Четверг 18 октября, 00:10
Туманно + 7°

Бремя музы

Эти дни начала осени, с прозрачной синевой неба и рыжиной в листве, с холодными ночами и какой-то особой прозрачностью воздуха всегда напитаны поэзией. Поэзией не бравурно-праздничной, а такой же, как погода за окном - с грустинкой.

Я прочитала недавно: исполнилось двести лет со дня рождения Наталии Гончаровой. Двести лет! Целый год мы слышали о громкой дате и соотносили ее с Бородинским сражением. А двести лет Натали - это просто сюрреализм какой-то. Она же юная красавица, как на знаменитой акварели Брюллова. Муза Пушкина. Мадонна.

Прошло уже два века, а все не утихают страсти и сплетни вокруг этого имени. До сих пор предположений море, и осуждений, и досужих домыслов. Достойна ли была она того человека, который "наше всё". Могла ли она понять, оценить. Начиная с жесткой Ахматовой и категоричной Цветаевой, почти каждая русская интеллигентка примеряла - чисто теоретически - эту роль: любимая женщина великого человека. И каждой думается: со мной бы все было по-другому.

А я думаю - как это тяжело, принять на свои плечи бремя быть Музой. Это же судьба, предназначение, это тяжелый крест. Вряд ли шестнадцатилетняя красавица Наташа Гончарова из Полотняного Завода думала о том, какая слава в веках ей уготовлена. Так много получить - и божественную красоту, и любовь одного из самых блистательных поэтов. И наряду с этими щедрыми дарами быть осужденной не только современниками. Припечатанной в веках. Достойна ли была Александра Сергеевича? Достойна! Ведь именно ее он выбрал и полюбил.

И, хоть не хочется говорить высокопарно, придется сказать. Она свою, тоже неповторимую и единственную, жизнь положила на алтарь истории. Я думаю: ведь она осталась вдовой уже в двадцать четыре года. С четырьмя детьми на руках. И, фактически, все главное в ее жизни уже произошло к этому времени. Пушкин у нее уже был, и уже был потерян - навсегда. А впереди ведь еще целая жизнь. Интересно, догадывалась ли Натали, что будет жить не только свои хронологические пятьдесят с небольшим лет, что и в далеком 2012 году про нее будут судачить потомки.

Ведь жила-была милая девочка. Щебетала по-французски, любовалась своим отражением в зеркале, кружилась на балу и обмахивалась веером. Могла бы, запросто, выйти замуж за простого парня. Ну, простого состоятельного парня. Не гения русской поэзии. И все было бы по-другому - и для Пушкина, и для Наталии Гончаровой, и даже для всех нас. Кажется - это дела давно минувших дней. А вот вам реальная история, произошедшая совсем недавно.

Весной я узнала, что умер один мой хороший знакомый - Сережа Киселев.

Мы называли его "ходячей энциклопедией" и удивлялись широте познаний.

Он был военным историком. В "Вечерней Москве" писали о его чудесных пластилиновых армиях, которые он начал создавать еще шестнадцатилетним школьником: скрупулезно вылепленные солдатики и орудия занимали целую комнату, антресоли были забиты книжными архивами и тетрадками, исписанными каллиграфическим Сережиным почерком. Он был настоящим гением в своей области и очень необычным человеком. Жил совсем небогато - занимался своими солдатиками, энциклопедиями; редактировал книги и писал что-то свое. И все эти годы рядом с ним была жена. Я никогда не видела ее, но я знаю, что только настоящая муза может терпеть вместо бытового довольства все эти архивы, вместо дачи и машины - коробки с пластилиновыми солдатиками. Она не выходит на связь, эта Сережина вдова, потому что боль потери для нее слишком велика, чтобы обсуждать печальные реалии и то, что ее Сережи больше нет. Вы представляете себе сегодня такую женщину, которая не капала бы на мозг: иди, работай, крутись, смотри как люди живут!.. А вот вам пример такой женщины, и я уверена, есть и другие такие. Музы.

"При чем здесь Гончарова!.. - воскликнет возмущенный читатель. - Она была профурсетка, не ценила, не понимала, с Дантесом флиртовала! Да и нашла что сравнивать - Пушкина и Киселева какого-то!" А я думаю - другие времена, нравы, другая степень известности. Но та же проблема: молодая девушка решается на жизнь с нестандартным, неординарным человеком. И автоматически разделяет его судьбу.

На Гончарову легко тяжкое бремя. Когда ты выбираешь себе в мужья не обычного хорошего парня, а человека гениального, ты, автоматически, тоже попадаешь в историю. И будет обязательно трудно и обязательно не так, как у всех.

Посмотрите на акварель Брюллова: прозрачные краски, легкая косинка в медовых глазах, непонятное выражение лица: то ли сейчас улыбнется, то ли расплачется. Кружева и нежная кожа. Этой юной богине на днях исполнилось двести лет. Просто подумайте об этом. Ведь о мимолетности нашего земного пути так легко думается в прозрачном сентябрьском лесу.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER