Вторник 18 сентября, 20:09
Ясно + 13°
Акрам Муртазаев

Очарование очей в Москве все время пытаются стереть. Но с этим можно бороться. Люблю слово - поздний. Может быть потому, что тоскую по позднему ребенку, которого так и не завел, и глядя на хохочущего внука, думаю про это? (Одна мудрая женщина перед смертью мне сказала – ад, это крики не родившихся детей). А еще потому, что люблю позднее время, в котором довелось пожить. Вот и любуюсь поздней осенью.

Всю неделю смотрел, как ветер обрывал последние листы берез. За ними с метлами гонялись гастарбайтеры, выделяющиеся в б. столице СССР оранжевыми фартуками. Чем они нас раздражают? Тем, что на них наживаются некоторые работники ЖКХ? Но почему мы не обозлены на хитроватых коммунальщиков?

И тут я подумал, что О. Генри, будь он на моем месте (мне на его оказаться невозможно), не смаковал бы текилу, а написал «Последний лист-2». Согласитесь, только циник-юморист мог написать столь пронзительный рассказ, по сюжету близкий к индийским фильмам, но по буквам, достающий самого Хэма. Сотни раз пытался прочесть рассказ равнодушным глазом. И ни разу не получилось…

Прочесть еще? «Посмотри в окно, дорогая, на последний лист плюща. Тебя не удивляло, что он не дрожит и не шевелится от ветра? Да, милая, это и есть шедевр Бермана - он написал его в ту ночь, когда слетел последний лист».

И как тут удержать слезу, да еще после текилы?

Кстати, текила в период некоего отупения от выпитого, вонзается в организм, поражая его чистотой линий. Этот шип кактуса, сдобренный солью и лимоном возвращает праздник предчувствия пьянки, а не горького ощущения ее окончания. Это очень важный элемент поздней осени и позднего времени жизни.

…Из моего окна, прекрасно виден переход – зебра прилегла красиво, аккурат в том месте, где ранее гибли пешеходы. На все просьбы, тогда еще лужковский аппарат, неизменно отвечал – это место безопасно, тут же пока ничего не произошло. Как что случится, мы мигом отреагируем.
Первая беда бюрократов только насторожила. Потом был сбит еще один мальчишка. Еще. И только уж потом на этом месте установили зебру. Но как! С двух сторон пешеходный переход начинается огромными лужами, а как попасть тут на «зебру»? Смотрю, как пролетающие мимо машины радостно окатывают брызгами людей.

Вообще, лужи это проклятие нашего города. Даже маленький дождик покрывает «зеркалами» тротуары и дороги. Помню, как один американский журналист все пытался узнать у меня – почему русские шьют дорогие костюмы и экономят на пуговицах? И что я мог ответить? Что у нас любят не строить дороги, а ремонтировать их, поскольку при ремонте проще закатать «бюджеты»? Что главное для нас дороги, а через лужи мы научились прыгать? Но почему нет луж в Англии, Германии, Франции и далее везде?

Из окна мне видны и тротуары моего двора. Они заставлены машинами. Любопытно, а что бы говорили автовладельцы, если бы мы ночевали на проезжей части? И что мы вечно говорим о пробках, и так мало о пешеходах? У них есть выбор – вылезть из машины и сесть в метро или автобус. У нас выбора нет. Нас окружают лужи и припаркованные на тротуарах машины.

«- Шесть, - едва слышно ответила Джонси. — Теперь они облетают гораздо быстрее. Три дня назад их было почти сто. Голова кружилась считать. А теперь это легко. Вот и ещё один полетел. Теперь осталось только пять.

- Чего пять, милая? Скажи своей Сьюди.

- Листьев. На плюще. Когда упадёт последний лист, я умру. Я это знаю уже три дня. Разве доктор не сказал тебе?».

Умер Бердман, нарисовавший вечный последний лист. Джонси осталась вечно живой. Все-таки, можно и позднюю осень, превратить в весну. «Дед, пошлепаем по лужам?», - орет внук. Иду…

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Чат прямого эфира на
главной Вечерки!

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER