Пятница 19 октября, 19:10
Пасмурно + 14°

Новые австрийские-2. Ответный визит

После заметки о новых австрийских, принявших нас с мужем за новых русских и собравшихся к нам в гости, я не собиралась писать продолжение. Продолжения всегда проигрывают. В них нет эффекта новизны. Но пытливые читатели стали расспрашивать меня, отстояла ли я честь родины и как выкрутилась.

Поэтому возвращаюсь к напечатанному (Как новые австрийские приняли нас за новых русских). Все совпадения с реальными людьми и домами прошу считать случайными.

Что делают люди, когда хотят отвертеться от приема гостей? Они внезапно заболевают. Чем-нибудь ужасно заразным. Или уезжают в командировку. Куда-нибудь на Северный полюс.

Эти блестящие варианты муж отмел сразу.

- Хорошо! - обреченно сказала я. - Но тогда ты сам расскажешь Пауле, что это у нас просто небольшая трехэтажная ( я нахально решила считать подвал за этаж) будка для собаки. Загородная. А поскольку собака не любит жить одна, иногда мы у нее гостим!

- Да не парься! - засмеялся муж. - Они отличные ребята! Я покажу Теодору музыкальную систему...

Я поняла, что Паула останется целиком на мне.

Немножко помогли французские короли. Я вспомнила, что из Луарских замков меня больше всего поразил тот, который был украшен огромными вазами с цветами. Цветы отлично скрадывают подтеки на обоях, если знать, куда их поставить.

- Кто-то умер или мы открываем цветочный магазин? - поинтересовался муж, глянув на комнату с порога.

- Ну, недоделок оказалось больше, чем я думала! - призналась я.

Проще всего решился вопрос с едой.

- Мишель, мы ждем гостей. Не мог бы ты приготовить нам что-нибудь милое, домашненькое! - обратилась я к владельцу нашего любимого итальянского ресторанчика. - Ну там каракатиц в чернилах, октопусов, моллюсков всяких, гребешков. Сибаса добавить, дорады. Словом, обычный семейный обед.

- Конечно, дорогая!! -разулыбался Мишель.

- А, вот еще.... Мы там отнесли свое серебро в чистку... Не дашь ли ты заодно еще и рыбных ножей? Без них просто как без рук!

- Хорошо! - отечески похлопал меня Мишель по плечу.

- И да, слушай, я совсем забыла! Я видела у тебя такие симпатичные колечки для салфеток... у меня конечно, есть, но надо же, чтобы они гармонировали с приборами?

Мишель нагло заржал, приобнял меня покрепче и сказал "Все сделаю!!"

Когда нам привезли от него еду, я увидела, что заботливый Мишель приложил к этому еще скатерть, накрахмаленные салфетки и даже вилки...

Очевидно, он не исключал, что при моей выдающейся хозяйственности обычно мы едим руками...

Главный упор в показе дома я решила сделать на двух вещах. На собаке - все-таки королевский дог 1 метр в холке дорогого стоит. И на старинной картине, которую мы по случаю когда-то купили в антикварном салоне. Картина была вся черная от времени, сквозь эту черноту ненавязчиво проступали очертания фруктов и так недостающего мне фруктового ножа, но главное в ней был год - 1760. Провенанс - так, как мы знаем из Дины Рубиной, называется история обретения произведения, сложился у меня сам собой. Картина была из старой виллы, в это время Моцарт наверняка шатался в Вене по всяким виллам, а их хозяева уж точно просили его после нескольких рюмашек: а сбацай нам, друг Моцарт, что-нибудь из своего! Короче, перед этой картиной он сочинил, а потом частенько наигрывал вот это вот: тара-там, таратам, таратам-там... Фрукты его очень вдохновляли - в то время их было лучше видно...

Словом, когда у дверей раздался звонок, я была готова ко всему.

Но не к тому, что наши гости привезут с собой двух кошек.

- Их нельзя оставлять одних - правда, мои ма-аленькие! Они скучаю-ют! -причитала одетая в дорогущий кислотно-розовый брючный кэжуал Паула над несчастными заключенными, забившимися в переноски. - Пусть подышат лесным воздухом, послушают тишину!

В этот момент муж не удержал дверь, и ... Что сказать. Собака мои ожидания оправдала. Когда громадина Райс ринулся к машине с лаем, от которого эхо стало в ужасе биться головой о скалы, кошки отчаянно зашипели, а гости мгновенно оказались в авто и захлопнули дверь.

- Вы сказали, что собачка добрая... - проканючила Паула, приоткрыв на полсантиметра окно.

- Да, но не к кошкам! - уточнила я.

-О, они отлично посидят в машине! Они обожают машину! И в ней прекрасно подышат воздухом! - жалобно простонала Паула.- А нам можно выйти?

Я разрешила, и тут оказалось, что с ними приехала и очаровательная тихая девочка лет 8 в нежном платьице от кутюр.

-Поиграй с собачкой! - предложила ей добрая Паула ( так я поняла, что это дочка от первого брака Теодора).

Я взяла задрожавшую девочку за руку и решила быстро волочь гостей к картине. Пока не пришли в себя. Но картина как-то не пошла - по-моему, Паула не узнала в моем исполнении Моцарта.

И тогда я, как Моисей, стала водить гостей по дому кругами: мы поднимались по лестнице, чтобы посмотреть спальню, потом спускались в подвал полюбоваться на зимний сад, потом снова поднимались наверх заглянуть на балкон, потом шли на первый этаж осматривать часть гостиной, тут я ненатурально вскрикивала:

- Ой, я же забыла показать комнату для гостей! И снова тащила Паулу наверх... Когда я увидела, что Паула уже валится со своих каблуков, я вывела ее на балкон и, вспомнив знаменитый мультик про кота в сапогах, показывающего земли Маркиза Карабаса, махнула рукой куда-то вдаль:

- Вот, еще не решили, что с этим делать!

Я просто знала, что низенький сетчатый забор перед бескрайним соседским участком зарос травой до полного исчезновения.

Как нарочно, на свой королевский участок выползла бомжеватого вида старушка-хозяйка и принялась рвать сорняки.

- Приходится работать, - безлично сказала я. - Несмотря на возраст...

- Да, я очень жалею бедных старых людей! Дети бросили, пенсия маленькая... Я тоже даю им несложную работу! - поддержала меня Паула. Хорошо, что соседская старушка, только что приехавшая на новеньком Мерседесе, так и не узнала о своих несчастьях.

- Может, построите, как мы, бассейн? - предложила Паула, кивая на старушкины земли.

- И это когда людям в Африке не хватает воды? - возмутилась я. И вопрос о саде был закрыт.

За обедом Паула попыталась отнять у Теодора рыбу.

- Мы же на строгой диете! А вы?

- А я сказала мужу: ты хочешь худую вечно голодную и злую жену или веселую, довольную, вкусно готовящую, но такую... в теле...

- Мой выбрал худую! - поспешно выпалила Паула.

- Эй, постой! Ты так вопрос не ставила! - простонал Теодор, алчно поглядывающий на жареную картошку. - Сама ничего не ешь и мне не даешь!
И он вороватым движением бросил себе в тарелку кусок ветчины.

- Да ты... Как ты мог! Предать... Все, что мне дорого... Диету от доктора Гопкинса! Иогу от мистера Раджапуры! Я 5 лет не ела картошки! Не помню вкуса пирожных! И все потому, что ты сказал, что любишь худых! Что за здоровое питание...

Муж быстро дожевывал ветчину и тянулся к блюду с кальмарами на гриле.

- Меня никто не понимает! - жаловалась мне через минуту почти плачущая Паула. - Я ведь тоже могла бы питаться картошкой с пирожными! Но я посвятила себя служению мужу! Два часа фитнес с личным тренером, потом бассейн, потом массаж, днем йога. А маски и пилинг лица! А уколы ботокса! Кто еще мог бы выдержать такую жизнь?! И ведь все это натощак, нельзя же считать за еду листья салата! А сколько сил мне стоило заставить Теодора сесть на диету, заняться очищением организма - ну, это не за столом... А муж все равно какой-то нервный.

- Может, иногда его все же кормить? - рискнула спросить я.

- Ты что! Он ведь уже почти привык! Только кричит по ночам... А я не люблю, когда на меня кричат. Я вообще такая ранимая! Стоит кому-то не так на меня посмотреть - и я три дня переживаю!

Я быстро уставилась в пол.

- Подруг нет. Все мне только завидуют!

- Я не завидую! - сказала я честно.

- Да, я вижу. Мы с тобой похожи, я сразу поняла.

Я поперхнулась октопусом.

- Потому и могу быть с тобой откровенной. Как с журналистом. Тебе же , наверное, не хватает тем?

- Да вроде не жалуюсь...

- Ну, что это за темы! Ты могла бы создать бомбу! Сделать полезное дело. Ну и прославиться.

- Как это?

- Написать о моей жизни! У меня такая сложная и поучительная жизнь. Многим бы мои мысли помогли! Я ведь столько страдала! Представляешь, у меня хотела увести Теодора - простая маникюрша! А когда увидела, что не удастся, нарочно сломала мне ноготь! Да что там! Я такое могу тебе рассказать!

- Спасибо! - честно сказала я. - Ты и так уже много для меня сделала. Боюсь, всю твою жизнь сразу я не потяну!

- Ой, у меня же кошки в машине одни! - вдруг спохватилась Паула и гости засобирались домой.

Когда они уже сели в машину, я задала контрольный вопрос:

- Паула, а вы ничего не забыли?

- А?

- С вами же была дочка! Что-то давно ее не видно. И Райса...

- Но собачка же не кусается? - на всякий случай переспросила Паула.

Райс и девочка мирно сидели на его матраце и играли. Девочка кидала псу кусочки кальмара, а он радостно их ловил. Оба были счастливы.

- Слушай, я вот хочу тебя спросить, - сказала Паула уже у машины. - Ты красишься в блондинку. Я бы тоже хотела ,- тряхнула она иссине- черной гривой.- Но над блондинками все так смеются. Анекдоты про них сочиняют. Что они глупые...

- О, Паула, вот этого ты не бойся! - искренно сказала ей я. - Выбирай любую краску! Это совершенно не зависит от цвета волос...

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER