Вторник 25 сентября, 18:09
Дождь + 8°
Михаил Щербаченко

В последнюю летнюю ночь приснилась мне демонстрация. Сотни тысяч граждан в деловых костюмах прошествовали по Тверской и вышли на Красную площадь.

Развернув транспаранты «Остановить клевету на государственных служащих!», «Защитим честь и достоинство российского чиновника!» и «Доколе терпеть?!», демонстранты стройными рядами двинулись вдоль мавзолея, с трибуны которого их приветствовали высокие руководители.

Такой вот странный сон. Должно быть, чего-то начитался на ночь. Так и есть: на тумбочке лежит книга Александра Терехова «Немцы». Толстый том, крепкий сюжет, грамотный язык. Но сейчас нам важны не художественные качества книги, а исключительно та ее часть, где описана деятельность чиновников одной из московских префектур.

Трудовая жизнь этих персонажей столь насыщенна, что для экономии места придется ограничиться лишь глаголами.

Итак, они блефуют, впаривают, чмарят, сливают, гадят, кидают, лижут, подставляют, пилят, срубают, откатывают, заносят… И одна страсть владеет ими — уцелеть. Любой ценой. Сохранишь себя в аппарате — будет тебе все. Однако выжить непросто, вот и падают, сраженные увольнительными приказами, на поле служебной брани искусные воины. Но на смену им спешат новые герои.

Тут читается авторский намек на незыблемость системы, и в прежние времена книгу назвали бы «антисоветчиной». Хотя вру: ее бы просто не напечатали. Сейчас публикуют, рецензируют, удостаивают приоритетной выкладки, она становится финалистом «Русского Букера» и лауреатом премии «Большая книга». Ее читают.

Делайте со мной что хотите, но буду стоять на своем: печатному слову в России как верили, так и продолжают верить. Желтизне, чернухе, заказухе, грязнухе, просто бреду сивой кобылы, изданной тиражом три экземпляра, — верят. Да и как не верить — это ж напечатано! Ну, а уж если авторские мысли падают на унавоженную почву (военные истязают, силовики крышуют, менты кошмарят, врачи продают органы, учителя вымогают, судьи берут, чиновники, ясное дело, воруют), сила воздействия кратно возрастает.

Случается, граждане, сплоченные по профессиональному или иному признаку, устраивают протесты. Требуют прекратить искажение отечественной истории, шельмование людей в погонах, белых халатах, черных мантиях и прочей спецодежде.

Иной раз им удается снять с эфира телесериал (тогда его раскупают на DVD-носителях) или потрепать нервы неугодному сочинителю, по факту выступив его пиар-агентом.

Чиновники, чью честь и достоинство разносят в клочья, на моей памяти не протестовали ни разу. То ли толерантные они такие, то ли уповают на притягательность порока. Или не видят смысла возражать. Ведь встанешь из-за стола, возвысишь голос против супостата — и услышишь в ответ эпиграф к бессмертной комедии Гоголя (название которой — «Ревизор» — с легкой руки Александра Куприянова, главного редактора «Вечерней Москвы», стало рубрикой): «На зеркало неча пенять…» — дальше вы помните.

Может, и правда лучше не взбивать пену. Кто хочет верить в круговую коррупцию, пусть верит. Кто готов заявить (вот я, к примеру, готов), что много раз встречал среди аппаратчиков людей порядочных, обязательных и чутких, пусть заявит. В заметке, в блоге, встречной бабушке. Так и будем жить.

Что же касается сновидений, тут автор бессилен что-либо изменить. Вот засну — и попаду на заседание жюри всероссийского литературного конкурса, цель которого — формирование позитивного образа государственного служащего. Девиз конкурса: «Сам не беру и другим не советую».

А интересно, премию большую назначат?

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER