Пятница 21 сентября, 15:09
Ясно + 24°
 Художественный руководитель РАМТ Алексей Бородин

Участь Эсхила: древнегреческие герои-мстители заговорили на языке Фрейда

Фото: Фотография предоставлена пресс-службой РАМТа
В РАМТе показали первую премьеру сезона

Первую премьеру сезона – «Участь Электры» - показал Российский академический молодежный театр. Его художественный руководитель Алексей Бородин поставил трилогию классика американской драматургии Юджина О`Нила, который, говоря сегодняшним языком, написал ремейк «Орестеи» - кровавой душераздирающей трагедии Эсхила.

В результате на сцене РАМТа смешались четыре пласта времени. Античный миф об Электре послужил сюжетом. Эсхил, живший два с половиной тысячелетия назад, сделал из него высокую трагедию. В 1931 году О`Нил попытался ее осовременить, перенеся действие в американскую провинцию 1870-х годов. А Алексей Бородин преподнес этот коктейль московскому зрителю XXI века.

Герои «Орестеи» получили новые имена, но сюжетные линии остались неизменны. Кристина Мэннон отправляет на тот свет вернувшегося с гражданской войны мужа. Дочь Лавиния мстит матери руками брата Орина: он убивает ее любовника и вынуждает мать покончить с собой. Потом погибает Орин, и Лавиния-Электра остается одна…

Безусловное достижение постановки – культурно-просветительское. В отличие от таких хитов, как «Любовь под вязами» и «Долгое путешествие в ночь», это сочинение О`Нила никогда не ставилось на российской сцене. Возможно, потому, что слишком громоздко для одного вечернего представления. Но режиссер Бородин и автор нового перевода Сергей Таск сумели спрессовать действие в три часа, придав спектаклю современный формат.

Другой несомненный плюс - сценография Станислава Бенедиктова, с которым Бородин не первый раз работает в паре. Созданный его фантазией дом Мэннонов с его удушающе ханжеской атмосферой - не просто фон, а едва ли не участник действия. Декорации и костюмы выдержаны в стильной, без полутонов, трагической черно-белой гамме, из которой вырывается лишь зеленое платье обуреваемой желаниями Кристины (актриса Янина Соколовская). После ее гибели этот символизирующий жизнь цвет наследует дочь Лавиния (роль исполняет Мария Рыщенкова). О древнегреческом театре напоминают и лаконичность декораций, и маски, в которые превращаются лица героев перед смертью. Даже бросающийся в глаза диссонанс в возрасте матери и сына (играющий Орина Евгений Редько значительно старше своей партнерши) воспринимается скорее условностью античного театра.

А вот подача знаменитого мифа сегодняшнему зрителю вызывает вопросы. Считается, что у героев древнегреческой трагедии нет характеров – они находятся целиком во власти рока. O`Нил же фактически попытался сделать из трагедии драму, насытив ее психологией. В 1931 году на пике моды было учение Зигмунда Фрейда, и драматург испытал его мощнейшее влияние. Каленый античный пафос заменен фрейдистским психоанализом. И благородная месть, и череда убийств, и страшный мифический рок объясняются лишь физической любовью дочери к отцу и сына к матери. Увы, не все генитальное гениально! Сегодня столь откровенно фрейдистский спектакль смотрится таким же пыльным музейным экспонатом, как черепки пелопоннесских амфор. А другого, нового, современного содержания в о`ниловскую трилогию не привнесено. И это, пожалуй, единственное разочарование.

Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости

Новости СМИ2

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER