Среда 24 октября, 08:10
Легкий Дождь + 4°

Зачем рукописи посыпали песком, а диваны — сушеной ромашкой

Понева, панева — у замужних крестьянок юбка из трех полотнищ, иногда не сшитых меж собой.
В XIX веке в пальто ходили по комнате, а в панталонах — на улицу. Одежда выдавала имущественный и социальный статус героя.

Например, повойник и паневу носили только замужние женщины, в посконь одевались бедняки. Это очень важно для понимания классики.

Пальто — у Тургенева в «Накануне» Инсаров одет в жаркий день летний день в «белое пальто», а Обломов у Гончарова сидит за столом «в домашнем пальто». До последней четверти XIX в. это слово означало сюртук.

Панталоны — не только женские нижние штанишки.

До конца XIX в. так называли и мужские брюки. В рассказе Чехова «Лишние люди» Зайкин спрашивает «дачника в рыжих панталонах»: «Вы женаты?» «Да-с... Трое деток», — вздыхают рыжие панталоны».

Перекладные лошади — сменяемые на каждой станции за плату, то же, что почтовые. «Я ехал на перекладных из Тифлиса (сейчас — Тбилиси. — Прим. ред.)» — так начинается повесть Лермонтова «Бэла».

Персидский порошок — измельченные головки персидской ромашки, средство против блох и клопов. У героя чеховского рассказа «Ночь перед судом» была привычка «брать с собой в дорогу персидский порошок». На почтовой станции, где кишели клопы, он ему пригодился.

Песочница — баночка с мелким песком. Им посыпали только что написанный текст, чтобы чернила быстрее сохли. В ХХ в. для этого употреблялась промокательная бумага. В шкатулке Чичикова был «квадратный закоулок для песочницы».

Питерщик — крестьянин, который зимой уходил на заработки в Петербург. Муж Матрены Тимофеевны из «Кому на Руси жить хорошо» был «питерщик, по мастерству печник».

Плерезы — белая тесьма, которую подшивали к рукавам и воротнику в знак траура. Их можно увидеть на картине П. А. Федотова «Вдовушка». Героиня рассказа Чехова «Душечка» лишь через полгода после смерти мужа «сняла плерезы».

Повойник — у замужних женщин — платок, повязанный вокруг маленькой шапочки («волосника»). Героиня рассказа Федора Абрамова «Деревянные кони», выданная замуж в самом начале XX в., отказалась покинуть плохого мужа: «Поздно… назад заворачивать, когда голова бабьим повойником покрыта».

Погребец — дорожный сундучок для посуды. В «Капитанской дочке» Гринев берет с собой «погребец с чайным прибором».

Поддевка — короткий кафтан, который носили купцы и крестьяне. В него оделся и Левин в «Анне Карениной», когда поселился в деревне.

Подлый — означало и «принадлежащий к низшему сословию». В «Петре Первом» Алексея Толстого говорят, что Людовик XI «и к подлому мужику заходил в гости».

Подоплека — подкладка на плечах и спине у мужской крестьянской рубахи. Герои «Кому на Руси...» прячут под нею «бумажки сторублевые».

Подорожная — документ на право пользоваться почтовыми лошадьми. «Пожалуйте подорожную», — говорит смотритель станции Дубровскому. У разбойника ее не было, но отказать ему не посмели.

Подстава — сменные лошади, заранее отправленные на следующую станцию. Когда жена Болконского в «Войне и мире» рожала, ждали доктора: за ним «была выслана подстава».

Половой — слуга в кабаке. Чичиков был встречен «трактирным слугой, или половым, как их называют».

Полушка — монета в четверть копейки. Монах Варлам в «Борисе Годунове» жалуется: «в три дни трех полушек не вымолишь».

Понева, панева — у замужних крестьянок юбка из трех полотнищ, иногда не сшитых меж собой. Сваха в пьесе Островского «Свои люди — сочтемся» называет купчиху Большову «паневницей», намекая, что та родом из бедной семьи.

Посад — в допетровской Руси часть города за пределами кремля или монастыря, где жили торговцы и ремесленники.

В «Петре Первом» Голицын приехал с сыном в лавру, но «в монастырские ворота их не пустили: «Великий-де государь велел вам быть на посаде...» А в XIX в. это просто небольшой город. На именины Татьяны Лариной приезжает «из ближнего посада» ротный командир.

Посконный — сшитый из домотканого холста конопляного волокна. Одежду из него носили бедняки. Купчиха в комедии Островского «Свои люди — сочтемся» грозится одеть свою дочку в «посконный сарафан»: для юной щеголихи это было бы страшным унижением.

Пошлый — 1. Банальный. Онегин шептал Ольге на балу «пошлый мадригал». 2. Обычный, скучный. В рассказе Чехова «Из записок вспыльчивого человека» девицы чистят «пошлую ягоду».

Подготовила Мария Раевская, кандидат филологических наук.

Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER