Пятница 16 ноября, 11:11
Ясно -4°
Город

Чудеса случаются потому, что кто-то еще жертвует собой

Кадр из сокуровского «Фауста». За сценарий к этому фильму Юрий Арабов и получил заслуженную «Нику».
Кадр из сокуровского «Фауста». За сценарий к этому фильму Юрий Арабов и получил заслуженную «Нику».
Фото: kinopoisk
Одного из самых именитых российских сценаристов, Юрия Арабова, можно смело назвать фаворитом нынешнего кинематографического года. Последняя полученная им награда — «Ника» за «Фауста».

Чтобы пообщаться с лауреатом, я приехала во ВГИК, где Арабов уже много лет раскрывает молодым тайны сценарного мастерства.

- Юрий Николаевич, от души поздравляем с таким богатым урожаем премий. Сокуровский «Фауст» по вашему сценарию – это же не совсем литературная экранизация Гете?

- Конечно. Это наше высказывание о современном человеке.

- У меня никак не выходит из головы ваша фраза, что в этой истории вы хотели показать, как со времен Фауста отношения человека и сатаны изменились. Раньше сатана бегал за человеком, а теперь человек бегает за сатаной, но только черт никого не принимает, лишь по большой протекции…

- В картине получилось более радикальное высказывание и более радикальный сюжет – что современного человека даже черт не интересует. Поскольку если мы верим в черта, то априори мы знаем, что Бог есть. Что это за система координат, где есть черт и где нет Бога? Потому он и разрывает с метафизикой вообще, Он сам становится властелином всего, как он думает. И абсолютно одиноким, потерянным и несчастным, именно из-за того, что у него просто отсечена мистическая часть души.

- Фильм «Орда» мог ведь и не появиться. Знаю, что поначалу вы отказались браться за сюжет о митрополите Московском Алексии. Почему?

- У меня были подозрения, что надо будет делать идеологическую картину. И это сегодня большая проблема для церкви. Страна ищет идеологию, и некоторые видят возможную идеологию в православии, не понимая, что в православии самое главное – это мистический опыт, который идет от Христа и от первых христиан. Выбрасывая из православия мистическую сторону церкви, мы получаем некий идеологический институт, который говорит всем нам со стопроцентной точностью, как жить надо, а как жить не надо, как фильмы надо снимать и что вообще требуется от искусства. Подобная ситуация - это угроза для церкви, хотя бы потому, что сегодняшние молодые люди вообще не терпят какого-либо понукания, насилия над собой, особенно в духовной области.

Я против такого использования православия. Я считаю, что церковь должна с осторожностью идти на сближение с государством. С осторожностью относиться к искусству, не вынося обвинительные вердикты. И главная сегодняшняя миссия церкви, конечно, та, которая была всегда, – любовь к ближнему. Любовь через благотворительность, через помощь сирым и нуждающимся, которых в нашей стране огромное множество. И, конечно, духовное окормление людей.

Поэтому сначала я отказался от написания сценария о святителе Алексии. Но потом, когда я встретился с руководителями этого кинопроекта, с Сергеем Леонидовичем Кравцом из «Православной энциклопедии», выяснилось, что они боятся примерно того же самого и не хотят делать идеологическую картину. И я написал достаточно парадоксальный сценарий, в котором, как мне представляется, я выразил свое понимание чуда и свое понимание христианской миссии на земле.

- А для чего нам дается чудо?

- Для вразумления. Бог не только «молчит», но иногда говорит с теми, кто может его услышать. И тогда понимаешь, что он «не умер», как писал Ницше. Чудеса могут даваться, могут не даваться. Само по себе чудо не слишком интересно, потому что его всегда можно оспорить. Важнее тема жертвы. В работе над «Ордой» мы старались показать, что через святителя Алексия потому и совершаются чудеса, что он готов принести себя в жертву, которая становится крайней формой проявления любви к ближнему и помощь ему. И благодаря этой жертве Бог начинает говорить с народом.

- Вы как-то говорили о том, что происходит закат культуры слова, что литература отживает свой век. Получается, что одна из ваших профессий – писатель – исчезает.

- Во второй половине прошлого века культура окончательно перешла на рельсы аудиовизуальности. Изображение, картинка для современного человека доходчивей вербальных построений. Это, безусловно, связано с закатом культуры слова.

Но, тем не менее, покуда мы до сих пор нация интеллигенции и покуда народ в целом не до конца озверел и не встал на четвереньки, я все-таки питаю надежду, что наряду с чертополохом сквозь асфальт пробьется и лечебная трава. Что труд интеллигенции понадобится во всей полноте в образовании, медицине и науке. Что касается стихов и прозы… Это будет, скорее всего, бескорыстным личным делом. Я, например, очень люблю всем этим заниматься.

- И какие тексты у вас сегодня в работе?

- Вот написал книжку стихов. Еще сделал два сценария. Один – снова для «Православной энциклопедии», это такая комедия о том, как черт человеком стал. Другой – о Чайковском, для Кирилла Серебренникова. Не знаю, будет фильм или нет. Может быть, будет экранизирован мой последний роман «Орлеан». А сейчас я пишу для Александра Сокурова.

- Можете рассказать, о чем?

- Пока не могу, я Саше слова дал, что не буду говорить.

Кадр из сокуровского «Фауста». За сценарий к этому фильму Юрий Арабов и получил заслуженную «Нику».
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER