Вторник 21 августа, 05:08
Ясно + 16°
Пожилые жительницы столицы.

Бабушки в городе

Фото: Агентство «Фото ИТАР-ТАСС»
Каждое утро мы начинаем со старта в безумной гонке мегаполиса: наспех пьем кофе, спускаемся в подземку, стоим в пробках…

В обед у нас – переговоры, вместо ужина – торопливое «пересечение» с друзьями (если повезет!), а потом – снова метро и круглосуточный супермаркет напоследок. Иногда в этой суете мы замечаем их, пытающихся добраться куда-то на метро, можем пропустить их вперед себя к кассе, но вряд ли догадываемся, куда они спешат, о чем думают и как живут. Они – это пожилые жительницы столицы, бабушки, как обычно мы называем их. Как они справляются с реалиями сегодняшней Москвы? Корреспондент «Вечерки» попытался найти ответ на этот вопрос.

 В метро

В вестибюле, связывающим станции «Арбатская» «Боровицкая» и «Библиотека им. Ленина»  - бесконечные людские пробки, в любое время дня и ночи. Толпа перемещается, будто управляемая какой-то силой, страшно выпасть из нее или остановиться - затопчут. На одном из переходов, возле перил лестницы, испуганно озирается по сторонам одинокая старушка – маленькая, как воробей, худенькая, в стареньком пальто, выцветшим от времени.

- Дочка, скажи, переход на Арбатскую где?

- Пойдемте, провожу. Давайте руку?

- Да не надо, я сама. Боюсь заблудиться, я в Митино еду, домой…

- А откуда, если не секрет?

- Из храма Христа Спасителя . Устала так, но там такая благодать, - бабушка улыбается, от чего морщинки на лице собираются в причудливый узор) - Вообще я нечасто в город выезжаю…

- Вы сами домой-то доедете, может, проводить?

- Что ты, дочка, я сама! Я совсем недалеко от метро живу, просто тут этот переход нехороший, вот я и спросила у тебя, куда идти. Счастливо тебе добраться!

В транспорте

На часах – примерно 0.30. На остановке метро «Текстильщики» - 2 девушки лет 25, трое мужчин лет 30-40,  всего нас– человек 7. Среди них –одна  пожилая женщина. На вид ей около 70. Назвать ее бабушкой язык не поворачивается.

 - А что ж, давно троллейбуса не было?

 - Ну да, минут 30 уже…

 - Наверно, пешком придется идти.

 - А Вы не боитесь? Поздно все-таки.

 - Да нет, мне до Волжского бульвара…4 остановки. Я часто хожу, когда транспорта не могу дождаться. А что делать-то?

 - А возвращаться так поздно не боитесь,  район-то криминальный?

 - А кого мне бояться? Я тут всю жизнь прожила, все знаю. Да и вообще, кому я нужна?

Молчим.

 - Эх, не будет, наверно, уже троллейбуса, - через какое-то время вздыхает она. Ну, я, пожалуй, пошла, - и бодрым шагом направляется по ходу движения так и не пришедшего рогатого транспорта.

По магазинам

На часах – 15. 30. Обычная «Пятерочка» на улице Малышева

 - Ой, сынок, а что ж тут, самой все брать? – старушка обращается к продавцу-узбеку.

 - Да, да. Все берете, потом на кассе платите.

 - Я просто в первый раз в таком магазине, непривычно так. А яйца где искать?

 - Вон там, - узбек показывает в сторону одной из полки, старушка семенит к ней, а потом к кассе, уже не удивляясь новому способу покупок

На часах - 20.55 «Мой магазин» возле метро «Коломенская».

Баба Аня, в добротной темно-болотной куртке, придирчиво оглядывает полки. Щурится, разглядывая товар. Видно, что здесь ей не нравится.

 - Не доверяю я супермаркетам, - вздыхает она.  Невкусные тут продукты. Вот все, что здесь можно купить – Баба Аня показывает на корзинку, в которой лежат 3 пакета простокваши, 3 коробки овсяных хлопьев, творог, пакет молока, и шоколадка «Аленка».

 - А куда же за продуктами ходите?

 - На рынок. Там можно и яйца взять, и мясо, и колбасу. Еще в мясной магазин езжу, там тоже вкусно.

- Ну за хлебом-то сюда приходите?

 - Нет, что ты! Тут хлеб невкусный, он и дорогой, и портится быстро, туда не пойми что добавляют! За хлебом я в лавку хожу. Могла бы – вообще бы тут ничего не брала, да здоровье не то, не могу часто за продуктами ездить…

 - А дети-то помогают?

 - Конечно, помогают! Но у них же работа, не будут же они мне продукты возить, да и живут они далеко, - Баба Аня снова вздыхает.

На часах – 11. 15. «Пятерочка» возле метро «Текстильщики»

Утренние часы – самые любимые бабушками. Народу в это время в магазине немного, а пенсионерам – скидки.

Две старушки разглядывают овощи-фрукты. Одна – повыше, в стареньком сером пальто, в шапке с козырьком и очках. Другая – маленькая, сухонькая, в лиловом пальто и берете.

 - Смотри лучше, а то снова плохое возьмешь, - наставляет маленькая высокую. – Чтоб они внутри белыми не оказались – высокая разглядывает импортные огурцы. Судя по взгляду из-под очков, они ей не нравятся.

 - Ну, может эти? - наконец вопросительно показывает она на пару огурцов.

Маленькая придирчиво оглядывает овощи и соглашается. Высокая переходит к помидорам. Снова крутит их в руках, будто размышляя, нужны они ей или нет. Между тем маленькая уже разглядывает кофе.

 - Все дорого, -  вздыхает она и идет к полке с хлебом, так и не выбрав бодрящий напиток.

Там – еще одна старушка, в черной куртке. Она уже взяла черный хлеб и направляется в молочный отдел. Разглядывает пакеты с молоком и берет одно из самых дешевых, и перемещается к крупам.

Отправляюсь к кассе. Оттуда видно, что высокая бабушка, выбирающая овощи, все еще размышляет над помидорами-огурцами. На кассе – еще одна пожилая женщина.

 - А пенсионное у Вас с собой? – сурово интересуется продавщица (остается минут 40 утренних скидок).

 - Нет. Ну то есть оно, конечно, есть, дома…А что, нужно?

 - Продавщица задумывается. Секунду смотрит на кассу, потом – на явно немолодую покупательницу.

 - Ладно, давайте так! Но вообще-то нужен, Вы его берите с собой, - и человеческое берет верх над бюрократическим.

Из магазина я выхожу с улыбкой. А навстречу мне спешит, опираясь на костыль, еще одна бабушка.

На улицах города

На часах – 11 с небольшим хвостиком. Возле аптеки и ювелирного салона, недалеко от остановки «улица Казакова», стоит бабушка, опираясь на костыли. Стоит и беспомощно смотрит на дорогу.

 - Вам помочь?

 - Да нет, доченька. Я вот на автобус не успела, он так быстро убежал, куда мне за ним поспеть, - бабушка смущенно показывает на костыль. – Ногу вот сломала, месяца 4 назад, с тех пор в город-то только раза три выходила, тяжело.

 - А поговорить с Вами можно? Я из «Вечерней Москвы»

 - Говори, коли времени не жалко.

 - Что ж, Вы одна живете?

 - Да нет, доченька, с мужем, - новая знакомая улыбается, показывая как бы спиленные передние зубы. - Но он болеет часто, в санатории вот сейчас.

 - А дети?

 - А что дети, - старушка вздыхает . – У них свои дела. Дети, дети…

- А много у вас детей?

 - Сын. Но он отдельно живет, со снохой, да занятые они очень. Внук вот еще сейчас в школу ходит, а сейчас-то как – не дети, учатся, а родители вместе с ними. Сноха все время с ним, а сын-то на работе…

- Ой, простите, а зовут-то Вас как?

 - А тебе зачем? – бабушка лукаво улыбается.

 - Ну надо ж как-то обращаться…

- Варвара Трифоновна.

 - Варвара Трифоновна, ну а соцработники не помогают?

 - А зачем они мне? Кто ж их звать-то будет! Я и сама со всем справлюсь…

Оказывается, что Варвара Трифоновна живет в Сокольниках, а сюда приезжала в Сбербанк – пенсию за мужа получить. Получать дома деньги она не хочет – говорит, что самой съездить дешевле. Можно забирать деньги ближе к дому, но для этого надо съездить в банк и написать заявление. Сама она приходит за пенсией уже в другое отделение, поближе, а вот теперь оформляет бумаги мужа. Вообще-то родилась Варвара Трифоновна в поселка Ивня, что в Белгородской области, а потом влюбилась. Избранник оказался москвичом, так  наша героиня в 1960 году оказалась тут – с тех пор, как вышла замуж.

- Что ж, хуже в Москве жить стало с тех времен? Наверно, транспорт ходит плохо, людей в метро много…

 - Да нет, доченька…Тогда молодые были, все легко казалось…А сейчас вот в метро я не пойду, там ступеньки, а у меня нога вот…Как сравнивать-то? Ой, смотри. Урна дымится. Постучи в магазин, пусть воды дадут.

Прошу в ювелирном воды. Охрана уверяет, что урна принадлежит городу, значит, воду давать они не должны.

 - Вот дожили! Воды им жалко! Басурманы! – возмущается старушка.  – А они – будто бы не город!

Воду мы так и не находим. Урна продолжает дымиться.

 - Ладно, дочка. Ты посмотри, во сколько там следующий автобус. 40-й, до Сокольников.

 - Через 10 минут, 11 48. (Про себя отмечаю, что тот, на который не успела Варвара Трифоновна, был в 11.08)

- Ты дочка, иди, я поеду уже сейчас! Удачи тебе, счастья в жизни!

Александра Трифоновна улыбается мне вслед, и на миг кажется, что из-за тучи вдруг подмигнуло мне само солнце.

P.S. В театре «Практика», известном московскому зрителю своими экспериментами, идет спектакль Светланы Земляковой «Бабушки». На пустой сцене без всяких декораций– 6 старушек из сибирской глубинки и столичный журналист, задающий им вопросы про то, как они жили, как замуж выходили, как детей растили…Они сидят на лавочке, говорят на своем говоре, плачут, смеются…В какой-то момент они становятся невероятно близкими и очень понятными. «Женщина – бабочка, которая очень быстро превращается в бабушку. На самом деле все смешано в одном клубке: и девочка, и женщина, и бабушка», - говорит режиссер. В финале свет гаснет и через какое-то время загорается. На лавочке остаются платки, тулупы и валенки. А на сцене – выпускницы - 2010 курса Олега Кудряшова (ГИТИС) в ярких разноцветных платьях, сыгравшие бабушек. Самой юной из них -22 года. Конечно, в жизни такое превращение наоборот невозможно. Но может, нам всем стоит стать более внимательными, и постараться  разглядеть этих девочек с разноцветьем души в окружающих нас бабушках?  И жить в мегаполисе станет если не легче, то уж точно – светлее.

Пожилые жительницы столицы.
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости

Новости СМИ2

Чат прямого эфира на
главной Вечерки!

Новости СМИ2

Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER