Вторник 23 октября, 02:10
Ясно + 3°

Уфолог Владимир Ажажа: Капица соглашался, что лучше быть пришельцем, чем проходимцем

Владимир Ажажа (в центре, стоит) на конференции уфологов.
Владимир Ажажа (в центре, стоит) на конференции уфологов.
Фото: Агентство «Фото ИТАР-ТАСС»
О Сергее Петровиче вспоминает его знаменитый оппонент из передачи «Очевидное – невероятное»

Одним из самых известных выпусков передачи «Очевидное-невероятное» стал эфир от 13 ноября 1976 г. Он был посвящен тайне Бермудского треугольника. В гостях у Сергея Петровича Капицы был кандидат технических наук Владимир Ажажа, ныне известный уфолог (исследователь НЛО и других паранормальных явлений). Владимир Георгиевич настаивал на том, что в районе Бермуд происходят необъяснимые процессы, а бесстрастный материалист Капица его опровергал: все эти исчезновения кораблей и самолетов можно объяснить законами механики. Под впечатлением от передачи Владимир Высоцкий написал свое знаменитое «Письмо в редакцию телевизионной передачи «Очевидное – невероятное»...». В представлении героя песни Владимир Ажажа – «краснобай и баламут», который «все извилины заплел» пациентам Канатчиковой дачи. Владимир Ажажа рассказал «Вечерке», чем ему запомнилось общение с Капицей и не в обиде ли он на него за скандальную славу.

– Владимир Георгиевич, когда вы познакомились с Сергеем Петровичем Капицей?

– Году эдак в 1957. И произошло это на почве нашего общего интереса к аппарату, который теперь известен под названием «акваланг». Я работал в Институте океанографии и морского хозяйства, возглавлял лабораторию подводных исследований. У меня был акваланг завода «Респиратор» с заводским номером 1. Мы проводили исследования в бассейне, а потом на Клязьминском водохранилище. Сергей Петрович увлекался подводным плаванием, он участвовал в этих погружениях. Он получил из Франции описание аппарата Кусто-Ганьяна (первый безопасный и удобный аппарат для дыхания под водой, изобретенный в 1943 г. Жак-Ивом Кусто и Эмилем Ганьяном. – Прим. ред.) и перевел его – тщательнейшим образом, скрупулезно уточняя каждый термин. И мы «поженили» его перевод с нашим скромным опытом. Получилась брошюра «Подводное плавание с аквалангом», 1958 год, издательство «Рыбное хозяйство». Я поставил на ней две фамилии – свою и Капицы. Но Сергей Петрович свою вычеркнул. Сказал: «Я же только перевел французский текст». Это показатель его рафинированной научной воспитанности, щепетильности…

– Как вы попали в передачу о Бермудском треугольнике?

– Ко мне обратилась Рада Аджубей, заместитель главного редактора журнала «Наука и жизнь». Сказала, что к ним приходят мешки писем с вопросами о Бермудском треугольнике. «Но я в тех местах не был!» – удивился я. «Но ты же моряк!», – сказала Рада Никитична. И призналась, что журнал уже обращался и в Институт океанологии, и в другие организации – все отказывались комментировать «чертовщину». Не хотели, как поется в блатной песне, «грязной тачкой руки пачкать», ронять свое реноме. И я сделал аналитический обзор литературы. Кстати, в наших библиотеках эту литературу достать было непросто, приходилось выцарапывать ее из-за рубежа. Так появилась моя статья «О «летучем голландце», Дьявольском море и Бермудском треугольнике» (1976. № 9). Журнал просил привести там какие-нибудь душераздирающие истории. Потом Высоцкий их обыграл в своей песне.

А Сергей Петрович как раз тогда начал, проламывая запреты, протаскивать на экран темы, которые раньше обходили вниманием или осуждали. Например, кибернетику. И вот он решил меня, как говорится, приложить «фейсом об тейбл», публично выпороть (смеется). Показать, что такое псевдонаука. Но научная мысль на самом деле может быть любой, и способы доказательства могут быть не только научными. Мы, ученые, все думаем по-разному, и в этом наша сила.

Я в той передаче открыто говорил о летающих тарелках. Пришлось затронуть ряд мистических моментов. Началась дискуссия. Вел ее светлой памяти Лев Николаев (Лев Николаев (1937 - 2011), известный популяризатор науки, редактор "Очевидного-невероятного". - Прим. ред.). И вот Сергей Петрович напрягается все больше, и наконец говорит:

– Владимир Георгиевич, то, что вы говорите, ни в какие ворота не лезет!

– Сергей Петрович, конечно, если у этих ворот будут стоять такие стражи, как вы.

Тут Сергею Петровичу изменила выдержка, он вскочил. И Льву Николаеву пришлось нас буквально разнимать.

– Надо же! А я смотрела эту передачу в Интернете, и там нет и в помине таких сцен. Вы сидите с Капицей за столом и очень корректно беседуете. Даже не «ломаете руки», как утверждал герой Высоцкого. И про тарелки я не помню. Что, это вырезали при монтаже?

– Не знаю, я сам того выпуска передачи не смотрел ни разу. Тогда не было видеомагнитофонов. Но я все это помню! И друзья мне говорили, что они это видели и слышали. Насчет «ломая руки» – ну вот, я сейчас, говоря с вами, тоже сильно жестикулирую…  

– Но в передаче этого нет. Не иначе как мистическая аура Бермудского треугольника повлияла. Кстати, а что означают слова из песни Высоцкого «то у вас собаки лают, то руины говорят»?

– Собаки лают в пустоту, когда чувствуют приближение НЛО. Они не видят посторонний объект, но ощущают его присутствие. Вернее, лают только сторожевые псы. Домашние поскуливают и прячутся под диван.

– Кстати, Вы на песню Высоцкого не обиделись?

– Ничуть! Высоцкого я боготворил и продолжаю боготворить. Когда он умер, я был в Репине под Ленинградом. Би-би-си сообщило, что умер Высоцкий. Была белая ночь, я пошел на берег Финского залива. Там кругом камни. И написал стихотворение: «Хоть о камень башкою,/ Хоть кричи – не кричи,/ Я услышал такое/ В июльской ночи – Что в больничном вагоне,/ Не допев лучший стих,/ После долгих агоний/ Высоцкий затих». На Ваганькове я хотел положить стихотворение на могилу, но какой-то парень вырвал у меня листок и убежал. А в стихотворении есть такие слова: «До свидания, тезка!». И потом я увидел это стихотворение за подписью Солоухина (Владимир Солоухин (1924 – 1997), известный русский прозаик. – Прим.ред.). Но я знал Солоухина: он ни за что бы не осмелился написать такое стихотворение и отдать за своей подписью в люди. И одна дама как-то ухитрилась просчитать, что автор – я. Передала его композитору Григорию Жислину, он положил его на музыку…

– Но вернемся к Сергею Петровичу Капице. Вы общались с ним после передачи?

– Конечно. В последние годы мы встречались в Российском новом университете, где Сергей Петрович был научным руководителем. Ректор РосНОУ, Владимир Зернов, предоставлял помещения для наших международных уфологических конференций. Я обязательно заходил к Сергею Петровичу. Он по-прежнему пытался подшучивать надо мною, но это уже было не так просто. Я уже по-другому подходил к решению уфологической проблемы. Уфологию удалось вытащить из вечной мерзлоты описательности: «Вот тарелка пролетела, и ого». Я объединил множество фактов системным подходом и показал, что нас посещают резиденты иного разума – эти самые тарелки. И управляются они киборгами, биороботами. У них нет пищеварительной, нервной, половой системы. Они проводят мониторинг человечества, добывают полезные ископаемые, воруют некоторые элементы. Это ОМОН иного разума, их штурмовые отряды. Живут в укромных местах – под водой, в горных массивах...

– И как Сергей Петрович относился к этим вашим идеям?

– С ироническим скептицизмом. При встречах любил спрашивать:

– Ну как, ОНИ тебя еще не унесли?

А я отвечал:

– Каждый должен быть в своей тарелке.

Или:

– Лучше быть пришельцем, чем проходимцем.

Он кивал и говорил:

– К тебе это не относится.

– Владимир Георгиевич, как, по-вашему, должна быть увековечена память о Капице?

– Ему обязательно надо поставить памятник. Есть же в Москве Аллея космонавтов. Должна быть и Аллея просветителей. Там должны быть бюсты Платона, Циолковского, Достоевского. И, конечно, Капицы. 

Читайте также

Последнее интервью Сергея Капицы: «Главное чудо – то, что мы живем»

Сергей Капица, основатель и бессменный ведущий телепрограммы «Очевидное – невероятное», получил золотую медаль Российской академии наук за выдающиеся достижения в области пропаганды научных знаний, став ее первым обладателем. Вручавший награду президент РАН Юрий Осипов назвал профессора Капицу «целым явлением», благодаря которому «тысячи молодых людей были вовлечены в науку, в культуру, в другие направления деятельности».

Мы беседуем с профессором вскоре после вручения награды.

О фамилии, Кембридже и детских воспоминаниях

- Сергей Петрович, ведь ваш отец Нобелевский лауреат Петр Капица в свое время тоже стал первым лауреатом академической награды.

- Да, это интересное совпадение. В 1956 году Академия наук учредила Большую золотую медаль имени М.В.Ломоносова, и первым ее получил, действительно, мой отец за работы по физике низких температур, которые, кстати, одно время я проводил вместе с ним.

- В физику вы пошли под влиянием отца?

- Да, именно так. Остальные наши родственники были географами. Прадед по линии матери, генерал царской армии Иероним Стебницкий был начальником топографической службы, вице-президентом российского географического общества. Моя бабушка была членом географического общества, занималась фольклором народностей нашей страны. Брат моего отца тоже был географом, и, кстати, первая опубликованная работа отца была связана с исследованием и производством рыбьего жира трески – он даже ездил с этой целью в Мурманск. Мой младший брат Андрей Петрович тоже был географом, много лет преподавал на географическом факультете МГУ, заведовал кафедрой рационального природопользования. К сожалению, летом прошлого года он умер... А я, хоть и являюсь физиком, после перестройки тоже переквалифицировался в географы – стал заниматься проблемами народонаселения Земли. Так что мы – традиционные географы. (Полный текст интервью читайте здесь)

Сергей Капица. Борец, человек убеждений и чести

Своими воспоминаниями о выдающемся ученом с корреспондентами "Вечерней Москвы" поделились коллеги и друзья Капицы.
14 августа на 85-м году жизни скончался знаменитого ученый и создатель передачи "Очевидное-невероятное" Сергей Капица.

Игорь Кириллов, диктор:

- Умер Сергей Капица. Это огромное горе для меня. Это был удивительный человек. Не только выдающийся ученый, но и телеведущий, обладающий очень высокой культурой. Его передачи любили и смотрели зрители разных возрастов. Я много общался с ним, мы вместе проводили творческие вечера. У него была не только потрясающая эрудиция, не только знания, но и необыкновенный артистизм. Он появлялся на экране, говорил: «Добрый день!» и его передачу сразу же хотелось смотреть. Он был очень предан нашему телевизионному искусству. Работал до последних дней. Его уход – огромная потеря для нас всех. Царствие Небесное Ему!

Татьяна Игоревна Балаховская, директор и единственный сотрудник музея-кабинета Петра Леонидовича Капицы:

- Я просто ошарашена от известий о смерти Сергея Петровича! У нас были такие обширные планы по развитию музея его отца – нобелевского лауреата Петра Леонидовича Капицы, мы только накануне обсуждали их. Он был очень заинтересован в этом музее.
Сергей Петрович мечтал во-первых, поднять престиж российской науки, а во-вторых, вернуть оболганному понятию «русская интеллигенция» его первоначальное значение. Именно потому, что он сам был настоящим эталоном русского интеллигента, он и пытался сохранить этот дух в музее.»

Даниил Дондурей, культуролог:

- Все знают Сергея Капицу как выдающегося Просветителя. И это действительно так – он обладал энциклопедическими знаниями и делился ими с людьми. Он был человеком, который вызывал фантастическое доверие. Это редчайшее свойство и добродетель. Я принимал участие в его передачах, и мне показалось, что Сергей Капица интересуется буквально всем – как ребенок. Его передачи смотрели миллионы зрителей. Он был посредником между Знанием и Человеком – с большой буквы. (читайте далее...)

 

 

 

Владимир Ажажа (в центре, стоит) на конференции уфологов.
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER