Вторник 16 октября, 11:10
Ясно + 10°

Метробобик в гостях у метробарбоса

Сижу в вагоне метро, никого не трогаю, первый час ночи. На Октябрьской открываются двери, и на перроне, как на сцене — собака. Просто собака, ничья, своя собственная. Заходит, ложится справа от дверей и мгновенно засыпает. Закрытые глаза выражают полнейшую независимость. Обычно такие морды у кошек.

«Станция Третьяковская. Переход на станцию Новокузнецкая», - услышав жестяной голос, псина автоматически поднимается, выходит из вагона, направляется на Замоскворецкую линию. И тут - по походке - я ее узнаю. Я жил одно время на Автозаводской. Точно — это она. Все время дрыхла в переходе, но когда все-таки перемещалась в пространстве, то это было очень смешно, потому что передние лапы у нее заметно короче задних.

Вот мы уже на Новокузнецкой. Собака безошибочно выбрала нужную платформу, стоит, ждет поезда. Еще две остановки — и она так же грамотно выходит на родной станции, направляется к турникетам. Офигеть.

Вообще-то я собак не люблю, особенно бродячих. Но для метропсов моя кошачья натура почему-то упорно делает исключение.

Метропсы очень деликатны и законопослушны. Они крайне редко пересекают линию турникетов. Их ореол обитания — подземные переходы. Из-за дверей станции тут дует теплым ветром, а еду приносят сердобольные торговцы, вахтеры, охранники. Так говорят зоологи, но я, честно говоря, ни разу не видел метропса, поглощающего пищу. Я вообще подозреваю, что это никакие не собаки, а инопланетяне. Иначе почему я их люблю?

Метропсы феноменально умны. Они уже давно научились пользоваться эскалаторами, определять свою станцию, а прибытие поезда чуют за минуту. Зоологи, которые изучают поведение городских собак, говорят, что они умнеют с каждым годом. Некоторые особи каким-то непостижимым образом даже научились различать сигналы семафора, хотя собаки - дальтоники. Скоро, наверное, начнут газеты читать.

Метропсы абсолютно безопасны. Они больше похожи на грибы. 23 часа в сутки валяются в переходе и спят. Я ни разу не видел, чтобы кто-нибудь из них залаял на человека. Я даже не видел, чтобы кто-нибудь из них залаял на собаку — а зимой чужаки очень часто заходят в переходы погреться. Зато я много раз наблюдал, как вагоне скалит зубы на окружающих какой-нибудь породистый крендель без намордника с чудаком-хозяином на поводке.

Метропсы мудры и невозмутимы, как суфийские дервиши. Глядя на них я каждый раз вспоминаю «Белое солнце пустыни»: «Давно тут сидим...» Породистые хозяйские шавки на их фоне смотрятся, как американские скауты рядом с чукотскими охотниками. Однажды на той же Автозаводской я наблюдал поучительную сцену. С поводка собачника сорвался Джек Рассел Терьер и чуть не умер от собственного идиотизма. Инстинкт неумолимо гнал бедное животное преследовать каждый новый поезд. Добежав с громким лаем до одного конца платформы, терьер разворачивался и тут же скакал за вновь прибывшей электричкой в другой конец платформы. Услышав громкий лай сородича, на станцию соизволили явиться три метропса из перехода — в том числе и тот самый, на коротких передних лапах. Они стояли на платформе, молча смотрели на происходящее, глубоко моргали, и на мордах у них было отчетливо написано: «Ну, и что теперь делать с этой дурой?!»

С помощью трех милиционеров, двух дежурных и одного хозяина животное все-таки изловили. Но собаки с Автозаводской  этого счастливого момента не дождались. Постояв с полминуты на лестнице, они окончательно заскучали и вдруг рванули обратно в переход — причем с такой поспешностью, как будто вспомнили, что у них сейчас сеанс связи с космосом.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER