Среда 24 октября, 08:10
Легкий Дождь + 4°

Еловая палка

Читала авторов из шорт-листа премии Андрея Белого (на днях опубликован) и вспоминала слова Чуковского: если это стихи, то что тогда еловая палка. Вот я честно не понимаю лукавства. На всяких книжных ярмарках обожают рассуждать, почему у нас современную поэзию совершенно не знают/не любят/не читают и всякое такое прочее. И рассуждения эти могут длится неимоверное количество часов. Спикеры будут придумывать кучу всевозможных причин. Но главной – не назовут, хотя это просто и очевидно. Современную поэзию не читают, потому что читать ее НЕВОЗМОЖНО.

Не всю, конечно, но  ту ее часть, которая дорвалась до разных премиальных наград и своим ужасным и болезненным видом отпугивает немногочисленного читателя, попытавшегося приблизиться к современной поэзии.

Демонстрирую на примере. Вот прихожу я в книжный. Открываю некую книжку современного поэта, которая там лежит. Читаю первое стихотворение:

Интересно

во время обеда

гелевую ручку от тарелки

нужно класть справа или слева?

- Какое странное стихотворение, - думаю я. И открываю книгу наугад где-нибудь в другом месте. Читаю следующий опус:

За ужином опять объелась

засветила ярче

расползлась

сиянием по швам.

Если это повод для поэтического всплеска то, как говорится, поздравляю автора, объемшись. Но на всякий случай я предпринимаю попытку номер три:

нераскрашенный так распластан платан

незаметны сточные палки систем

мягкие войны белея висят

И на этой непонятной ноте я, естественно, закрываю книгу. Причем, навсегда. Потому что из всего вышепрочитанного я делаю три вывода. 1. ИМХО, это поэтическое черте-что. 2. Видимо, поэзию настиг такой апгрейд, что мне за ним не угнаться и до пенсии. 3. Идите-ка вы лесом с такими-то стихами, а я проживу и без них. 

А между прочим, читала я не хухры-мухры, а Наталью Азарову, широко разрекламированную шорт-листершу престижной премии Андрея Белого.

До этого года у меня к премии Белого было отношение уважительное. Премия – старейшая. Премия престижнейшая. В разное время ее вручали Андрею Битову, Саше Соколову, Геннадию Айги и Ольге  Седаковой. И, надо сказать, хоть я и простой читатель, но все равно понимала, что эти авторы достойны премии.

С этого года мое скудоумие и недалекость, видимо, усугубились. Я не понимаю, за какие такие заслуги в шорт-лист просочились авторы издательства “Новое Литературное обозрение” и “Арго-риск”? Редактор “Арго-риска” и по совместительству редактор поэтической серии “НЛО” - не к ночи будет помянут – печально известен своей печальной поэтической концепцией. Он раскручивает авторов, пишущих под девизом  “чем хуже, тем лучше”. Причем, я не шучу. Этот тот самый мэн, который на голубом глазу сообщает, что основная задача современной поэзии -  “… сделать свой стиль предельно стертым, банальным, безликим”.

Примеры осуществления чаяний редактора в изобилии находим в поэтическом журнале, который редактор ежемесячно издает:

По пищеводу человека

Спустилась водка улыбаясь

За ней сосиска шла извиваясь

С гарниром тёмным и без чека

И без руля сертификата

Без имени названья голый

По пищеводу шёл провожатый

Душа вторая комсомола

А человек задумался о встрече

С прекрасной Лией о коммерции сердец

И сосиска шла не противореча

Его блестящей интеллигенции

И даже Лия во плоти не мешает

Ведь он уел уже сосиску

И водка лишь на дне себя качает

И утро близко 

Это, кстати, не Наталья Азарова, а другой современный автор, но тоже любимый вышеупомянутым издателем.

В общем, все это стертое, безликое и банальное пытается нам преподноситься как что-то супер-пуппер новаторское, важное и достойное премии. Наравне с Седаковой, Айги и другими авторами.

А теперь, внимание, вопрос. Отчего у нас не читают современной поэзии? Ответ очевиден.

Но теперь у меня следующий вопрос. Имею ли я право высказать свое веское "фу" по поводу происходящего или же мне довериться политике товарищей критиков, составивших такой дивный нечитабельный шорт-лист?

Думаю, слова негодования сказать необходимо.

Почему эпоха Ренессанса была прекрасным временем для искусства?  Не потому ли, что все люди: и церковная иерархия, и политические лидеры и вожди рабочего класса, гильдии рабочих –  были вовлечены в процесс отбора искусства.

А почему сейчас мы должны мириться с тем, что нам проталкивают серость, безликость?  Как говорил знаменитый психолог Михай Чиксентмихайи, если мы хотим, чтобы у нас было Творчество, то недостаточно отдельных людей сделать более творческими. Необходимо обзавестись привратниками, которые смогут понять и обнаружить хорошее произведение. Они открывают ворота для одних идей, но закрывают для большинства других.

Короче, смысл послания в том, что отчего-то наши нынешние привратники плохо справляются со своими обязанностями. А не отправить ли их на мыло?

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER