Пятница 21 сентября, 06:09
Ясно + 10°
Марина Ефименко с любимым псом

Полицейский-кинолог жестоко избил коллегу за то, что она вступилась за щенка

Фото: Иван Комаров
Конфликт на работе чуть было не окончился для Марины Ефименко трагедией.

19:15 8 августа 2012

Сотрудница Центральной кинологической службы подверглась нападению со стороны коллеги. Видео Ивана Комарова.

В правоохранительных органах Мытищ разгорается нешуточный скандал: в феврале один из сотрудников Центральной кинологической службы (ЦКС) набросился на свою коллегу с кулаками. Медики зафиксировали у женщины серьезные травмы, в результате чего она провела на больничной койке два месяца. Корреспондент «Вечерней Москвы» отправился в подмосковный город, чтобы на месте разобраться в случившемся.

ЦКС «Мытищинское» находится на окраине населенного пункта. Именно там больше года трудится сержант полиции, кинолог Марина Ефименко. По словам женщины, ей нравится работать с собаками, и служба ее полностью устраивала. Но в феврале в ведомстве произошло из ряда вон выходящее событие – Марину жестоко избил ее сослуживец.

- Это произошло 18 февраля этого года. Я заступила на службу, и обнаружила, что щенок в вольере серьезно ранен, - рассказывает Ефименко. – Смену мне сдавал сержант Александр Романов, мой коллега. Он нарушил ведомственный приказ, и не сообщил начальству рапортом о том, что животное было искусано. Естественно, в первую очередь я бросилась к щенку, осмотрела его рану, перебинтовала. Потом спросила у Романова, что же все-таки произошло. Он ответил, что животное покусали взрослые собаки на выгуле. Но все дело в том, что он не имел права выпускать их вместе! После этого, по приказу нашей бывшей начальницы – майора полиции Светланы Репиной, для дачи объяснения был собран весь личный состав. Романов писал объяснительную на кухне, а мы с Репиной находились в комнате для отдыха. Потом он пришел к нам, и сразу, с порога, начал беспричинно оскорблять меня, просто поливать матом!

Далее события, по словам Марины, развивались, как в фильме ужасов.

- Неожиданно Александр Романов зажал меня в угол и стал бить. Чем именно, я не видела, была очень напугана. Избивая меня, он еще и угрожал, что расправится со мной за территорией питомника. Все это происходило на глазах моей начальницы Светланы Репиной и другой коллеги - старшего сержанта Татьяны Сосниной. Но, к моему ужасу, Репина не предприняла абсолютно никаких действий, чтобы остановить взбешенного Романова, - не скрывая удивления говорит женщина. – Я просила ее: «Светлана Васильевна, пожалуйста, остановите его!», но она не проронила ни слова! В этот момент моя сослуживица Татьяна оттащила озверевшего Романова, тем самым, я убеждена, спасла мне жизнь. После этого он беспрепятственно вышел, пригрозив убить меня за питомником. Вслед за ним выскочила и Светлана Репина.

Далее, по словам кинолога, ее начальница и Романов вышли за территорию питомника.

- От шока я даже сначала боли не почувствовала, - продолжает Марина Ефименко. - Но уже через два часа у меня ужасно заболела голова, началась тошнота и боли в позвоночнике – просто не могла шею повернуть. Я легла, но мне становилось лишь хуже. Моя другая коллега – Татьяна Трифонова сказала, чтобы я немедленно обратилась к врачам. Соснина рассказала ей, с каким озверением и с какой силой Романов бил меня по голове… Особенно сильным был первый удар – мне показалось, что в моей голове что-то лопнуло, даже слышать плохо стала.

Отважный кинолог, превозмогая боль, отвезла раненого щенка в ветеринарную лечебницу.

- Вернувшись от ветеринара, я просто побоялась вернуться обратно. Александр впал в агрессию, и что он сделает дальше, предугадать было никак нельзя. К тому же, он любит «заложить за воротник», возможно, был с похмелья и не контролировал себя. Я отправилась в травмпункт, где меня осмотрели врачи. Они диагностировали сильный ушиб головы, и сотрясение мозга, - говорит женщина.

Тем временем, в дежурную часть УВД «Мытищинское» поступила телефонограмма, в которой сообщалось о том, что сотрудник полиции Александр Романов избил на смене сотрудницу Ефименко. Марину вызвали для дачи объяснений и показаний, позднее туда прибыл и ее обидчик.

- Его долго искали, поскольку испугавшись, он стал скрываться. Оперативники нашли его и доставили в отдел, -  вспоминает кинолог. – Мы стали писать бесконечные рапорты. В это время Светлана Репина позвонила мне на мобильный телефон, и стала буквально умолять не вписывать в объяснительную то, что она присутствовала при моем избиении. Я не растерялась, и записала этот разговор на диктофон. По понятным причинам я Репиной отказала. Бумажной волокитой мы занимались до трех часов ночи.

По словам Ефименко, в тот момент она была уверена, что Александра Романова в ту же ночь возьмут под стражу.

- Все-таки он сотрудник полиции, должностное лицо! Единственное, что меня радует – что тогда при нем не было табельного оружия. Потому что если бы он был вооружен, мне даже страшно представить, чем бы это закончилось. Он буквально обезумел, - говорит Марина Ефименко. - Оперативники специально приехали сюда проверить, нет ли Романова в питомнике, потому что я боялась туда войти. «Коллега» избил меня в субботу, а в поликлинику я пошла только в понедельник, до этого отлеживалась дома.

Марина рассказала, что в воскресенье свидетельнице обвинения Сосниной позвонила Светлана Репина, и уговаривала очевидицу «перейти на ее сторону», потому что «огласка никому не нужна». У кинолога также имеется аудиозапись разговора, в котором ее бывшая начальница пытается договориться с оперативниками об изменении ранее данных показаний.

- Она хотела подменить документ: якобы я была избита не на территории ЦКС, а за ее пределами, и травмы мне нанес не Романов, а неизвестный человек, когда я шла на работу,- говорит кинолог. -  Более того, Репина не отправила никаких материалов в прокуратуру, а также пыталась дезинформировать начальника УВД. Позже майор пыталась выставить происшедшее совсем в другом свете: якобы во всем виновата я сама, что я оскорбляла Романова, и чуть ли не первая бросилась на него с кулаками. К счастью, эта ложь была полностью опровергнута свидетельницей происшествия. Соснина была возмущена поступком коллеги, и отказываться от своих слов не пожелала.

- А вот нашего штатного психолога Репиной видимо удалось переманить на свою сторону. В заключении он написал прекрасную характеристику моему обидчику, а нам – мне и Татьяне резко отрицательные. Нас выставили неадекватными людьми, которые вообще непонятно как попали в полицию, - с обидой говорит Марина. – Более того, бывшая начальница позвонила еще одной нашей коллеге – Татьяне Трифоновой, которая также заняла мою сторону, и заявила ей, что мне уже ничего не поможет, а у нее еще есть шанс сохранить работу. После этого вновь начались открытые угрозы: меня предупреждали, что я не успею доползти до церкви, что они расправятся с моим ребенком… Даже страшно вспомнить. Ну и конечно бесконечные убеждения моих подруг, что в сокрытии правды заинтересованы «большие» люди, и дело все равно замнется.

Ефименко рассказала, что в поисках правды она обратилась в профсоюз сотрудников полиции, где ей оказал реальную помощь председатель профсоюза Михаил Пашкин. Выслушав женщину, он предоставил ей известного адвоката Евгения Харламова, который в настоящее время абсолютно бесплатно осуществляет защиту интересов Марины.

- От сильного нервного стресса у меня начались невыносимые боли в животе, и я поехала в поликлинику ГУВД Московской области, которая находится около станции метро «Войковская». Мое состояние серьезно напугало врача, по его словам, у меня даже пульс еле-еле прощупывался. Оттуда меня на «скорой» доставили в главный клинический госпиталь МВД, и там положили в отделение нейрохирургии. После еще нескольких обследований медики констатировали, что у меня закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение мозга и флексионная травма шейного отдела позвоночника. В госпитале я лежала две недели, после чего меня отправили на реабилитацию в санаторий «Пахра». Там я лежала в неврологии, и все это время была вынуждена ходить и спать в шейном корсете. Головные боли тоже никуда не исчезли.

Слова Ефименко подтверждает ее коллега – кинолог Татьяна Трифонова.

- Мы неоднократно навещали Марину в госпитале. Состояние ее было просто ужасающим! В основном она лежала в корсете, и даже говорила с трудом - речь была немного заторможена, - рассказала Татьяна.

Из-за регулярно поступавших угроз, больше всего сотрудница полиции переживала за свою восьмилетнюю дочь Юленьку. Все время, пока ее мать проходила курс лечения, девочка жила у бабушки, и не ходила в школу.

- Знаете, что меня больше всего удивило, - спрашивает Марина. - Мало того, что ни Романов ни Репина ни разу не пришли меня навестить, никто даже ни разу не позвонил, а сам обидчик до сих пор даже не попросил у меня прощения! Моим коллегам и свидетелям – Татьяне Трифоновой и Татьяне Сосниной также пришлось взять «больничный», так как на них непрестанно оказывалось давление. И в обход абсолютно всех законов, в это время им даже не выдавали зарплату. Выражаясь кратко: зажали в очень жесткие тиски. Потом, правда, все отдали.

- Судебное разбирательство пока идет, так сказать, вяло. В кулуарах звучат абсолютно бредовые заявления о том, что Романов меня не избивал, а лишь слегка толкнул, а все медицинские справки я банально купила, чтобы кинуть его за решетку. Это при том, что ссор у нас с ним до этого никогда не было, ни малейшего конфликта, - возмущается Марина. 

Корреспондент «Вечерки» попытался связаться с самим Александром Романовым, чтобы попросить его прокомментировать случившееся. К сожалению, мужчина не захотел разговаривать – несколько раз он не брал трубку ни по одному из своих мобильных, а когда я отправил ему сообщение, с просьбой откликнуться, и вовсе отключил телефоны. 

Комментарий:

Евгений Харламов, адвокат, представляющий интересы Марины Ефименко в суде:

- Мы ждем от этого процесса справедливого наказания для сотрудника полиции Александра Романова, который, если говорить откровенно, уже более полугода не должен быть сотрудником полиции. Но, к нашему немалому удивлению, он до сих пор работает в правоохранительных органах. Скажу сразу, ни Марина Ефименко, ни ее коллеги, не хотели доводить это дело до суда. Достаточно было того, чтобы господин Романов просто-напросто принес извинения, но он этого не сделал.

В настоящее время, Романов обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.116 УК РФ.

Но! Мировой судья, 06 августа 2012 года, выслушав показания Ефменко, а также ее коллег – Сосниной и Трифоновой, непрозрачно дал понять Романову, что в его действиях, усматриваются признаки составов преступления, предусмотренных ч.1 ст.119 УК РФ (Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью), и п. «а» ч.2 ст.116 УК РФ (Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса - из хулиганских побуждений).

Если мировой судья придет к выводу о том, что в действиях Романова все же усматриваются признаки указанных мной составов преступлений, то будет вынесено постановление о прекращении уголовного преследования по делу и направлении материалов руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для решения вопроса о возбуждении уголовного дела в порядке публичного или частно-публичного обвинения.

В таком случае, Романов имеет все шансы получить реальный срок лишения свободы, что считаю справедливым.

«Вечерняя Москва» будет следить за дальнейшим развитием этого шокирующего дела

Марина Ефименко с любимым псом
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости

Новости СМИ2

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER