Вторник 25 сентября, 08:09
Дождь + 7°
«Летящий шаман» Даши Намданова.

Скульптуры для размышлений и любований

Фото: Сергей Болдин
Шумно, весело, но без всякой помпезности открылся первый столичный фестиваль скульптуры в Доме Нащокина.

- Мы все очень старались, - сказал скульптор Михаил Дронов. Люди, смотрите, любуйтесь. Если вам что-то нравится – нам от этого будет приятно. Если нет – привыкайте, думайте, ходите, смотрите.

Точка отсчета, конечно же, «Петр Первый» Михаила Шемякина. Двадцать лет назад питерские депутаты требовали немедленного «изъятия» скульптуры из Петропавловской крепости, где она стояла. Спас императора академик Дмитрий Лихачев. А теперь жители Питера привыкли к гротескной фигуре царя. Кто-то даже признается в любви к шемякинскому царю.

Директора галереи Наталью Рюрикову мы отыскали в компании художника-мультипликатора Юрия Норштейна и режиссера-документалиста Тофика Шахвердиева. Они стояли рядом с «Нарциссом», скульптурой Виктора Корнеева, давно живущего и работающего в Норвегии.

- Обменяться впечатлениями? – легко начал разговор Тофик Шахвердиев. - Творческий человек, словно губка, набирается впечатлений из разных сторон жизни. На вернисаже есть фигуры утрированные, усложненные. Но за всеми ими стоит понимание многогранности жизни. Которая состоит из разных линий – твердых, мягких, текучих. Все это притягивает взгляд человека, заставляет всматриваться. И в конце-концов он отыскивает душу творца, художника, который все это сделал.

- Часто бывает так: памятник установлен, он стал узнаваемым, привычной частью городского пейзажа, - продолжила диалог Наталья Рюрикова. - А вот кто его создал – никто не помнит. Между тем восемь человек-участников нашего фестиваля – это крепкая команда серьезных людей. Здесь и Георгий Франгулян со своими крупными вещами, замечательный насмешливый Михаил Дронов. Чудный Виктор Корнеев очень хорошо с ним соседствует, как будто они происходят из одной семьи. А работы Александра Рукавишникова стали для меня открытием. До сих пор я знала его только по монументальным вещам. Оказывается, его малые формы совершенно другие.

Мэтр отечественной мультипликации Норштейн как всегда стремительно скрылся с места. Я обернулась и увидела скульптуру «Летящего шамана» Даши Намдакова. Крепко же сидит в нас Восток! Сразу оторваться от этой вещи невозможно. Полузакрытые глаза шамана, расслабленные, словно крылья птицы, руки, словно говорят о том, что он уже вошел в транс, преобразился и через секунду переместится в «Верхний мир»…

Телевизионщики со своими вечными треногами быстро покидали галерею. Около бронзового «Пионера» отдыхал от журналистов скульптор Михаил Дронов.

- Последний вопрос можно задать? – спросила я.

- Всегда готов, - шутливо отсалютовал Михаил.

- Какие скульптуры лучше всего впишутся в ландшафт Новой Москвы?

- Камерная скульптура там бы замечательно прописалась, - сказал Дронов. - Например, работы Георгия Франгуляна хорошо бы встали: на клумбе, в лесу. Даже на скамейке. Это может быть крутящийся объект, или скульптура из бронзы, - продолжил размышлять он. Скульптура может быть деревянной, даже из папье-маше. Кстати, в Германии таких скульптур множество. Их можно найти повсюду. В парках. И просто на улице. В городах не обязательно должны устанавливаться только памятники кому-то. Это может быть любая скульптура. Для того, чтобы взгляд остановился. Человек идет мимо – и смотрит. Получает передышку в мегаполисе.

«Летящий шаман» Даши Намданова.
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости

Новости СМИ2

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER