Вторник 25 сентября, 08:09
Дождь + 7°
Харизматичный и неизменно громкий Саша Чача Иванов.

Александр Чача Иванов: Если играешь в подвале, там и останешься

Фото: "Вечерняя Москва"
Сижу в кафе. Дожидаюсь встречи. Александр Чача Иванов почти не опоздал. Пришел всего на полчаса позже.

Черная майка с хулиганской надписью, знакомый профиль, слегка бегающий серьезный взгляд. С него бы картину писать в подходящем антураже.

Не заметить его было трудно, хотя у других посетителей как-то получалось.

 Подходит он и говорит:

— Привет. Как дела?

Нормально, отвечаю, спасибо за беспокойство.

Отец-основатель двух панковских коллективов опоздал, потому что отводил в садик дочку.

Заказали кофе. Заговорили о литературе. Александр Чача Иванов оказался человеком интеллигентным, хоть и не чурался мата. Все время нашей встречи я буду обращаться к нему на «вы».

Он ко мне, соответственно, на «ты». Так мы наглядно показали друг другу преемственность поколений.

И вот представьте: шумный зал кафе. Стук ножей и вилок, перезвон кофейных чашек о стеклянную поверхность столиков, официант, который вечно пробегает мимо. Беседа тем не менее перетекает в нужное русло.

— Музыка, — рассуждает Чача, — это, как ни крути, бизнес. А я в какой-то мере делец. Недаром же 20 лет этим занимаюсь. Здесь важна работа. Над стилем, над собой, над общением со зрителем.

— Это получается, никакого искусства?

 — Если ты играешь в подвале — в подвале ты и останешься. Кто хочет другого, по-другому работает.

В студию выдвигаемся на метро. Там, как известно, колоритных персонажей хватает. Даже Чача со своей хулиганской майкой как-то сразу потерялся. Удивительно, но за всю поездку на него никто не бросил ни взгляда. Хотя кто в метро смотрит по сторонам?

— Александр, вы часто метро пользуетесь?

Оказалось, часто. Здесь всегда пробки. Москва, говорит, вообще безумный город.

И мечтательно:

 — А я бы уехал из Москвы.

Сюда бы на работу приезжать, а жить за городом, — и более буднично, — хотя куда я сейчас? Работа, студия, опять же ребенок…

Как выяснилось, его, как и любого столичного жителя, периодически навещают такие мысли. Надоедают вечная беготня, толкотня, спешка. Хотя с чего бы вдруг ему, уроженцу Нью-Йорка, любить Москву? Он и Россию называет Оркландом...

У выхода из метро воспоминание:

— В этом табачном ларьке я все время покупал сигареты. Каждый раз брал новую пачку по пути в студию. Курил как паровоз.

Пару месяцев назад Чача курить бросил. Об этом он упомянул раза четыре. Раз шесть или десять об этом писали в интервью. Наверное, у отказавшихся от никотина курильщиков есть какая-то особая гордость.

— Что думаете о современных музыкантах?

— Музыку сейчас может делать каждый. В этом есть определенная прелесть прогресса. Техника стала общедоступной. Записался — и в Интеренет.

У Чачи четыре выражения лица, по крайней мере, я насчитал столько. Двумя он выражает восторг разной степени, третьим — недоумение. Четвертый — что-то вроде рабочего варианта.

В нем все время читается нетерпение или ожидание какого-то действия. Ему, музыканту с многолетним стажем, нужно просиживать часы на репетициях, десятки раз проигрывать кусок за куском. Одним словом, работать не жалея сил, как это делали те же «Битлз».

В студии нас уже ждали. Роксана Бабаян, звезда советской сцены. С ней, как оказалось, Чача давно намеревался поработать.

Наконец-то удалось. Роксана Бабаян произвела сильное впечатление. Идеальной осанкой и очками половинками она чем-то походила на учительницу, пусть даже добродушную. Я поневоле вытянулся в струнку. Чуть позже заметил, как из Чачиной речи резко пропал мат. Смотрю, Чача услужливо протягивает даме чашку. Очевидно, сработала мужская учтивость перед слабым полом. Или врожденная Чачина интеллигентность.

Пока шла запись, мы распрощались. Не хотелось мешать — я, как ни крути, был лишним. За кадром, конечно, остались Чачины рассуждения об искусстве, кстати, не только о музыке, размышления о месте музыканта, реплики о дочке. И его пятое выражение лица: удовольствие с толикой безумной радости от хорошо проделанной работы. Впрочем, об этом как-нибудь потом.

ДОСЬЕ

Александр Чача Иванов родился в 1968 году в НьюЙорке. Учился в Университете дружбы народов на факультете истории. Не окончил. В армии познакомился с Максимом Кочетковым, с которым позже образует «Наив», где проиграет до 2009 года. Работал соведущим в программе «Земля-Воздух» на ТВ-6, вел передачу «За гранью» на радио Ultra, снялся в фильме «Здравствуйте, мы — ваша крыша!» в роли продавца автомобилей. В 2010-м сколотил новый коллектив «RadioЧача», в котором пребывает по сей день.

Чашку чая и на панк-концерт

Родиной появления панк-рока считают Англию 70-х. Почему-то именно в этой претенциозной стране, которая славится чопорными манерами, зародился, наверное, самый отвязный музыкальный стиль. Прародителей жанра как таковых назвать нельзя — уж слишком много команд приложили к хулиганскому музыкальному стилю свою руку. Уже позже на фоне повального увлечения панком прославились такие коллективы, как Ramones и Sex Pistols .

Noize MC сочиняет для рокеров

Коллектив «RadioЧача» появился на свет недавно: спустя год после того, как в 2009-м «Наив» — предыдущая группа Александра Иванова — объявил о бессрочном творческом отпуске. И экснаивовцы во главе с Ивановым отправились развивать новую группу. Соавтором песен к первому альбому свежеиспеченных панков стал певец Noize MC, скандально известный своими клипами и текстами.

Мик Джаггер, группа ROLLING STONES:

— То, что приятно сделать раз, понравится еще 100 раз. Потому из музыки меня просто не попрешь!

Харизматичный и неизменно громкий Саша Чача Иванов.
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости

Новости СМИ2

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER