Среда 21 ноября, 05:11
Пасмурно -3°
Город

Здесь Петр I спешил в свои потешные войска, а легендарный Киса Воробьянинов прятал сокровища в стул

 Здесь Петр I спешил в свои потешные войска, а легендарный Киса Воробьянинов прятал сокровища в стул.
Фото: Вечерняя Москва
Здесь, на Новой и Старой Басманной, без преувеличения каждый дом, каждый камешек дышит историей. Одна за другой идут старинные усадьбы русской аристократии: Голицына, Мусина-Пушкина, Куракиных.

В тихом старомосковском уголке жили Чаадаев, Белинский, Достоевский, Карамзин. А еще раньше — пекари, басманники, выпекавшие специальные хлеба, звавшиеся басманами. Они доставлялись во дворец, а затем раздавались госслужащим как хлебное довольствие и поставлялись в стрелецкое войско. Так возникла московская Басманная слобода, куда мы и отправились с краеведом и экскурсоводом проекта «Выход в город» Милой Водостой.

Вышли из метро «Красные Ворота», перебежали дорогу и оказались на Новой Басманной. У высокого и серого, мрачного здания номер 2.

— А знаешь, здесь в свое время был Институт благородных девиц, — прищурилась Мила, — а близ него, по соседству, — Куракинская богадельня.

В 1742 году князь Александр Куракин, тайный советник, прозванный за свое богатство Бриллиантовым королем, устроил в своем доме богадельню на 200 человек, которая стала первым в Москве частным благотворительным заведением. Ныне там красуется новенькое здание Дома национальностей, прямо за ним разбросаны дома из красного кирпича, старые, обветшалые, с отслаивающейся краской на подоконниках.

Вынырнув на Басманную и перебежав крохотный мостик, остановились у храма Апостолов Павла и Петра, великолепного, с удивительной ковкой на ограде, тоненькими елочками и заметными отпечатками времени.

— А вот, обрати внимание, красавец стоит — дом номер 13, — Мила махнула рукой на дом в строительной сетке и лесах, с тремя лаконичными вывесками: «Продукты», «Салон красоты» и «Кафе». — Некогда трехэтажный дом середины XIX века был одним из красивейших частных дворцов Москвы. Теперь здесь строительная яма.

Ноги «12 стульев»

Так мы подошли к Центральному дому детей железнодорожников. Я застыла, глядя на огромное, чуть мрачноватое, величественное здание.

— А тут жил Киса Воробьянинов! — огорошила краевед.

— Так он же выдуманный! — удивляюсь. Мила улыбается.

— В 1890-х это была усадьба золотопромышленника Николая Стахеева. Говорят, что владелец дома, наживший себе огромное состояние на торговле чаем, мануфактурой и на разработке месторождений золота и нефти, и послужил прототипом Кисы Воробьянинова из «Двенадцати стульев».

Тут-то, у усадьбы, где Воробьянинов прятал свои сокровища, мы и встретилилсь с Олегом Рагозиным, московским писателем и по совместительству моим хорошим знакомым. На Старой Басманной он прожил всю жизнь. Когда мы его поймали, он фотографировал фонтан в виде женской фигуры с фонарем в руке.

— Не так много в столице улиц, сохранивших свою исконность, свой дух, — с удовольствием рассказывает Олег, присоединяясь к нам. — Новая и Старая Басманные как раз тот случай. Хоть зачастую и искажаются непонятной застройкой... Смотрите, везде новострой… Огляделись. То мини-кафе, облицованное белым пластиком, то неудачно отреставрированный памятник.

— Многое, конечно, сохранено, но часто дома просто калечат ремонтом и реставрацией, — качает головой Олег.

Дворовые причуды

За разговором подошли к площади Разгуляй. Название пошло от знаменитого кабака «Разгуляй», расположенного в доме номер 38, как раз на пересечении Новой и Старой Басманных. Питейный дом находился на Покровской дороге еще в XVII веке и счастливо существовал до середины XIX века.

— Вот вы меня и до дома проводили, — улыбнулся Олег, кивая на высокую сталинку.

Интересно, что дом номер 20 называют Бауманским строителем — в советское время здесь жили сотрудники НКВД. А во дворе сохранился дом с палатами постройки XV века, представляете? В древней усадьбе еще с 1850-х годов и до самой революции была одна из первых в Москве табачных фабрик, принадлежавшая грекам «Товарищества М. И. Бостанджогло».

Вот и пример — в Москве чуть ли не за каждым следующим поворотом можно встретить что-то... необыкновенное.

Нажмите на изображение для перехода в режим просмотра

Дом Пелагеи Кетчер — постройка 1810 года. Принадлежал матери Николая Христофоровича Кетчера, известного переводчика, друга Герцена. В 1820-х годах в доме жил дядя Александра Пушкина, поэт Василий Пушкин. В сентябре 1826 года именно к дяде на Старую Басманную совершил один из первых своих визитов Александр Пушкин после 15-летней разлуки с Москвой.

Усадьба Муравьевых-Апостолов  — ею в разное время владели графиня Салтыкова, граф Воронцов, в 1815 году ее приобрела дворянка Прасковья Васильевна Муравьева-Апостол, жена сенатора Ивана Матвеевича Муравьева-Апостола. Здесь, в доме своего отца, жили будущие декабристы Ипполит, Сергей и Матвей Муравьевы-Апостолы.

Усадьба постройки XVIII века. Интересно, что путевой дворец великого князя обнаружили только в 2003 году: древнее белокаменное сооружение с сохранившейся планировкой было найдено при реставрации усадьбы.

Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER