Четверг 16 августа, 10:08
Пасмурно + 19°
5 сентября 1997 года на искусственном острове у Водоотводного канала открыли гигантскую скульптуру Зураба Церетели.

Зураб Церетели: Моему мальчику Петру I исполняется 15 лет. Я горжусь им!

Фото: "Вечерняя Москва"
Исполняется 15 лет со дня появления памятника Петру I. Во время празднования 850-летия Москвы, 5 сентября 1997 года на искусственном острове у Водоотводного канала открыли гигантскую скульптуру Зураба Церетели.

Мало какой монумент вызывал такое негодование критиков. Известный журнал собирал подписи против его установки под девизом «Вас тут не стояло». Группа левых радикалов даже пыталась взорвать неоконченную скульптуру. Петра вносили в списки самых уродливых памятников мира, издевались над тем, что он «замахивается дубиной» (то есть свитком с указом) на храм Христа Спасителя, «попирает ногами корабли», демонстративно собирали деньги на его снос.

Попрекали подозрительным сходством с памятником Колумбу, который тот же скульптор изготовил к 500-летию открытия Америки. Гигантский Петр воспринимался как олицетворение помпезного стиля 1990-х гг.

Но прошли годы, и страсти поутихли. И сегодня число критиков сократилось в разы. Многие признаются, что памятник им нравится. Более того, теперь без этой бронзовой махины Москву уже трудно себе представить…

СПРАВКА

Полное название скульптуры — «В ознаменование 300-летия российского флота». Памятник выполнен по заказу правительства Москвы. Фигуру проектировали и возводили почти целый год, ее монтировали 120 монтажников.

Петру не страшна катастрофа

В романе фантаста Олега Дивова «Лучший экипаж Солнечной» (1998) бронзовый Петр — одно из немногих сооружений в Москве будущего, уцелевших после ядерной катастрофы. Новые жители бывшей столицы считают его языческим идолом и совершают к нему паломничества по высохшему руслу Москвы-реки.

В рассказе Михаила Веллера «Гулливер» из сборника «Легенды Арбата» (2009) пересказываются слухи о создании Петра.

Скульптор, способный создавать прекрасные миниатюры, мечтает лепить непременно гигантов: это позволяет ему почувствовать себя сильным и могущественным. Он делает статую своего любимого героя. «И был отлит корабельный врач Лэмюэль Гулливер ростом с небоскреб, и Колосс Родосский только в прыжке дотянулся бы поцеловать его в пупок…» Продать его англичанам не получается. Скульптор переделывает его, но Америке не нужен такой гигантский Колумб, а Португалии — Васко да Гама. Исполина превращают в Петра I, но Санкт-Петербург его покупать отказывается.

«В какие бы дальние страны (…) ни отправлялся Гулливер — он неизменно возвращался домой. Вот таким образом в Москве, сбоку Москвы-реки, никогда не бывшей сколько-то значимой водной магистралью (…) — монументально впаялся в пространство Петр. Вот стоит. Не знает, что он Гулливер».

Этот памятник для российской столицы — как Эйфелева башня для Парижа   

Зураб Церетели, скульптор

Сегодня моему мальчику 15 лет. Я горжусь им. Когда-то им возмущались. Выдумали эту глупость про якобы переделанного Колумба. Когда я состарюсь, то напишу фамилии тех, кто клеветал на мою скульптуру. Но я даже аплодировал тем, кто поднял этот шум: он был мне вместо рекламы. Москва строилась как коммунистический город, люди отвыкли видеть своих царей. Они не знали своей истории. Удивлялись: почему Петр одет в латы? Я воссоздавал его облик по гравюрам, со мной работали три института.

А ростры кораблей на постаменте — это корабли, которые Петр проектировал и строил своими руками. Я как художник знал, что делаю. Ко мне в Академию постоянно приходят благодарности за этот памятник.

Марат Гельман, галерист

Проблема даже не в том, что пропорции скульптуры ужасны. Творению Церетели нельзя находиться именно в этом месте. Памятник искажает вид на старую Москву со стороны ЦДХ.

В 2010 году я предложил найти спонсоров для переноса памятника. Его мог бы принять у себя Петрозаводск — город, обязанный Петру своим основанием и не имеющий нормального памятника. Но сейчас я бы не стал торопиться. Это поучительный символ того, что может сделать с городом неразумное вмешательство. Убрать его необходимо, но в последнюю очередь, когда будет восстановлен облик старой Москвы.

Лев Колодный, журналист, москвовед

Все новое и непривычное поначалу вызывает раздражение. Как известно, против строительства Эйфелевой башни выступали Александр Дюма-сын, Ги де Мопассан, композитор Шарль Гуно: они уверяли, что конструкция изуродует Париж…

Кстати, было бы неплохо, если бы на памятник Петру можно было бы так же подниматься, чтобы смотреть сверху на панораму столицы. Первоначально именно так и задумывалось, но из-за спешки проект урезали.

5 сентября 1997 года на искусственном острове у Водоотводного канала открыли гигантскую скульптуру Зураба Церетели.
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости

Новости СМИ2

Новости СМИ2

Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER