Воскресенье 23 сентября, 13:09
Легкий Дождь + 11°
Маша Дувидзон

Недавно я поймала себя на мысли, что, заходя в магазины вблизи своего дома, я почти не вижу привычных лиц. Как и в метро. Москва незаметно и как-то стремительно изменилась – у нее уже другой характер и другое лицо.

Городской тип – это характер и судьба. Вот понятные старомосковские типажи: модистка, татарин, старьевщик, половой из трактира Тестова (бойкий малый из Ярославской губернии), бродячий антиквар (пьющий, из дворни, с привычкой к барским вещам)…

Сегодня к ним пристраиваются свежие персонажи. Почти свежие – родом из социалистического прошлого.

Например, московская продавщица. Вообще у меня это слово часто вызывало негативную ассоциацию. Большая и толстая тетка в белом, с мясистыми руками, на пальцах-колбасках крупные золотые обручи с камнями, густо-синие тени, тушь с комочками, осветленные волосы под колпаком, бугор спины, за которой - пустые полки. Тип устаревший, но яркий.

Или – с презрительным взглядом высшего существа - зав. отделом промтоваров. Она втиснута в импортное платье, у нее уже есть пара баночек заморского крема, замшевые сапоги на каблуках, растворимый кофе по утрам и «Жигули». Глаза ее бегают, подбородок тяжеловат, реагирует на пароль «Я от Степан Сергеича».

Сегодняшняя продавщица похудела, помолодела, надела бордовый халатик, кепку с логотипом и сидит с сосредоточенным лицом. Сегодня она - почти крохотная на фоне ширпотребных гор, например, «Ашана». Она сегодня - девушка-вахтовик, а вокруг нее - мы - чужой город и чужие люди. У нее опрокинутое молчаливое лицо. Она – молчащий продавец. Не отвечающий ни на неудовольствие посетителей, ни на оскорбления, ни на простые вопросы.

Ни один городской тип не изменился так сильно за последние годы, как образ московской продавщицы. Мифические героини колбасно-мясных отделов, женщины, формирующие наше отношение к ликеро-водочному дефициту, гардеробу и деликатесам, - исчезли.

Москва встала за одну линию, продавщицы - за другую. Они стали приезжать на работу из других стран. А еще – из больших и маленьких российских городов.

Продавщицы стали торговать, держа свою вахту. Вахты делятся на 28, 45 и 56 рабочих дней или 63 через 13 дней. Смена – 12 часов. Плата – 80 рублей в час. Иногда – 25 000 руб. в месяц при вахте в 28 дней. Но выплата – в последний день, в кассе. Это – важный момент. Домой они ездят уже «передохнуть». И полны среднерусские поезда московскими продавщицами, которым путь - туда-обратно: то повидать семью, то, как прежде на Север, - подзаработать. А раньше так вот ездили мужчины - на прокорм семьи.

Московских девочек среди них почти нет. Они – по другую сторону баррикад. Хорошо это или нет – не знаю. Но это – естественный отбор. По Дарвину.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER