Среда 21 ноября, 03:11
Пасмурно -3°
Город

Сказ про то, как государственный лейб-медик грузинское вино нам вернул

Сказ про то, как государственный лейб-медик грузинское вино нам вернул.
Фото: "Вечерняя Москва"
На окраине дворянского имения под названием Водкино бушевала поздняя мартовская метель.

Главный управляющий имением Порфирий Пьянков запалил свечку, перекрестился на икону, обмакнул гусиное перо в чернильницу и принялся писать донесение хозяину своему, государственному лейб-лекарю господину Несгибайло-Ищенко. Дело в том, что вышеназванный господин нечасто почитал своим присутствием родные палестины, занятый множеством разнообразных неотложных дел.

То идеями пользительного питания и здорового образа жизни, то мыслью отстрелять всех ворон из семифунтовых гаубиц, а по воробьям палить из обычных пушек, дабы прекратить распространение страшной болезни — вороньей лихоманки. То заставлял мужиков есть картошку вместе с кожурою, говоря, что в оной содержится все необходимые организму вещества. А еще распорядился спалить дотла село Заразово, ибо оное являлось очагом распространения страшного заморского недуга, именовавшегося незамысловато — «грыб».

Вот и теперь господин отсутствовал, а управляющий имением Порфирий Пьянков строчил ему донесение в робкой надежде на то, что усилия его будут хозяином отмечены: «Его превосходительству, достопочтенному господину нашему, защитнику и благодетелю! Спешит уведомить недостойный раб и слуга милости Вашей, что дела в имении пришли в совершеннейший упадок и запустение. Причины сей пагубы, что началась оное время назад, в недозволении на экспортацию вином грузицким. Весть сия вызвала разброд и шатание умов. Кабатчик Наливайко, содержатель питейного заведения, воспрял духом и возрадовался, скотина немытая, в предвкушении немалого прибытка. Принялся смущать речами, что вместо амброзии грузицкой, премного лучше ублажать душу свою зельем диавольским — огненной силы самогоном.

И началось тут непотребное.

Мужики вдругорядь впали в буйство и изничтожили на радостях весь запас не только самогона, но и господского коньяку. Вслед за тем спалили гумно, порубили клавесин, на коем любила музицировать Ваша милость, на дрова, а картину младого летами, однако же премного мастеровитого живописца Водкина изничтожили. Паскудство и срам! Обер-полицмейстер Запоев бунтарство пресек, заперши в околотке зачинщиков — конюха Бутылкина, скотницу Чекушкину да мельника Похмелюгина. Однако же разброд и волнения в имении Вашей милости Водкино имеет место быть и посейчас.

Поелику кабак Наливайки, сей вертеп кощунственный, гнездилище греховное, надобно передать анафеме, огню и разорению.

А третьего дня пришла благостная весть, что милость Ваша соблаговолила торговле вином грузицким отныне не препятствовать.

Радостная весть, батюшка! Со слезами умиления благодарим Вас, кормилец наш и благодетель! Неужели близок час, когда будет все по-прежнему. Ведь как было покойно на душе в то славное время. Бывалоча, перед тем как идти на пашню, холопы Ваши возьмут на грудь стаканчик того же «Киндзмараули» или «Саперави» — и работа спорилась, и песни ложились на поля с настроением.

А вот удовольствия подобного оказались лишены. Да и Наливайко не дремал. Пытался упоить землепашцев Ваших напитками гадостными и непотребными типа зловонного зелья, названного в честь иноземного зверя под названием «Ягуар». Преуспел бы, батюшка, но Бог и Вы, спаситель наш, не дали нам пропасть.

Понеже по моему скорбному разумению, недопущение на экспортацию напитков грузицких, а вслед за ним вседозволение на потребление амброзий всяких влекут за собой шатание умов и нравов.

Слабым умишком своим полагаю, что следует один раз и на веки вечные либо недопущать, либо экспортации вина попустительствовать.

Сосед милости Вашей по имению, помещик Вольфрам Жижиковский, тоже испытал сильную ажиотацию от вестей последних. Но грозит вой ной пойти на грузинцев, да взять воинским приступом Тифлис, если вина, дескать, будут не той кондиции. Паки имеет сей помещик премногие связи в Сенате и Священном Синоде, угрозы сии весьма осуществительны. Меж тем слух пошел, что уже в скором времени всех мужиков забреют в солдаты. Бабы заголосили, а народишко в тягостном ожидании идти воевать на грузинца опять упился до скорбного изумления.

Засим остаюсь, с уверением в совершеннейшем к Вам почтении, недостойный раб и слуга милости Вашей, управляющий имением Водкино Порфирий Пьянков».

...За окном уже занимался робкий мартовский рассвет, грозящий перерасти в буйную весеннюю распутицу и слякоть.

Управляющий имением наконец закончил строчить донесение и, утомленный, прикорнул на краешке стола. Тем временем по Военно-Грузинской горной дороге на Тифлис мчалась блестящая кавалькада всадников с государственным лейб-медиком в роскошной черкеске с газырями, возглавляющем Высочайшую инспекцию по исследованию алкогольного рынка. Грузинцы спешно доводили свои вина дороссийских кондиций и чесали затылки под мохнатыми папахами, думая о том, какая еще мысль может посетить светлую голову государственного лейблекаря Несгибайло-Ищенко.

Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER