Понедельник 22 октября, 02:10
Пасмурно + 6°

Девушка, дайте сесть

Почувствовать себя молодой хочешь? Чтобы посреди толпы на тебя глянули с восхищением? Снизу вверх? Уступи место в метро. А еще лучше — на лестнице в переходе подхвати нижний край каталки, которую бабулька рывками втаскивает наверх.

Заметьте, я нарочно обращаюсь к женщинам. Потому что редко вижу, чтобы они уступали кому-нибудь место или помогали поднести сумку. Когда я слышу нытье, что настоящих мужиков не осталось, хочется спросить: а сколько дам способны на посильное сочувствие? К беременным и старикам мои попутчицы еще проявляют снисхождение. Но даже не пошевелятся, если перед ними переминается с ноги на ногу полная женщина средних лет. А о том, чтобы усадить на свое место пожилого мужчину со страдальческой гримасой на лице, и говорить странно. У мужиков ведь никогда не болят ни суставы, ни вены, не бывает усталости.

Несмотря на молодость, я знаю о проблемах со здоровьем больше, чем хотелось бы. И как раз поэтому люблю уступать место в метро. Приятно чувствовать: а все-таки мне лучше, чем вон тому человеку. Кстати, никто никогда не обижался: мол, вы меня за старуху (старика) принимаете? Я умею распознавать, когда человеку невмоготу.

Однажды толпа вытолкнула передо мною даже не женщину, а тетку — бесформенную, замученную. В руках набитые баулы. Она не поверила, что ей предлагают сесть — в ее мире не слыхали не только о галантности, но и вообще о жалости. И как же лучились глаза на ее потном лице! Через несколько остановок место рядом с Теткой освободилось, и на него нацелилась изящная Дама лет сорока с маленькой сумочкой.

«Уйди! — рявкнула Тетка и накрыла своей мощной красной лапищей сиденье. — Тут девушка сядет!» И показала на меня.

«Пусть садится, ей явно нужнее», — урезонила я свою непрошеную защитницу.

Дама клацнула зубами: удар попал в точку. Молодость-то не в том, чтобы закрасить седину и морщины. Ты молод, пока можешь преодолеть силу тяготения ради того, кому труднее.

И вспоминается другое. Во дворе две старенькие преподавательницы разгружали машину: привезли тираж учебника. Я не могла этого видеть и стала вместе с ними таскать книги на кафедру. На второй этаж, без лифта, в тяжелой дубленке (декабрь, машина далеко от дверей, раздетым не побегаешь). Если брать по одной пачке, разгрузка затянется до ночи. Приходилось каждый «рейс» проделывать с тремя-четырьмя килограммами.

А мимо шагали табуны рослых студенток. Мы не ждали, пока у них проснется сострадание. Мы умоляли их забросить на кафедру одну пачку. Полтора кило. Но какое там. То ли дело постоять рядом и посетовать, что на факультете так мало мужчин, просто ужас, ужас...

И как приятно было увидеть щуплых человечков, которые без приглашения подлетели, все — и парни и девушки — сгребли в охапку по несколько пачек. Кто же у нас еще не разучился проявлять солидарность и решать проблему теми силами, что есть, не ожидая «доброго дяди»? Китайцы с подготовительного.

...Подними глаза от газеты. Видишь, женщина стоит, в матери тебе годится. Уступи ей место — и ее взгляд зарядит тебя радостью на целый день.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER