Среда 14 ноября, 00:11
Ясно -4°
Город

Норберт Кухинке: С русскими всегда можно договориться

Норберт Кухинке снялся в «Осеннем марафоне» Георгия Данелии, и навсегда запомнился нашим зрителям в образе слависта – взлохмаченного, странноватого иностранца.
Фото: Кадр из фильма "Осенний марафон", реж. Георгий Данелия
Он впервые появился в Москве сорок лет назад – в 1973 году, став московским корреспондентом журнала «Шпигель», а затем и «Штерна».

09:33 4 апреля 2013

"Осенний марафон", реж. Георгий Данелия

Спустя шесть лет Норберт Кухинке снялся в «Осеннем марафоне» Георгия Данелии, и навсегда запомнился нашим зрителям в образе слависта – взлохмаченного, странноватого иностранца.

Вернувшись в Германию, Норберт продолжал работать, но связь его с Россией не прерывалась – в частности, он принимал активное участие в возведении православного Свято-Георгиевского монастыря под Берлином.

Чем сейчас живет актер, журналист и общественный деятель, ставший в свое время «фишкой» культового фильма?

О жизни, вере и последних событиях в своей жизни Норберт Кухинке рассказал нашему корреспонденту Захару Артемьеву – он разыскал его в Берлине.

- Норберт, как ваши дела? Чем живете?

– Монастырем! Стройка идет, правда сейчас у нас вынужденный маленький перерыв. Но в этом году будет довольно много сделано. Надо заниматься. В этом году деньги есть. Бранденбургская земля дала почти миллион (евро), это маленькая земля. Это очень хорошо что земля Бранденбурга, это маленькая земля со столицей в Потсдаме, участвует в финансировании строительства нашего православного монастыря.

- То есть, речь идет и о бюджетном софинансировании?

– Да-да, бюджетные деньги земли Бранденбурга, ну, Германия разделена на земли-области. Также нам очень помогают из России. Крупный российский банк нам также пожертвовал миллион евро. Также они финансировали наше строительство и в прошлом году. Идет помощь из России и от других спонсоров. В этом году мы будем строить довольно много. Финансирование позволяет. Один корпус для братьев уже готов, также уже почти готова и церковь, по крайней мере снаружи. Еще осталось поработать над внутренней отделкой, водрузить купола. Но, многое уже сделано. И мы надеемся, что летом наша церковь, а она немаленькая, будет готова. Также, строится монастырская стена, остается достроить еще один корпус для братьев и монастырскую гостиницу. И парк. Место очень красивое.

- Каково отношение у немцев к Православной церкви?

– Отношение нормальное. Сейчас христианская церковь понимает, что в спорах нет смысла. Есть надежда и стремление всех сторон, чтобы преодолеть разногласия, которые разделяют русскую православную церковь от западных церквей. Все различия в моих глазах мелочь. Важно, что все мы христиане. Очень много обсуждений шло вокруг строительства монастыря – не было ни одного критического слова. Там уже живет игуменья и несколько монахов. Они уже проводят совместные службы. Это делается, чтобы сблизить католиков и протестантов с православными. Буквально на днях глава земли Матиас Платцек встречался на территории монастыря с послом России Грининым. Горячо хвалили идею построить монастырь. Не буду хвастаться, но идея принадлежит мне. Все началось с разговора с митрополитом Кириллом, тогда он еще был митрополитом. Я представил идею, он ее благословил, сказал «надо делать». Сейчас то, что монастырь будет – уже факт. Что бы там ни было, у нас уже есть действующий монастырь. Пока 4-5 монахов, будет 25 братьев.

- Как корреспондент городской газеты не могу не задать вам вопрос. Вы наверняка бывали в наших «хрущевках», пятиэтажках. В Германии эти хрущевки ведь расселяли? В России сейчас это актуальная проблема.

– Да, в Берлине и восточной Германии в советское время их построили множество. В берлинском районе Марцан (восточный окраинный район Берлина), застроенном пятиэтажками в свое время желали жить многие. Тогда в центре при социализме со старыми домами ничего не делалось, не было центрального отопления, люди рвались жить в эти страшные пятиэтажки. Из-за минимальных удобств. А сейчас все старые здания в центре Берлина отремонтированы и реконструированы. И многие берлинцы хотят вернуться домой. Никакой проблемы в этом нет, в Марцане сейчас уже тысячи пустых квартир. Все хотят жить в отреставрированных домах, а не в жутких хрущевках. К счастью, люди могут жить не в серости, как при ГДР.

- В России люди владеют своими квартирами. Как люди устраивают свой переезд из «хрущевок»?

– В Германии многие тоже владеют своими квартирами. Квартиры в пятиэтажках продают или сдают. Квартиры для переселения люди ищут сами. У нас, в Германии, есть целый институт государственного жилья. Жилье стоит гораздо дешевле. Если группа людей не может покупать квартиры, государство или муниципалитет дает им жилье в найм. Гораздо, в разы дешевле, чем в Москве. За нормальную цену. Двести-триста-четыреста евро. У вас в Москве бешеные цены на жилье. Но, многие у нас на Западе не знают, что люди могли и могут приватизировать свое жилье. Просто так, безвозмездно получать его в собственность! У нас такое невозможно. Исключено. А теперь еще москвичи хотят, чтобы государство за них оплачивало ремонт. Ага! Для нас это нонсенс – ремонт оплачивает собственник жилья. Когда Берлин объединился, власти сделали программу «санации» и «реновации». Все пятиэтажки отремонтировали, сделали у домов красивые фасады, весело раскрасили. Их можно дешево снять и столь же недорого купить. Вообще, никакой программы расселения у нас нет. Тем более, что квартиры в сравнительно неплохом состоянии.

- Ходит легенда, что вы домовладелец?

– О да! Это не легенда, а факт! Я владею пятиэтажкой. В части ее живем мы, другую часть сдаем. Была в плохом состоянии, ремонт делал за свой счет, все сам. Банк дал кредит, под 3-4 процента годовых. Нам легче в одном – нет коррупции. Поэтому и ремонт делается за разумные деньги, все довольны. Но, государство не помогает ничем. Собственник жилья платит за все сам. Естественно, расходы поделены справедливо между всеми. Какой-то, небольшой процент платят и арендаторы. Эта сумма включена в ежемесячную плату за жилье.

- Норберт, перейдем к искусству. Вы снимались в 5 российских фильмах. Какая роль вам ближе всего?

– Конечно, это «Осенний марафон».

- Да, этот фильм у нас в стране очень любят. В этой роли вы хоть чуточку были самим собой?

– Да, еще как! И многие мои друзья, близкие, замечали, что в профессоре из Дании Билле Хансене проглядывали черты Норберта Кухинке. Конечно, я ни разу не был клиентом вытрезвителя, это факт! Но то, что мы с моими русскими друзьями всегда хорошо праздновали – это тоже факт.

- У вас в душе поселилось что-то русское? Что вам в этой вашей обретенной части нравится, а что нет?

– Да, конечно поселилось. Есть русские черты, которые мне нравятся. Это великодушие, широта мышления. Видимо из-за величины России. Живой пример великодушия: страшная Вторая мировая война между Россией и Германией. Я прожил в России годы, работал журналистом. И никто ни разу не сказал: «ах, этот немец, ах, этот фашист». Русские люди всегда делали различие между фашистами и немцами. В русском характере мне нравится умение прощать, дар покаяния. А есть черты, которые очень раздражают. За время жизни в Москве я понял, что вам очень не хватает аккуратности, пунктуальности. Если у вас рассчитывать на пунктуальность, можно умереть от инфаркта. Шармантная непунктуальность! И беспорядок. Бюрократия есть, и в Германии, и в России. Еще мне нравится то, что с русским всегда можно договориться. При разных обстоятельствах.

- На Западе есть стереотип: «русский любит выпить»? Мы самые страшные выпивохи в Европе?

– Нет, я так не думаю. Все выпивают. Зависит от практики. Итальянцы каждый день употребляют. Алкоголь южной страны – вино. В России предпочитают пить водку. И она действует немного по-другому. Вина можно выпить три-четыре бутылки и еще ничего. А если выпить две бутылки водки, тогда уже … очень трудно стоять на ногах.

- Вам продолжают поступать предложения сниматься?

– Очень много разных предложений поступало и поступает. Но, к сожалению я сейчас болен, у меня болезнь крови. Лечиться для меня сейчас важнее, чем сниматься. Были два предложения серьезных. Но я вынужден был отказаться. Возраст. И здоровье. А количеству предложений я удивлен и сам.

- Желаю вам скорейшего выздоровления. Еще один, последний вопрос. Вы сами усыновили ребенка…

– Да, я слежу за новостями из России. У вас были большие проблемы с этим вопросом, стыдно для такой большой и богатой страны, что о сиротах не заботились. К счастью, сейчас государство и церковь серьезно занимаются этой проблемой.

- Вы еще приедете в Москву?

– Обязательно, как только подлечусь. У меня очень много друзей в вашем городе. 

Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER