Среда 24 октября, 06:10
Дождь + 4°

Останутся ли в школах психологи?

Уже сегодня в некоторых московских школах психологи на практике пытаются искать подходы к внедрению новых правил.
Фото: Агентство «Фото ИТАР-ТАСС»
«Благодаря» новым образовательным стандартам, школьные психологи могут лишиться штатских должностей.

Московские школы первого сентября откроют свои двери обновленными. Но дело тут не только в закупке новых учебников, спортинвентаре и ремонте, но и в новых образовательных стандартах, которые кардинально изменят облик школьного образования. Скоро и ученики, и сама школа смогут выбирать что и в каком количестве изучать. Но если с математикой и русским языком все более-менее понятно, то со школьными психологами не очень.

Стандарт на психолога

Если новые стандарты в старшей школе будут вводиться постепенно и со следующего года, то школа начальная к ним уже перешла. Сокращений сейчас боятся многие специалисты и в кулуарах обсуждают, как новые нормы скажутся на их работе. Узких специалистов в учебных заведениях станет меньше. Это очевидно, потому что школы сами будут решать на каких педагогов им тратить свой бюджет. Однако задумка разработчиков заключается в том, что обновленная школа должна выдавать новые результаты образования. Не только предметные, которые были раньше, но и метапредметные (прим. компетенции необходимые современному человеку), а также личностные. Как тут не вспомнить о психологах? По идее с вступлением в силу новых стандартов психологам должна отводиться особая роль в процессе обучения. Более активная. Психолог сможет помогать учителям скорректировать урок так, чтобы максимально полно и эффективно донести знания до ребенка, а также развить его эмоционально и творчески.

Борьба подходов

Уже сегодня в некоторых московских школах психологи на практике пытаются искать подходы к внедрению новых правил. И с этим тоже есть определенные трудности. Консультирование школьников не отменяется, но теперь у психологов расширилось поле деятельности, им нужно работать вместе с учителями, выступать в роли помощников. Но у тех и у других разные подходы и цели. Учителю важно донести информацию до ученика и проверить хорошо ли усвоен материал, а для психолога важно научить ребенка эффективному общению, умению оценивать свои сильные и слабые стороны и действовать в соответствии с этим знанием. К тому же учителю, привыкшему быть ведущим, часто сложно свыкнуться с мыслью, что на уроке присутствует другой человек, который будет корректировать его работу, указывать на ошибки и предлагать принципиально другой способ организации урока.

Оптимизация задач

Несмотря на то, что в 2003 году Департамент образования Москвы издал регламент о педагогах-психологах, единой системы их работы на практике не было. В одних школах психологи занимались профориентацией, в других рассказывали о вреде курения, в третьих – решали экстренные ситуации и помогали учителям. С новыми стандартами их роль в учебном процессе должна стать четче. Психологи помимо новых задач смогут заниматься консультированием и  работой со школьным коллективом. Но будет ли проводиться вся эта работа зависит от школы. Директор вправе приглашать психологов на работу, но если хочет сэкономить, то может от их услуг отказаться. Сегодня в Москве психологов больше, чем школ, но далеко не в каждом среднем образовательном учреждении есть такие специалисты.

 

Елена Старчикова, педагог-психолог в школе № 87:

Модернизация образования меняет нашу работу. Психолог сегодня становится консультантом обучения, может приходить на уроки, наблюдать и конструировать сам урок. У меня был такой опыт соавторства, это очень полезно, потому что видно всю кухню. Наша задача не донести знания, а научить детей учиться. Урок нужно выстраивать не по традиционной схеме, а с учетом возраста и индивидуальных особенностей. Дети положительно воспринимают новые приемы работы, для них это встряска, активизация учебной деятельности, они становятся более заинтересованными и продуктивными. А с учителями возникают сложности, потому что они не привыкли к такому методу работы. Оказалось, что учитель с большим трудом  реализует те рекомендации, которые дает психолог, поэтому часто получается, что такие уроки - разовая акция. К сожалению, у меня нет класса, который был бы оборудован и позволял бы проводить развивающие занятия для детей. Я провожу такие занятия периодически, но это всегда связано с долгим поиском свободного кабинета. Поэтому пока моя работа в основном построена на работе с учителями.

 

Татьяна Дребенцева, директор школы № 87:

Я против того, чтобы психологов выводили за пределы штатного расписания школы. Человек должен быть внутри системы, чтобы эффективно помогать. Я много лет работаю с психологом Еленой Васильевной Старчиковой, чувствую ее помощь, не столько в работе с родителями, сколько в расстановке кадров, внедрении новой методики. Два года назад мы пришли работать в эту школу, она была не рейтинговой, и нам пришлось поднимать ее уровень, учиться работать в новых условиях, пополнять коллектив. Теперь у нас новое лицо. В данный момент в школе идет капитальный ремонт, поэтому лицо мы обновим и внешне.  У нас с Еленой Васильевной схожие взгляды, с ней я привыкла советоваться. К тому же мы стремимся быть очень открытыми как для детей, так и для родителей. Не всякий может обратиться в администрацию школы с проблемой, но наши родители знают, что могут прийти к нам. Мне нравится, что она старается разрешить любую проблему с позиции выгоды для ребенка.

 

Ирина Умняшова, руководитель федерации психологов Москвы:

Я 17 лет веду в школе уроки психологии, работаю в общеобразовательной школе в ЦАО, где по рекомендации Центрального окружного управления образования в 9-х классах введено преподавание курса «Профессиональное самоопределение». Мне интересно работать в школе, потому что я вижу результаты своей деятельности. Психолог сейчас востребован как соратник, помощник учителя. Наша задача построить школу такой, где ребенок сможет реализовать свои возможности и способности. Сейчас я больше работаю с педагогическим коллективом над реализацией ФГОСов, помогаю в создании психолого-педагогических условий и организую психологическое сопровождение основных образовательных программ. Учителю тоже нужна психологическая поддержка. Только здоровый учитель может воспитать здорового ученика. И если администрация школы не осознает необходимость психолога, то через несколько лет она может столкнуться с серьезными проблемами во время аттестации и аккредитации образовательного учреждения. Через 2-3 года образовательные учреждения должны будут показать уровень сформированности метапредметных результатов учащихся начальной школы (у тех детей, которые сейчас обучаются по новому стандарту), а также показать, какие психолого-педагогические условия реализации стандарта созданы в образовательном учреждении – а эти направления деятельности школы эффективнее и грамотнее реализовывать совместно со школьной психологической службой.

Немного истории:

Первые психологи в московских школах появились в 80-х годах. Сначала их было мало и они занимались решением экстренных ситуаций: оказанием психологической помощи в конфликтных ситуациях. Позже штат школьных психологов расширился, многие прошли краткосрочные курсы повышения квалификации, но специалистов высокого уровня было не много. В 1985 году появилась должность педагог-психолог, а в Департаменте образования Москвы появилось соответствующее направление. В 2003 году Департамент образования издал положение о школьных психологах. Все это привело к развитию службы педагогов-психологов, дало им возможность заниматься не только экстренными ситуациями, но и профилактикой сложностей.  Несмотря на более чем двадцатилетнюю историю, в Москве есть школы, где до сих пор нет психологов. А есть те, которые славятся своими психологическими службами.

А как у них?

Валентина Шаталина, кандидат психологических наук, сотрудник РАО, в настоящее время работает в Великобритании:

В Англии система психологической помощи детям в школе отличается от российской и направлена на поддержку отклонения, так называемое инклюзивное образование, когда нужно принимать и понимать отличных от тебя людей. В России ситуация другая, система призвана поддержать норму, снять невроз, повысить самооценку. В английских школах дети к психологу редко приходят сами. В обычной школе учитель рекомендует школьного психолога, в частной школе детей специально инструктируют, как и зачем потреблять психологические услуги. На выходе, там, где решаются трудности конкретного ученика, я считаю, наша психологическая служба задумана более перспективно, чем английская. Вопрос в том, как все будет звучать в свете новых реформ. В Британии, чтобы пригласить профессионала для решения вопроса, школа должна хорошо заплатить психологическому центру. На ставке психолога сидит специалист, который работает «как скорая помощь»: поговорить с родителями, донести их тревоги до учителя, организовать дополнительные занятия, или провести беседы с учеником, поработать с одноклассниками, аккуратно, никого не травмируя. Для такой работы достаточно небольшого  дополнительного курса обучения в колледже. Если речь идет о серьезных отклонениях в развитии на помощь приходят системы обеспечивающие инклюзивное образование. И конечно, психолог в школе следит за традиционными темами: “Подготовка к семейной жизни”, ‘Здоровый образ жизни”, “Здоровое питание”,” Профориентация”. Как правило, используются федеральные программы, и задачей  психолога является адаптация их к своей школе.

Мария Ушакова, психолог, несколько лет проработала в психологическом центре в Великобритании:

В каждой английской школе есть психолог. Чтобы работать там, нужно иметь специальное образование и аккредитацию. За работу психолога в Англии хорошо платят. Система психологической помощи появилась еще в 60-х годах. Школьникам помогают решить проблемы в семье, помочь во время сложностей подросткового периода, справиться давлением со стороны сверстников, словом, все жизненные ситуации, которые негативно влияют на обучаемость. Большое внимание уделяется инклюзивному обучению, принятию людей с ограниченными возможностями, людей из других культур, борьбе с булингом. Булинг – другими словами, это травля, дедовщина. Поскольку в Англии есть целые районы, где живут выходцы из Бангладеша, Пакистана, то проблема ксенофобии стоит достаточно остро. Ксенофобия и наркотики – это главные проблемы современной английской школы.

Статистика

Более 3000 психологов в школах Москвы, но 4500 психологов в системе образования Москвы (детские сады, профучилища, центры психолого-медико социального сопровождения)

В Москве 1500 школ, но не во всех школах есть психолог, в основном в школах есть 1 специалист, в некоторых по 6-7 специалистов

В Москве работает 63 психологических центра, 7 из них находятся в ЦАО

(действует принцип шаговой доспуности помощи и принцип специализации центра (есть центры, которые специализируются на конкретных проблемах, например центр ОЗОН – помощь детям, подвергшимся насилию)

 

 

Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER