Суббота 20 октября, 05:10
Туманно + 5°

Кирилл Серебренников: Одиночеству не нужен переводчик

Режиссер Кирилл Серебренников.
Режиссер Кирилл Серебренников.
Фото: Агентство "Фото ИТАР-ТАСС"
Картина Кирилла Серебренникова «Измена», с которой стартовал 69-й МКФ в Венеции, встретила достаточно благосклонное отношение и российских критиков, и их зарубежных коллег.

Так, популярный журнал Hollywood Reporter отметил, что «адъюльтерная драма русского режиссера Кирилла Серебренникова продемонстрировала сильные актерские работы и стильную режиссуру. Человеческое сердце снова подтвердило свою репутацию самого неуправляемого из органов». Журнал отмечает и выдающуюся работу немецкой актрисы Франчески Петри, которой удается «баланс между льдом и огнем». Кроме Петри, в картине снялся также известный македонский театральный актер Деян Лилич. Эта интернациональная пара и стала центральной нервной системой фильма. С артистов и начался наш разговор с Кириллом Серебренниковым.

- Кирилл, почему вы не нашли актеров в России? Пригласили Франческу из Германии, Деяна – из Македонии?

- Я не думаю, что сегодня надо говорить о русских или зарубежных артистах. Не думаю, что осталось такое разделение. Мне просто были нужны очень хорошие актеры, которые могли бы отдаться этой истории. Мне нужно было, чтобы я ничего не знал про их спектакли, сериалы, их мужей и жен, что про них пишут таблоиды. Мне были нужны чистые творческие люди. Интересно открывать новое в любой истории. И я надеюсь, что вы узнали замечательных артистов, которых мы нашли после длительного кастинга.

- Но не все в Европе чувствуют себя как дома…  

- Поймите, сейчас нет понятия русский артист. Или английский. Или французский. Или итальянский. Для меня стены давно упали.

- Наверное, часто бываете в Италии?    

- Вы шутите!  Да я живу в Италии! В Москве ведь сейчас все итальянское – ресторан, музыка, одежда. Я, к примеру, каждый день бываю в итальянском ресторане рядом с МХАТом. Европа  очень нам близка. У нас общие проблемы. Все одно и то же.

- И семейные конфликты – тоже?

- Конечно…В любой стране мира существуют измены и люди испытывают те же чувства… Боль не имеет языка. Ей не нужен переводчик. Одиночеству и отчаянию не нужен переводчик. И нужно учиться прощать… Измену в том числе.

- Какую сверхзадачу себе ставили?

- Мы все изначально договорились, что исследуем человеческие состояния. Мы оперировали, может быть, слишком сложными понятиями для аудитории. Но старались увлечь зрителей, как в триллере…

- В картине героиня, переодевшись в лесу, выходит на дорогу и оказывается …в будущем… Это немного странно, нет?

  - Мы хотели исследовать, что происходит со временем. Я заметил, в пространстве измены категория  времени существует по-другому. Я помню: в состоянии увлеченности, аффекта время сжимается. Десять лет пролетают как несколько часов.  Такое интересное наблюдение для кинематографа. Этот эпизод - жанровое приспособление, которое уместно в таком рассказе о  предательстве, любви, мести. Это сложные понятия. Но каждый из нас с этим сталкивался. Может быть, люди, которые посмотрят фильм, изменят свое отношение к измене... Переодевание в лесу – конечно, условный прием. Женщины всегда сильнее мужчин. Они сбрасывают  кожу. Меняются на глазах.  Вы заметили, что героиня помолодела, похорошела, стала еще привлекательней… А герой осунулся и постарел. Эти игры с возрастом, со временем, были для нас очень важны. 

- А зачем героиня Франчески у вас бреется?

- Для рекламы ЛОреаля. Шучу. Знаете, на набережной у Дворца очень удачно висит наш плакат с бреющейся Франческой: между рекламой ЛОреаля. Получилась как бы рекламная кампания Лореаля.Мы не хотели делать это специально. Этот эпизод в фильме - жест крайнего отчаяния. Когда понимаешь, что потерял человека, не увидишь его больше никогда, возникает страстное желание слиться с ним – и тут волоски, личные предметы идут в ход… Эпизод замечательно сыгран Франческой – она пытается через прикосновение к вещам слиться с погибшим мужем  

- А довольны тем, как сыграла неверную жену Альбина Джанабаева?

- Альбина – большая серьезная драматическая артистка, а не только певица. Это тяжелая, сложная роль. И она сыграла ее на высочайшем профессиональном уровне. Я просто забыл, что у нее нет практики в кино и театре. Она работала как супер-профи, чувствовала камеру. А в любовных сценах оставалась искренней, честной, открытой и очень привлекательной. Это редкость. Вообще я  счастлив, что в нашем фильме снялась красивая актриса.

- Кое-кто из зарубежных критиков увидел у вас даже мотивы Достоевского…

  - У меня на самом деле сложные отношения с Достоевским. Я понимаю, что весь мир перед ним преклоняется. Я понимаю, что он гений и потрясающий писатель. И при том я ненавижу Достоевского. Он  слишком какая-то часть нас. Но он неправильно нарисовал образ русского человека, по которому нас пытаются понять иностранцы. Русские не такие. Я не персонаж Достоевского. Может быть, Гоголя – да.

- А кто из классиков кинематографа на вас повлиял? Линч? Антониони? Хичкок?

- Я не могу сказать, что находился под их влиянием. Или Трюффо. А вот Бергман для меня очень важен. Когда я посмотрел «Фанни и Александр», у меня был шок. Под действием этого фильма химия мозга, психология. Я первый раз почувствовал в кино, что такое одиночество, боль… В кино именно Бергман так на меня подействовал. Даже в Советском Слоюзе появлялись его фильмы, их не так сильно резали. Но Линчу - огромный респект,  а Хичкок – просто гений.

- Говорят, у вашей истории будет продолжение?

- Вполне вероятно Я не ограничусь темой измены. Мне интересны любые аспекты эмоциональной любовной жизни человека. Действие «Измены» происходит и осенью, и зимой. А может быть и в другое время года. Может быть про другие  чувства и ситуации. Сейчас – так. Потом – иначе. Мне захотелось вглядеться и в себя, и в человека вообще.  Ведь главная ценность, достижение цивилизации – человек.

Прямая речь

Альбина Джанабаева:

-  У меня были предрассудки и сомнения. Ведь мне пришлось ложиться в гроб. Я пыталась отложить сомнения до съемочного момента в крематории. Даже когда входила в кадр, старалась об этом не думать и взять себя в руки. Тем более, Кирилл мне говорил, что это хорошая примета… А меня это пугало…

Оператор Олег Лукичев:

- Мы нашли  в Подмосковье заброшенный объект, который строился 32 лет назад к Олимпиаде. Сюрреалистичное  пространство с огромными хрустальными люстрами, большими залами - как гостиница у Кубрика в «Сиянии». Нам достался недостроенный корпус – и мы на седьмом этаже сами построили коридор и достоверный номер. И когда вышли на балкон, у нас начался праздник.

Режиссер Кирилл Серебренников.
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER