Среда 15 августа, 06:08
Ясно + 15°
Музыкантами, спрятавшимися в полиэтиленовом кубе, руководил дирижер Федор Леднев

В подземелье за оперой

Фото: Иван Кайдаш, специально для "Вечерней Москвы"
В башне «Федерация» комплекса «Москва-Сити» сыграли оперу «Три четыре», написанную Борисом Филановским по циклу произведений поэта-концептуалиста Льва Рубинштейна.

Те, кто наивно желал возвыситься и в прямом и переносном смысле, остался с дыркой от бублика.

Публику опустили на минус четвертый этаж знаменитого столичного долгостроя. В жуткое помещение без потолка и пола. И трогательно предупредили: «Здесь очень холодно, но это не повод расходиться раньше времени – если вы что-то чувствуете, значит, вы живы»… Пикантное вступительное слово между собой разделили режиссер проекта, основатель петербургского театра «Post» Дмитрий Волкострелов и художница Ксения Перетрухина. Но не пронизывающий холод и даже не дождь, пролившийся на головы зрителей, оказались самыми сильными впечатлениями.

В центре этого апокалипсисного пространства установили помост, со всех сторон обтянутый практически непроглядным полиэтиленом. Внутри образованного куба и рождалось то, что авторы представления самокомплиментарно называли «оперой». Оттуда «вылетал» рой звуков, лишенных всякого гармоничного строя, (если не считать нескольких консонансных созвучий). И истеричные реплики в придачу, взятые из текстов под нарочито «азбучными» названиями: «Домашнее музицирование», «Мама мыла раму», «Чистая лирика» и «Всюду жизнь». Все это походило на поток бреда с нецензурщиной и массой физиологических подробностей. Без всякой попытки выстроить хоть какую-нибудь сюжетную линию. Очевидно лишь одно – господа сочинители очень боятся красоты, на фоне которой они точно окажутся лузерами. А самая глубокая мысль, доступная для цитирования: Наша жизнь сама собой по волнам несется. С бесконечною тоской. Стоп! Ладно. Всё. Достаточно. Спасибо». Вот и вся фантасмагория.

Это типичный образчик псевдоавангарда, музыкальный язык которого застыл в обезличенных схемах без смыслов и без чувств. Уже через минут пятнадцать действа, с которым никак нельзя установить контакт – наслаждаться, сопереживать или отвергать, публика начала ретироваться из подземелья. Остались лишь те, кто был обуреваем любопытством: чем же все-таки дело кончится? Но финала у этого зрелища нет. Просто через полтора часа все прекращается. Артисты даже не выходят к публике. Как кто-то из присутствующих пошутил: «чтобы мордобоя избежать». Для полного баланса со средой обитания подобные представления, конечно, надо бы показывать на каком-нибудь мусорном полигоне, а не в гламурной высотке, пусть и в подвале. Да еще на частные пожертвования, а не за бюджетные деньги, с уникальным великодушием выделенные федеральным министерством культуры.

«Три четыре» – третья часть фирменного продукта «Опергруппы», считающей себя «Лабораторией современной оперы». Москву уже поразили «Франциск» Сергея Невского с Новой сцены Большого театра и «Сны Минотавра» Ольги Раевой, запомнившиеся только тем, что под занавес на подмостки «Театра наций» вывели живую корову. На красноречивой афише этой компании портрет Сергея Дягилева с повязкой на глазах… Автор всей этой, с позволения сказать, концепции молодой амбициозный режиссер Василий Бархатов, пафосно говорит о «создании активного междисциплинарного пространства для новой русской оперы». Только вот незадача: настоящая опера где-то заблудилась.

Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости

Новости СМИ2

Новости СМИ2

Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER