Вторник 23 октября, 02:10
Ясно + 3°

Настоящие гонки только начались. За весло взялся сам Терренс Малик

Регата в Венеции - большой праздник, который можно сравнить с Днем города в Москве.
Регата в Венеции - большой праздник, который можно сравнить с Днем города в Москве.
Фото: Наталья Боброва, "Вечерняя Москва"
2 сентября, в первое воскресенье месяца, в Венеции прошла ежегодная лодочная регата.

Это большой праздник – как в Москве День города. По этому случаю движение по многим каналам было перекрыто, а мосты и набережные просто ломились от зрителей. Их ждало необыкновенное зрелище: сначала проплыло шесть лодок с чудесными певцами-гитаристами, выводящими серенады, а затем стартовали лодки-двойки. И началась бескомпромиссная гонка, в которой участвовали и мужчины, и женщины. Зрелище редкое по красоте и накалу эмоций.

Удивительное совпадение: и на фестивале уже проплыли шесть лодок-фильмов (в том числе и наша «Измена» Кирилла Серебренникова), и на большую воду, образно говоря, вышли крупные суда. Одно из них – «К удивлению» Терренса Малика, обладателя каннской «Золотой Пальмовой ветви» за «Древо жизни» (2010 г.).

Перевод названия с английского (To The Wonder) не самый удачный. Чему тут удивляться? История распада семейной ячейки, взаимных измен и упреков (тема кризиса семьи оказалась очень востребованной на нынешней Мостре) не самая оригинальная. Правда, рассказана она Маликом не языком прозы, а «высоким штилем». Это ближе «К чуду». Перед нами, по сути, пластическая драма, или, если хотите, поэтическая сюита, снятая на природе, с философскими комментариями за кадром.

Почти двухчасовой фильм во многом напоминает стилистику «Древа жизни» – идиллия сначала в Париже. Потом на окраине американского городка, семья сначала счастливая, потом - не очень… Много деревьев, открытого пространства и воды… И - музыка Чайковского, что неожиданно и приятно. А еще в картине звучит интерпретация колыбельной про серого волчка, который стал котиком и пара фраз по-русски. Все это, по мысли автора, должно напомнить о русском происхождении героини, которая в основном говорит в картине по-французски…

Марину играет Ольга Куриленко, выросшая назло коренным голливудкам, в любимую актрису Малика. Ее терпеливого супруга - Бен Аффлек, которому особо делать в фильме нечего, разве что успокаивать супругу. Марина старательно принимает изящные позы, танцует то на опавших листьях, то на мелководье и играет в прятки с партнером (монтаж такой, что логику в событиях искать бесполезно).

По сценарию ей повезло: русская балерина нашла свое счастье на Западе – сначала с французом, от которого родила дочку (почему-то в фильме ее упорно и торжественно называют Татьяной – привет консультантам!), потом с американцем-писателем (во что, честно говоря, верится с трудом – Бен Аффлек вызывает другие ассоциации). Сначала герои очень красиво любят друг друга на фоне Эйфелевой башни, лугов-полей, морского прилива и воды во всех проявлениях (любимая тема Малика), а потом так же яростно ругаются, скандалят и азартно изменяют друг другу, несмотря на свежеотстроенный дом – американскую мечту... С жиру бесятся – вынесут вердикт российские зрители. А причина, как говорится в суде, - непримиримые противоречия. Тонкая душевная организация Марины не встречает должного отклика и понимания у мужа-прагматика. Они расстаются. Но не перестают любить друг друга (так, во всяком случае, понимает ситуацию актриса).

Сам Терренс Малик, прославившийся своим неуправляемым характером, как обычно, так и не появился пред журналистами в Венеции. Представлять картину приехали актеры и продюсеры фильма. Впрочем, ни Бена Аффлека, ни Рэйчел МакАдамс, ни Хавьера Бардема, неожиданно воплотившегося в сердобольного католического священника, на Мостре тоже не дождались. За них отдувалась Ольга Куриленко, главная героиня картины, затмившая собой и Аффлека, и МакАдамс (их роли были жестоко урезаны в  пользу пластических этюдов Куриленко, за которой камера Малика следит с нескрываемым восхищением).

Причем, если Натали Портман, готовясь сыграть балерину в «Черном лебеде», месяцами упорно стирала в кровь ноги, репетируя по десять часов в сутки, то Куриленко месяцами… читала. Перед съемками Малик потребовал от нее перечитать «Анну Каренину», «Идиота» и «Братьев Карамазовых». И дал на все два месяца. Вообще-то Ольга уверяет, что эти романы она читала еще в детстве, но тогда мало что в них поняла. Сейчас же она просто открыла для себя новый мир. Для нее стало откровением, что режиссер просил ее передать свои чувства без слов – пластикой. Малик считает, что молчание сильнее слов.

- Все его картины очень визуальны, - сказала Ольга корреспонденту «Вечерки», - в них самые разные  эмоции передаются без слов, через образы.

О том, как работает Малик, ходят легенды. И одну из них подтвердила журналистам итальянская актриса Ромина Монделло, сыгравшая в фильме эпизод. Она уверяет, что Малик способен понять человека с первой встречи. Так, когда они встретились, режиссер, рассказывая о персонаже с несколькими словами текста, детально обрисовал актрисе характер. И даже придумал имя – Анна (правда, оно так и не было произнесено в фильме).

Похоже, у Малика сейчас открылось второе дыхание. После долгой паузы и тяжелой работы над «Древом жизни» и «К удивлению», мастер нынче работает сразу над двумя проектами. По словам продюсера Николаса Гонда, режиссер продолжит расширение границ киноязыка. Этого требует само время, утверждает продюсер: люди изголодались по новым идеям и опыт «Древа жизни» это полностью подтвердил.

А вот положит ли свою тяжелую лапу на фильм Малика один из местных золотых львов – еще большой вопрос. И не только потому, что американцев в Венеции по традиции не привечают. А еще и потому, что «К удивлению» профессионалов не очень-то удивляет. И замысел, и сюжет выглядят несколько вторичными: фильм смотрится как римейк «Древа жизни» - только с другими героями и актерами, в образах которых ясно читается голливудская иконография. Так, Ольга Куриленко поразительно похожа на юную Анджелину Джоли, Бен Аффлек – на молодого Бреда Питта, МакАдамс – на начинающую Мэрилин Монро. Но проявим толерантность: возможно, мастер, наконец, нашел свой большой стиль, свою тему и намерен развивать ее дальше. Духоподъемная симфоническая музыка, плюс тонкий закадровый текст («Я - в тебе. Ты – во мне») и ландшафты космического порядка – вот слагаемые коктейля Малика и оператора Эммануэля Любецкого. Не всем, кстати, он пришелся по вкусу. После пресс-показа ползала истово аплодировала. А другая половина остервенело кричала «Бу-у-у-у-у!» Но равнодушных не было.

P.S. В конце нашей встречи Ольга Куриленко дала автограф читателям «Вечерки» - газеты, которую она помнит и любит еще со школьных лет. Слова по-русски выводила долго и старательно, а расписалась по привычке по-английски.  «Это ничего?- забеспокоилась актриса. -  Я уже так привыкла…» Ничего, Ольга, ответила я. Звезде положено по-английски…

Регата в Венеции - большой праздник, который можно сравнить с Днем города в Москве.
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER