Суббота 17 ноября, 04:11
Ясно -4°
Город

«Подруга дней моих суровых...»

22.05.1996 Художник Д.Белюкин. " А.С.Пушкин в Михайловском в домике у Арины Родионовны".
Фото: РИА "Новости"
В апреле исполняется 255 лет одной из самых известных няней в нашей стране. 10 апреля по старому стилю и 21 по новому родилась Арина Родионовна Яковлева — няня Александра Сергеевича Пушкина.

Она фактически стала легендарной русской сказочницей и предстает перед нами в образе доброй, всезнающей и всепрощающей старушки, без которой русская поэзия и культура уже невозможны. Какой она была на самом деле мы и попробуем разобраться.

«Любезный мой друг Александр Сергеевич, я получила ваше письмо и деньги, которые вы мне прислали. За все ваши милости я вам всем сердцем благодарна – вы у меня беспрестанно в сердце и на уме, и только, когда засну, то забуду вас и ваши милости ко мне... Ваше обещание к нам побывать летом меня очень радует. Приезжай, мой ангел, к нам в Михайловское, всех лошадей на дорогу выставлю... Я вас буду ожидать и молить бога, чтоб он дал нам свидеться... Прощайте, мой батюшка, Александр Сергеевич. За ваше здоровье я просвиру вынула и молебен отслужила, поживи, дружочек, хорошенько, самому слюбится. Я, слава богу, здорова, целую ваши ручки и остаюсь вас многолюбящая няня ваша Арина Родионовна».

6 марта 1827.

Родилась будущая няня великого поэта в полуверсте от деревни Суйда в деревне Лампово Копорского уезда Санкт-Петербургской губернии, в семье северных поморов Яковлевых, находящихся в крепостной зависимости у подпоручика лейб-гвардии Семеновского полка графа Федора Апраксина. Мать её, Лукерья Кириллова, и отец, Родион Яковлев (1728—1768), были крепостными крестьянами и имели семерых детей. Некоторые авторы высказывают предположение, что Арина Родионовна была якобы «чухонкой» — ижоркой или ингерманской финкой.

В 1759 году Суйда и прилегающие деревни вместе с крестьянами была продана Абраму Ганнибалу, более известному сегодня как «арапу Петра Великого».

До сих в этих местах сохранился необычной формы пруд, вырытый еще при Апраксине, и каменный диван, который крепостные вырубили из валуна по приказу Ганнибала.

Няня Пушкина имела несколько имен. Ее также называли Ириной или Ириньей. Арина было домашним именем. Семья жила бедно. А потому большого приданного не собрали и выдали девушку в 1781 году замуж тоже за бедного крестьянина Федора Матвеева.

Исследователи считают, что черты характера своей няни Александр Сергеевич вывел в «Евгении Онегине»:

Ах, Таня, Таня, В эти леты

Мы не слыхали про любовь...

Няня Татьяны Лариной рассказывает ей как ее насильно женили еще девочкой-подростком.

Впрочем, с реальностью в этом эпизоде сходства нет.

Выводит он ее и в образе няни Владимира Дубровского. Принято считать, что Арина также является прототипом мамки Ксении в «Борисе Годунове», княгининой мамки («Русалка»), женских образов романа «Арап Петра Великого». Ее образ связан со стихотворениями «Зимний вечер» (1825), «Подруга дней моих суровых» (1826), «Вновь я посетил» (1835)...

Арина Родионовна вышла замуж, когда ей было уже 23 года.

Жили они бедно, по описи 1790-х гг. в хозяйстве не было даже скотины. Как это было в прошлом, как это происходит нередко и сегодня, ее муж умер в 1801 году в возрасте 45 лет от постоянного и безудержного пьянства, оставив своей вдове четверых детей. К тому времени они жили в селе Кобрино Софийского уезда (недалеко от Гатчины).

После смерти мужа она решила найти работу в господском доме, чтобы хоть как-то обеспечить пропитание детям. Кстати, опыт работы в барском доме у нее к тому времени уже был. В 1792 году она была взята бабкой Пушкина Марией Алексеевной Ганнибал в качестве няни для племянника Алексея, сына брата Михаила. В 1795 году Мария Алексеевна подарила Арине Родионовне за безупречную службу отдельную избу в Кобрино.

К счастью, новорожденной внучке Ганнибала Надежде в это время потребовалась кормилица. Арину Родионовну приняли на работу в дом на несколько месяцев. Но в итоге она осталась служить барской семье на всю жизнь. На момент смерти мужа Арина Родионовна служила кормилицей при Надежде Осиповне уже четыре года. Второй няней была ее родственница или однофамилица Ульяна Яковлева. Она умерла рано. И известно о ней немного.

При жизни как крепостная она фамилии не имела; по церковной метрической книге она значится Родионова, то есть дочь Родиона (Яковлева); Яковлевой стала в популярном пушкиноведении, хотя по мужу не меньше оснований называть её Матвеевой.

Арина Родионовна была «прикреплена» к хозяевам, а не к земле, поэтому была «исключена из продажи», и переехала с хозяевами в Псковскую губернию.

Арина не только стала кормилицей Надежды Осиповны, но и провела ее по жизни до совершеннолетия. Встав взрослой, та не раз предлагала Арине Родионовне вольную, что было явлением редким и могло круто изменить жизнь крепостной. Но та всякий раз отвечала отказом, подчеркивая. Что она «раба».

Для нее это слово имело особый смысл.

Ее воспитанница вышла замуж за Сергея Львовича Пушкина.

Арина Родионовна стала нянькой трех ее детей: Льва, Ольги, а затем и Александра.

При Ольге она вновь была кормилицей. Однако, маленький Саша тоже видел в ней нечто большее, чем просто слугу и потянулся всем сердцем.

Его привлекали в первую очередь рассказы и сказки няньки о нечистой силе и народных суевериях. По свидетельству сестры поэта, няня «мастерски говорила сказки, знала народные поверья и сыпала пословицами, поговорками».

С тех пор Пушкин всю жизнь верил в предзнаменования. Стая ворон навевала на него ужас.

И сегодня многие сворачивают, когда черная кошка перебегает им дорогу. А в те времена таким же мрачным предзнаменованием был заяц. И Александр Сергеевич следовал примете и обязательно поворачивал назад при виде скачущего через тракт косого.

Нельзя сказать, что Сергей Львович и Надежда Осиповна приветствовали увлечение сына историями няньки. Простонародные сказки и пугалки не соответствовали уровню образования отпрыска дворянского рода. Но альтернативы родители будущего поэта предложить тоже не могли. Да и времени на детей у них особо не было. А часто сменяющиеся и мало образованные французские гувернеры мало что могли дать детям. А уж народной мудрости няньки им точно не хватало.

Уже после возвращения в 1817 году из Царскосельского лицея молодой Александр Пушкин  заново подружился со своей няней.

Ее мудрость и простые, казалось бы, разговоры не просто занимают его. Поэт учиться жизни у своей няньки и открывает новые страницы привычного и известного мира.

Он узнает, что его нянька не только сказочница, но и главный устроитель деревенских свадеб. Все нюансы и секреты народных обрядов Арина Родионовна рассказывает Пушкину, который с восторгом всему этому внимает и впитывает. 

Все самое интересное Александр Сергеевич записывает, чтобы не забыть, а потом использовать. Няня была поражена тому, что сам молодой барин записывает ее рассказы о крестьянской жизни и быте.

Она и раньше любила своего воспитанника, а теперь просто боготворит его.

Но по документам Арина Родионовна все принадлежит Ольге Сергеевне — сестре поэта. И, выйдя замуж, она увозит крепостную с собой в Михайловское, вместе с приданым.

Поскольку Арина Родионовна отказалась от вольной, ее дети тоже остались крепостными. Но семья Пушкиных подарила им дом в деревне Суида. В нем потомки Арины Родионовны жили до середины прошлого века.

Двухсотлетняя изба почти без изменений сохранилась до наших дней. Теперь это музей любимой няньки поэта, в котором собрано огромное количество редкостей. Например, матерчатый туесок, который по легенде Арина Родионовна сделала своими руками.

В Михайловском няне очень не хватает ее воспитанника. И она посылает ему несколько писем, написанных под диктовку. С одного из них и начался наш рассказ...

А затем Пушкин впал в немилость, был обвинен в вольнодумстве и сослан в Михайловское без права покинуть имение в течение двух лет (1824-1826 годы).

Место было далеким от больших трактов, добраться туда было непросто. И единственным развлечением поэта были долгие вечера в беседах с няней. И он снова и снова записывает все ее рассказы и сказки.

По большей части воспоминаний Арина Родионовна была неграмотна. Но при этом занималась делами усадьбы и отправляла почтой счета: «Я и посылаю больших и малых книг счетом - 134 книги. Архипу даю денег — 90 рублей».

Она уже к этому времени была не няней в семье Пушкиных, а домоправительницей в Михайловском. А при Пушкине, пока он был в ссылке, нередко даже увольняли работников, которые, по мнению поэта, обидели Арину Родионовну.

В феврале 1825 г. поэт писал брату Льву: «...У меня произошла перемена в министерстве: Розу Григорьевну (экономку) я принужден был выгнать за непристойное поведение и слова, которых я не должен был вынести. А то бы она уморила няню, которая начала от нее худеть».

«Он никого не любил, кроме няни своей», - с обидой вспоминала Анна Керн, не понимая, зачем он столько времени проводит с простой крестьянкой и так к ней относится.

В доме комнаты няни и Пушкина были рядом. «Вход к нему прямо из коридора; против его двери — дверь в комнату няни, где стояло множество пяльцев», — вспоминал Иван Пущин. По свидетельству кучера Пушкина Парфенова: «Он все с ней, коли дома. Чуть встанет утром, уж и бежит ее глядеть: «здорова ли, мама?» — он ее все мамой называл... И уж чуть старуха занеможет там, что ли, он уж все за ней...».

А тем временем ее сказки Пушкин продолжает и продолжает записывать. Теперь мы их так и знаем: сказки Арины Родионовны.

Хотя в черновиках Пушкина ее имя не встречается.

Считается, что это искусствовед Аненнков преувеличил позднее ее роль в творчестве Пушкина и просто приписал ей авторство записанных и переработанных поэтом сказок.

В советское время Арину Родионовну вообще возвели в ранг идеологической героини прошлого. Дескать, она была противопоставлением дворянскому воспитанию и влиянию родителей поэта. Но это, конечно, мягко говоря, преувеличение и натяжка.

Не стоит забывать и про образование, полученное Пушкиным в лицее.

Некоторые современные исследователи договорились до другой крайности. Теперь Арину Родионовну возвели в ранг потомка жителей мифической Гипербореи. То есть ее сделали хранительницей древних священных знаний и обладательницей магических способностей. Иначе как абсурдом такие заявления и назвать нельзя. Впрочем, в смутное время всегда ищут какие-то тайные знаки и символы. Особенно, когда не хватает опоры в обществе. Будь то идеология или общая национальная идея.

Стоит заметить, что Арина Родионовна, как символ национальной идеи, не самый плохой вариант. Только не надо это доводить до гротеска, впадая в крайности.

Хотя, конечно, название ее деревни Суйда очень древнее. Эта земля считалась священной у славянских племен. А археологи нашли в этих местах древние курганные захоронения, которым не менее полутора тысяч лет. Но это отнюдь не наделяет Арину Родионовну какими-то особыми знаниями и магией.

К тому же, даже по воспоминаниям поэта, Арина Родионовна была очень набожна. Какая уж тут языческая жрица?

«Вообрази, что семидесяти лет она выучила наизусть новую молитву о «Умилении сердца владыки и укрощении духа его свирепости». Молитвы, вероятно, сочиненной при царе Иване. Теперь у ней попы дерут молебен и мешают мне заниматься делом», - писал Пушкин.

Судя по стихам Александра Сергеевича, его няня носила большие очки. Но ни одного портрета Арины Родионовны в очках не сохранилось, если они вообще были.

Два и сохранившиеся портреты и рисунки очень мало похожи на те описания, которые оставил поэт. Он называет ее полнолицей, чего не видишь в известных портретах.

Сохранились и интересные наброски самого Пушкина, где он изобразил свою любимицу и молодой, и старой. Они не очень совпадают. Возможно, он хотел бы представить свою няни молодой и красивой девушкой в кокошнике. Такой ли она была — теперь никто не скажет. Да и сам поэт мог ее увидеть уже в более зрелом возрасте.

А еше интересна судьба другого изображения няни, вырезанное из кости. Его обнаружил на острове Капри Максим Горький, а потом привез обратно в Россию и передал в музей.

Ее флигелек в Михайловском 7 на 9 метров теперь полностью восстановлен. И во время поездки в музей и вы можете в нем побывать. Ей не нужно было много место. Маленькая светелка, где она коротала вечера. А основное место даже  в этом флигельке занимала баня.

Говорят, что Пушкин, бывая в Михайловском предпочитал коротать время у няни, а не в барском доме.

И это касалось не только Александра Сергеевича. Его друзья, навещая опального поэта в Михайловском, были в восторге от его старенькой няньки.

«Свет Родионовна, забуду ли тебя?

В те дни, как сельскую свободу возлюбя,

Я покидал для ней и славу, и науки,

И немцев, и сей град профессоров и скуки».

Писал поэт Николай Языков.

После переезда Пушкина в Петербург, туда вскоре переехала и его сестра Ольга. Арину Родионовну она просто не могла не взять с собой. Поэт часто навещал их.

В 1827 году она внезапно заболела. Пушкин проведал ее. Через месяц его верной спутницы и няни не стало. В день ее смерти расстроенный Пушкин делает неразборчивую приписку к записи посещения больной и пририсовывает жирный крест.

Александр Сергеевич не смог заставить себя пойти на похороны Арины Родионовны.

Он очень скучал по своей постоянной собеседнице и преданному другу. В его воспоминаниях о ней звучит предвидение надвигающейся беды и смерти.

«Уже старушки нет.

Уж за стеною не слышу я шагов ее тяжелых.

Ни кропотливого ее дозора...»

Где находится ее могила сегодня доподлинно неизвестно.

По одной и, пожалуй, наиболее реалистичной версии, она похоронена Смоленском кладбище в Петербурге, о чем извещает и мемориальная доска на стене погоста, установленная в 1977 году. 

Памятники Арине Родионовне установлены во Пскове, в Болдино, в Калужской области, в селе Воскресенское (Гатчинский район Ленинградской области).

Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER