Среда 26 сентября, 00:09
Пасмурно + 6°
Анна Субботина, научный сотрудник Центра исследований Восточной Азии и ШОС при Институте международных исследований МГИМО(У)

Прочла колонку Натальи Зимяниной про то, что нам надо бы что-то еще «замутить с Китаем» и отвечаю как китаист – да, да! И так и будет, уверена. Поскольку Китай, в котором сейчас столько событий, вырабатывает новую формулу общения с миром – через продвижение своей культуры.

Заметьте: в последнее время все меньше говорят о китайских товарах и все больше именно о китайской культуре. Сперва Нобелевская премия по литературе впервые была вручена китайскому гражданину, который не является диссидентом и проживает на территории страны. Теперь вот и премия имени Дмитрия Шостаковича досталась китайскому композитору Тан Дуну. Бесспорно: музыкальная награда встречена в мировом сообществе с гораздо меньшим резонансом. Однако, продвижение китайской культуры, ее выход за рамки озападненного понимания фэн-шуя и чайной церемонии, становится тенденцией. Китай уже не просто «всемирная фабрика», хотя по-прежнему сохраняет лидирующие позиции в производстве товаров для повседневной жизни. И никаких иллюзий по этому поводу быть не должно.

Не секрет, что соседи Поднебесную не очень жалуют, а некоторые открыто выражают свои опасения. «Быстро набирающий мощь дракон, активно вмешивающийся в дела своего региона» – вряд ли такого образа страны добивается китайское руководство. Оно добивается другого. Другого образа. И именно поэтому проводились грандиозная Олимпиада-2008 в Пекине и Всемирная Выставка Экспо-2010 в Шанхае. Постоянно анонсируются и проводятся новые и новые мероприятия в формате «год китайского языка» в какой-либо стране и ответный «год языка» страны принимающей, «годы туризма» и «годы культуры».

Китай вспомнил о своей древней культуре и о ее извечной притягательности для людей, живущих к западу от Поднебесной. Институт Конфуция, специализирующийся на обучении языку, фильм «Крадущийся тигр, затаившийся дракон», зеленый чай и китайская кухня – теперь это не единственное, с чем ассоциируется Китай на Западе. Сейчас ожидается первое в России издание книги нобелевского лауреата Мо Яня «Страна вина», и все внезапно вспомнили (или открыли для себя) старый фильм «Красный Гаолян», который снят по книге этого же автора. Дирижер Тан Дун выступает с Государственным симфоническим оркестром, в котором солирует Юрий Башмет. Китайский цирк и балет собирает полные залы. И как-то незаметно в начале года Си Цзиньпин, который недавно стал новым генеральным секретарем КПК, посетил Голливуд...

Китайская киноиндустрия и так развивается быстрыми темпами, но пока работает в основном на внутренний рынок. В год выпускается более ста мультфильмов, на стадии производства – ряд дорогостоящих сериалов и полнометражных фильмов. Китай, пропагандируя свою культуру через экраны кинотеатров, может быть и использует старое американское «оружие», но еще никто эффективности этого «оружия» не отменял.

Одним словом, пока мир культивировал в себе несколько снисходительное отношение к «мировой фабрике», за ее стенами выросло нечто более крупное и значимое, чем бесперебойное производство ширпотреба. Так что замутим мы с Китаем обязательно. Не получится не замутить...

Читайте также:

Что мы замутим с Китаем

Старшему поколению москвичей Китай как родной. Уж и век другой давно настал, а разве забудешь всю эту теплую радугу китайских вещей, украшавших непритязательный советский быт полвека назад?

Пестрый шерстяной шарфик. Первые махровые полотенца, ошметки которых дожили до 80-х. Сказка «Танцующий аист», предсказавшая виртуальные чудеса. Теплые штаны «Дружба» (!) начесом внутрь. Разноцветный павлинчик, который, поставленный на пианино, скрашивал долбежку гамм.
Нас оторвало нас от Китая надолго, далеко. Скорее через Запад мы теперь знаем его современных художников, его потрясающие фильмы. Например, «Крадущийся тигр, затаившийся дракон». Музыку к нему написал Тан Дун (премия «Оскар») – суперсовременный композитор, и очень жаль, что на его московском концерте не было видно никого из наших, а ведь тут было чему удивиться.

Тан Дун, красивый, учтивый, немного американизированный человек прилетел в Москву получать из рук Юрия Башмета премию им. Шостаковича. Вежливый гость, 55-и лет от роду, ничего не рассказывал о временах Мао Цзэдуна. Известно только, что во времена культурной революции он в деревне занимался сбором риса. И когда говорил, что Шостакович для него – прежде всего выражение русской души, было все же ощущение: не для красного словца приплел. Не о Чайковском же с его красотами он так сказал, а о жестком Шостаковиче, озвучившем самый кровавый век. Представляете, услышать такое: «Мы, китайцы, слышим в Шостаковиче себя?» (читайте далее...)

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER