так и остался. Но от этого не потерял ни статус, ни самодостаточность, ни красоту. А Осло и сегодня раскидан по широким просторам и никак не сольется в единый монолит. Да и не собирается.

У каждого города своя судьба. И у Москвы в том числе.

Мы восхищаемся Кремлем, блуждаем по тихим закрученным улочкам Замоскворечья, жаримся на пылающих асфальтовых проспектах и уворачиваемся от снежных потоков с крыш.

Каждый может найти в Москве свое. Даже питерцы, которые кроме своего города, похоже, другие и не признают. У меня был опыт удивить жителей северной Пальмиры по-настоящему «питерскими уголками» столицы.

Тоже самое можно сказать об итальянцах, одесситах, китайцах. Тем и хорош наш город, что сумел вместить в себя все и всех и при этом остаться собой.

И стать началом всех начал. И даже если ему немножко завидуют, то все равно хотят увидеть хотя бы раз в жизни.

И восхитившись Красной площадью, тут же бросятся за покупками в ГУМ. Без этого поездка в Москву не считается состоявшейся.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER