Пятница 16 ноября, 15:11
Ясно + 2°
Город

Искаженная легенда

Вышел на экраны фильм Николая Лебедева «Легенда № 17». Фильм снят в студии ТриТэ, владельцем которой является Никита Михалков. И построение фильма, и подбор актеров, все выдает руку Никиты Сергеевича. Но сейчас, не об этом. Этот фильм автор этих строк смотрел глазами спортивного журналиста.

И, уверен, что после этой рецензии киноведы и прочие критики, если не брезгливо, то, по крайней мере, снисходительно улыбнутся: мол, спортивный репортер, что с него взять, откуда ему знать о высоком искусстве.

Но уж коли режиссеры позволяют себе влезать в спортивную тематику и выносить, без преувеличения, исторические события на откуп миллионам людей, то позвольте уж и человеку, так или иначе связанному с большим спортом, высказать свое мнение о фильме.

Скажу сразу: мнение у меня о нем – двойственное. Скорее, даже так: я ждал гораздо худшего, имея опыт просмотра фильмов на спортивную тематику, как российских, так и зарубежных.

Поэтому из положительного отмечу, что сцены, связанные собственно с хоккеем, сняты очень профессионально. А матч суперсерии с Канадой и вовсе – блеск! Поскольку, я практически наизусть знаю эту игру, так как будучи восьмилетним мальчишкой в 1972 году, увидел его первый раз, как и вся страна, а затем пересматривал десятки раз, то отмечу: заброшенные шайбы показаны чуть ли не с документальной точностью! Во всем остальном же – документальность, увы, отсутствует напрочь.

События, которые были на самом деле, показаны либо под другим ракурсом, либо указаны не те даты. Например, Харламов не попадал в автокатастрофу перед первой серией с канадцами в 1972 году. Факт его первой аварии случился в 1976 году, а перед суперсерией он был в прекрасной форме. Далее, Анатолий Тарасов в присутствии генсека Брежнева действительно уводил команду со льда. Но опять же не в 1972 году, а в 1969 году. И уводил не сборную СССР, а клуб ЦСКА во время календарной игры со «Спартаком», за что и был на год отстранен от работы со сборной. А вот перед Суперсерией – 1972, его убрали совсем за другое.

В многочисленных интервью ветераны хоккея, в том числе и известные тренеры, говорили, что Тарасов всячески старался оттянуть встречу с лидерами НХЛ, а Всеволод Бобров, назначенный на его место, наоборот, рвался. Понятно, что никто из хоккеистов не звонил Тарасову после игры (у них не было теплых отношений, чего не скрывал и Харламов, который в конце 70-х даже выступил со своеобразной статьей о Тарасове в одной из центральных газет ). И сам матч транслировался в записи, спустя почти сутки, так как в «верхах» боялись разгромного счета, да и техника не была такой совершенной. Еще примерно лет десять все матчи из-за океана, за редким исключением, транслировались в записи.

В картине множество и других таких же перлов. Кроме того, двойственное впечатление осталось и от роли Олега Меньшикова. Это, конечно, не постаревший Костик из «Покровских ворот», в каком обычно амплуа выступает Меньшиков, но и не Тарасов. Внешне. Характер тренера он, наверное, передал. Но внешнее сходство обязательно. Ведь снимая исторические фильмы (а этот тоже можно отнести к таковым, поскольку речь идет о реальных событий и персонажи названы своими именами), не показывают, допустим, Сталина толстым и лысым, а, например, Гитлера с седой бородой. Поэтому все возможные заявления оппонентов, в том, что это фильм художественный, и режиссер имеет право на собственное видение, на мой взгляд, принимать нельзя. Опять же, никто не показывает, что Великая Отечественная война закончилась, допустим, не 9 мая, а 11 июля. Тогда почему здесь можно вольно играть датами и тем самым искажать логику событий?

Так что легендарные времена для нашего хоккея оказались испорчены такими казусами. И тем, кто то время пережил непосредственно, это не очень приятно. И молодое поколение должно знать свою историю такой, какой она была. В том числе и по датам. Даже в первую очередь. Более того, история на этом и построена. А иначе легенда оказывается искаженной.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Кругом 17

Колонка нашего обозревателя Сергея Тополя

Я помню пустые улицы Москвы, которая смотрела Хоккей. 40 лет прошло, а как сейчас вижу, как моя семья собралась у черно-белого «Рекорда», зная с каким счетом наши выиграли у канадцев.

Игру из-за разницы во времени показывали в записи, но слухи о победе наших уже дошли. Впрочем, один член семьи, мой тесть, старый каторжанин, не отрекшийся от Сталина, ровесник века Константин Иванович Лебедев, результата матча не знал.

Мы хотели сделать ему сюрприз. Сюрприз вышел боком. Старик так стучал своей палкой по полу, когда шайбы летели в ворота, что не только выбил пару намертво, как нам казалось, сидящих на смоле паркетин, но и сломал свою дубовую палку об угол платяного шкафа. Шкаф тоже пришлось выбросить. Так болел!

Собственно, так болела вся страна. На моей памяти и милицейские пустые сводки в дни таких матчей. Таких случаев на моей памяти было два. Второй раз когда по ТВ показывали премьеру «Семнадцати мгновений весны».

Все это я вспомнил на просмотре фильма «Легенды №17» в битком набитом зале кинотеатра. Фильма о том хоккее, который как оказалось тогда был нужен стране как воздух свободы. (читайте далее...)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент "Вечерки" Михаил Садчиков пообщался с исполнителем главной роли в "Легенде номер 17" Данилой Козловским:

- Под чьим руководством вы тренировались?

- Сначала занимался под руководством целой группы тренеров в Петербурге, а затем приехали канадские специалисты, которые «ставили» хоккей в картине, придумывали хореографию эпизодов…

- Необычно звучит - «хореография хоккея»!

- На самом деле так. Это же должно смотреться очень красиво, все эти стыки, «жесткости».  И такой термин, как «хореография», в нашем кино, мне кажется, правильно употребим. Канадские специалисты, которые «вкатывали» нас в эпизод, давали какие-то советы.

- А у вас был хоккейный дублер?

- Конечно. К сожалению, нельзя научиться играть в хоккей за несколько месяцев, но обладать какими-то навыками необходимо, тем более, если играешь главную роль в картине. Все равно должно быть видно, что артист владеет коньками, владеет клюшкой.

- Какое-то хоккейное прошлое у вас было?

- Нет, не было. Во дворе я катался, с парнями играл в хоккей, но это в детстве и нечасто… Я помню свое первое детское «знакомство» с Валерием Харламовым, мы жили тогда на Соколе, недалеко от дворца спорта ЦСКА. Когда мы с ребятами прогуливали школу, то шли в Центральный спортивный клуб армии, пробирались окольными путями под софиты, на самый верх, чтобы следить за тренировками хоккеистов. И над хоккейной площадкой висело три гигантских свитера, один из них – Харламова. Помню, меня тогда чем-то поразила эта фамилия, ее звучание: «Харламов», кто это такой, интересно? Чем же он так прославился?..

По-настоящему первый раз я встал на коньки только на этой картине, хотя мне до этого казалось, что умею кататься. Когда мне первый раз позвонили и предложили прочитать сценарий, то спросили: «Умеете ли вы кататься на коньках?», я, не задумываясь, ответил: «Умею!» Это не вранье, я был уверен, что умею кататься на коньках, но только до первой встречи с тренером, который меня убедил в обратном и начал меня учить…

Читайте интервью полностью


Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER