Среда 26 сентября, 14:09
Слегка Облачно + 11°
Джоуи Калдераццо выступит в клубе Игоря Бутмана

Джоуи Калдераццо: «Я с детства любил Мусоргского, Скрябина и Рахманинова»

Фото: butmanclub.ru
Уникальный американский пианист и композитор выступит 24 и 25 октября с концертами в клубе Игоря Бутмана на Чистых прудах. Перед концертом он побеседовал с корреспондентом «ВМ».

– Джоуи, как говорят у нас в России, ваша музыкальная биография началась с места в карьер - вас представил миру сам знаменитый джазмен Майкл Бреккер! Чему вас научило сотрудничество с ним?

– Когда я впервые встретился с Майклом во время его концерта в нашем городе, я сразу же попросил его… сыграть в нашем местном отеле на «Ночных джазовых пятницах». Тогда я не очень хорошо представлял себе, с кем на самом деле беседую – знал просто, что он очень известный саксофонист. К моему удивлению, Майкл согласился. И как сыграл! Было забавно: менеджер отеля после его выступления отвел меня в сторонку и сказал: «Хорошо бы заполучить этого парня для дальнейших выступлений – каждую пятницу!» Мой отец умер, когда мне было всего 17 лет, и впоследствии Майкл стал мне фактически вторым отцом. Он очень помог мне – и в музыке, и в жизни.

– Музыкальные критики находят у вас «легко узнаваемый стиль игры и удивительные композиторские идеи». А как вы сам охарактеризовали бы свою исполнительскую манеру?

– Мой стиль – это результат восприятия обширного музыкального материала, очень разной музыки, которую я слушал с детства. В результате сегодня мне нравится исполнять и композиции, имеющие четкую музыкальную форму, и произведения с «размытой», неопределенной структурой. А вообще-то до сих пор я больше всего люблю музыку романтического звучания – к примеру, Шопена, Равеля, Брамса.

– Вы играете исключительно джаз – или работаете также и в других музыкальных жанрах и формах?

– Совсем недавно мы с группой известных музыкантов из разных стран играли композиции различных жанров, это доставило мне огромное удовольствие! Хотелось бы продолжить работу в этом направлении – но все же в реальной жизни я в основном занимаюсь тем, что на фортепьяно играю джаз. И это тоже замечательно!

– Давайте немного о ваших композиторских опусах - какие из созданных вами произведений вы сам считаете своей удачей?

– Многие из написанных композиций имеют для меня большое значение. Например, песня, которую я посвятил Майклу Бреккеру, когда он был серьезно болен. Или композиция «Анна Грейс» – я написал ее специально для семьи маленькой девочки, ученицы начальной школы, погибшей во время трагедии в Коннектикуте. А еще у меня много композиций о любви – например, вальс, который я подарил своей жене.

– Поделитесь педагогическим секретом, не своим, родительским: вы поняли, как вас в детстве удалось оторвать от уличных игр – в пользу игры на фортепьяно?

– Вы знаете, я вырос в районе, где было очень много мальчишек. И во дворе мы занимались всеми видами спорта, какие только можно себе представить – и даже придумали специальные игры, куда входили самые разнообразные спортивные занятия. Но постепенно я увлекся и музыкой, потому что для меня это была дверь в совершенно иной мир! И мне хотелось не только бывать в этом мире, но и стать там «действующим лицом». И тогда я попросил маму купить пианино и отвести меня к учителю музыки.

– А как вы в 14 лет стали солирующим пианистом в рок-группе вашего старшего брата Джина?

– Мой брат был рок-барабанщиком, и я рос во многом под его влиянием. Но вот однажды летом мы поехали со своей программой в Беркли, где находится знаменитый музыкальный колледж, который закончили многие современные выдающиеся джазмены… После этого я и начал играть джаз!

– Но в юности вас увлекали The Beatles и Led Zeppelin…

– Вы знаете, мне всегда нравились идеи импровизации в музыке – а эта сторона очень сильна и у «битлов», и у «цеппелинов»… Также , как и у Баха, и у Моцарта, исполнением которых я непременно займусь в будущем. А The Beatles и Led Zeppelin, а также «роллингов» я очень люблю до сих пор – и часто слушаю их записи.

– Вы ведь бывали и раньше в Москве?

– Да, в 1990-м, потом в 2000-м и в 2009-м. Перед самой первой поездкой вспоминал времена «холодной войны» – когда о России у всех на Западе было, скажем так, не самое теплое представление. Но когда приехал к вам – увидел совсем другую страну, и это было так здорово! Мне все понравилось: и люди, и обстановка, и еда! А еще в Москве я встретил много замечательных музыкантов, джазменов, общение с которыми я вспоминаю на протяжении многих лет. Знаете, мне ведь всегда, с детства и юности, очень нравился Мусоргский – особенно «Картинки с выставки», – я с удовольствием его играю. Еще люблю Стравинского, Скрябина, Рахманинова, Прокофьева. Ваших, русских композиторов! Потому, наверное, менчтаю поработать в крупных музыкальных формах… Но это пока, пожалуй, вопрос довольно отдаленного будущего.

СПРАВКА

Джоуи вырос в Нью-Рочеле, штат Нью-Йорк, где все мальчишки увлекались футболом и разными другими видами «уличного спорта». Обожал слушать музыку с детства. В 7 лет Джоуи начал музицировать и вскоре уже сам стал сочинять музыку.

А в 22 у Калдерацци случился триумф: знаменитый джаз-саксофонист Майкл Бреккер представил нового музыканта своего квинтета – «пианиста и композитора, обладающего уникальными музыкальными идеями и оригинальным, ярким, легко узнаваемым стилем исполнения». Эти оценки вскоре подтвердили ведущие музыкальные критики США, отметив, в частности, «богатое импровизационное» мышление молодого джазового пианиста. И сегодня его считают «одним из ведущих пианистов в современном джаз-мейнстриме».

В Москву талантливый американец с внешностью знойного итальянца приехал с премьерой – Калдераццо впервые выступит в столице со своим новым трио виртуозов.

 

Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости

Новости СМИ2

Чат прямого эфира на
главной Вечерки!

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER