Понедельник 12 ноября, 21:11
Ясно -5°
Город

Ирина Апексимова: Все зависит от уровня личности

Не за горами гастроли театрального спектакля «Скамейка» по пьесе А. Гельмана с Гошей Куценко и Ириной Апексимовой в главных ролях.
Фото: Агентство "Фото ИТАР-ТАСС"
Не за горами гастроли театрального спектакля «Скамейка» по пьесе А. Гельмана с Гошей Куценко и Ириной Апексимовой в главных ролях. Нашумевший спектакль будет представлен в Израиле.

А сейчас полным ходом идет подготовка к гастролям. Об этих и других новостях рассказала Ирина Апексимова.

– Вы в своих театральных антрепризах придерживаетесь классики?

– В «Скамейке», например, трудно сидя проговорить полтора часа с моим партнером Гошей Куценко. И потому задача режиссера – поиск ярких театральных решений бытовых сцен. Я училась в «Табакерке» у Олега Павловича. Но так сложилась жизнь, что я работала у него, будучи студенткой, а потом ушла во МХАТ. В репертуарный театр мне сложно вернуться, но у Табакова, если бы он меня пригласил, поработала бы снова с удовольствием. Мое великое счастье в том, что я никогда не ходила на кастинги. Это чудовищная процедура. На кинопробах я была однажды, когда училась, меня никто не знал. После первого фильма «Башня», в котором я снялась в 1986 году, меня на пробы больше никто не звал – сразу приглашали на конкретную роль. Сейчас иногда звонят и говорят, что продюсеру нужно на меня посмотреть. Но, кому надо, придите, посмотрите. Я готова пробоваться на роль бабки, дедки или Джульетты, но за переигранные роли снова пробоваться… Может, так утверждаются те самые продюсеры, не знаю.

– Департамент культуры Москвы предложил начинать спектакли на час позже обычного. Каково ваше отношение к этому нововведению?

– Двоякое. С одной стороны, вовремя спектакли никогда не начинают. Причиной тому опоздания многих людей к началу действа. А пришедшие вовремя час вынуждены сидеть в зале, ожидая его заполнения. Казалось бы, предложение Департамента очень логично, людям не придется после работы, сломя голову, нестись на спектакль, все смогут спокойно добраться, перекусить по пути. Но, с другой стороны, это жутко неудобно, если касается 3-часовых долгих спектаклей. Потому что одно дело – выйти из театра в одиннадцать вечера, другой – за полночь. И зрителям добираться неудобно, и актерам сложнее. Да и небезопасно это. Считаю, нельзя в приказном порядке назначать показ на восемь вечера. Все должно быть очень индивидуально, по усмотрению труппы и руководства. В целом, я за новшества, если они – на благо людям. Против - если отсутствует рациональное зерно.

– Вы стали популярной благодаря телесериалам…

– Именно. Все началось с «Мелочей жизни». Но, в основном, меня прославил «День рождения Буржуя». Мне повезло, тогда еще сериалы снимались на пленку, был другой подход к производству. «День рождения Буржуя» - довольно качественный продукт. А сегодня количество «мыла» невообразимое, и появился смешной термин – «звезда сериала». По-моему, это даже оскорбительно. С другой стороны, время сейчас такое. Я могу отметить молодых режиссеров, работающих своим почерком – Гай Германику, например. То, что она делает, можно назвать современным искусством, в том же направлении работает Театр.doc. Он имеет право на жизнь, но его нельзя делать главным и единственным в искусстве. Хотя это направление все-таки становится основным. Важно, чтобы не вытеснялось традиционное, хорошее искусство.

– Хватает сил на что-то помимо театра и кино?

– Абсолютно нет. Хотя, я участвую до сих пор в корпоративах, чтобы прокормить семью.

– Как вы для себя определяете грань допустимого в искусстве?

– Я не люблю на сцене голые тела и мат, даже если это делается гениально. Это априори должно быть оправданно. Например, в «Анархии» Михаил Ефремов разговаривает исключительно матом. Но делает это органично. А если люди педалируют этими словами, при этом давая понять, что произносить их неудобно, это даже глупо как-то получается. В искусстве может быть что угодно, если это талантливо. Халтура не пройдет. Из того, что я видела за последнее время, мне понравился фильм «Артист». Из спектаклей – «Шведская спичка».

– Долгое время театру Виктюка мешала незаконная пристройка. Произошли перемены?

– Слава Богу, да. Мы многие годы не могли приступить к работе по реконструкции из-за отказа арендаторов покинуть помещение. Теперь же, когда это случилось, вернем зданию первоначальный облик, и внутри выстроим все по последнему слову техники.

– Ваша дочь выбрала актерский путь. Как вы к этому отнеслись?

– Я хочу, чтобы она стала высококлассной актрисой, смогла реализовать себя на сцене. Русская актерская школа, на мой взгляд, - лучшая. Я рада, что Даша учится во МХАТе. На день рождения я подарила ей сертификат на обучение в театральной школе Нью-Йорка, это не помешает. Уметь играть на иностранном языке – мастерство. У нас ведь не было возможности учиться так. И приходилось все осваивать потом. Мне кажется, у Даши все получится.

– Вы мечтали построить дом…

– Пока строить для меня – не время. На пенсии хорошо бы сидеть на крылечке собственного дома, на берегу озера Камо, например. Мне вполне достаточно сейчас адреналина в жизни. Дополнительных нагрузок и экстрима не хочется. Роли создают мне образ бесстрашной, на все способной женщины. Это и смешно, потому что кто-то завидует или даже побаивается, никто ж не знает, что в действительности со мной происходит, и какая у меня жизнь. Но все равно я – на плаву, я – сильная. Я хочу выходить на сцену, и чтобы моей дочери не было стыдно за меня. И петь буду продолжать, несмотря на язвительность некоторых «доброжелателей». Я после школы год проработала в Одесском театре музыкальной комедии. У меня на сегодня есть своя программа «А мне Одесса-девочка». Началось все с одесских песен, а теперь в репертуаре есть и Шульженко, и Утесов, и Юрьева.

– Ваши любимые места в Москве?

– Их пять. Камергерский переулок: здесь красиво, нешумно, замедлен скоростной шаг Москвы. Патриаршие пруды мне нравятся очень – загадочное место, позволяет побыть в одиночестве и найти ответы на многие вопросы. Пушкинский музей для меня – островок столичной культуры. Кинотеатр «Ролан» на Чистопрудном бульваре – там люблю киношную атмосферу и приглушенный свет, фонтанчик с совами. Новодевичий монастырь – уголок красоты и спокойствия, и совершенно недалеко от безумного третьего кольца.

– Как вы относитесь к возрасту?

– Когда мне исполнилось сорок, я проревела ночь накануне, казалось, жизнь закончилась. Теперь мне абсолютно все равно, главное – как я себя ощущаю внутренне, в паспорте цифра - ерунда. Чтобы оценили, зависит от уровня личности. Моим кумиром всегда была Любовь Орлова, и к ней отношение не изменилось. К кумирам вообще не надо приближаться, они должны оставаться на обложке, на почтительном расстоянии..

СПРАВКА "ВМ"

Ирина Апексимова родилась 13 января 1966 года в Волгограде в семье музыкантов. После развода родителей переехала с мамой в Одессу. В Школу-студию МХАТ О. Табакова поступила с третьей попытки. После окончания школы работала до 2000 года в МХАТ им. Чехова. Сыграла несколько спектаклей О. Табакова, О. Ефремова, Р. Козака и др. Снялась в фильмах «Ширли-мырли», «Книга мастеров», «Есенин», «Клетка», «Октябрь» (а в 1994 году получила приз за «Лучшую женскую роль» на Парижском фестивале).

Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER