Среда 12 декабря, 18:12
Небольшой Снегопад + 1°
Город

Самая высокая башня города

Меньшикова башня
Меньшикова башня
Фото: Олег Фочкин, "Вечерняя Москва"
Удивительная история, наверное, большинство людей слышало о существовании Меньшиковой башни, но очень многие, оказывается, просто не знают, где она находится.

А между тем, прогуливаясь по Чистым прудам, вы обязательно скользнете взглядом по тому зданию, которое сегодня напоминает нам о некогда самой выcокой башне в городе. Своей высотой она превышала даже колокольню Ивана Великого в Кремле.

До Меньшикова

Находится она, конечно, не на самом бульваре. А чуть в стороне, в Архангельском переулке (в советское время - Телеграфном).

В XVI веке здесь располагалась Мясницкая слобода. И как и любой район, она не могла обойтись без церкви. Тогда на этом месте стоял деревянный храм, что «в Мясниках», известный с 1551 года. Мясницкую улицу перерезала крепостная стена Белого города, и в месте пересечения были построены Мясницкие ворота. Название улицы и крепостных ворот, естественно, произошло от расположенной вне городских стен слободы мясников. И по словам современников запах тут стоял невыносимый.

В 1620 году церковь уже являлась центром Гавриловской Патриаршей слободы и именовалась «Гавриила Великого, что на Поганом пруду». Через 37 лет ее сменил каменный храм, чуть позже увеличенный.

Вот здесь и решил обосноваться Александр Меншиков. Мясники тоже не собирались никуда переезжать и продолжали делать своё дело, а отходы производства сбрасывали в пруд, расположенный неподалёку. Немного обустроившись на новом месте, князь отселил мясников с запахом на окраину и стал облагораживать территорию.

Поганые пруды, благодаря приказу Меньшикова очистили, и они стали называться Чистыми. Строительство прудов было поручено также архитектору Зарудному и длилось оно три года.

Иван Петрович Зарудный - известный мастер петровской эпохи, выходец с Украины. В 1690 году Зарудного прислал в Москву гетман Мазепа по делам церковного строительства на Украине, и архитектор остался в Москве. В 1701 году он был определен на службу именным указом царя, много работал в Москве и Петербурге, являясь как бы личным архитектором Петра I, и не состоял ни в каком ведомстве. Близким к Зарудному человеком был его земляк, бывший ректор Киевской духовной академии, митрополит Стефан Яворский — фактический глава Русской православной церкви при Петре I.

В начале XVIII века храм оказался на территории владений Александра Даниловича Меншикова, и в 1701 — 1707 годах по его заказу храм был перестроен в стиле западно-европейского барокко. Возводила его артель каменотесов из Костромы и Ярославля. А общее руководство работами осуществлял архитектор Иван Зарудный, при участии мастеров из Италии и швейцарских кантонов Тичино и Фрибур (архитектор Доменико Трезини из семьи Фонтана, скульпторы братья Фонтана и Квадро). Но через полгода после начала строительства Трезини был отправлен в Петербург, где в молодом городе важны были любые умелые руки. Иногда автором «Меньшиковой башни» называют и самого Трезини, построившего в Петербурге собор Петропавловской крепости. В пользу этой версии говорит то, что первоначально купол Меншиковой башни венчал огромный шпиль-игла, как и Петропавловский собор в северной столице, а на самом его верху тоже была позолоченная фигура ангела с крестом. По одной из легенд автором проекта новой церкви был сам Петр I, собственноручно исполнивший ее чертеж.

Самая высокая

Поводом для такого грандиозного строительства стала покупка светлейшего князя Александра Меньшикова. В 1704 году, вернувшись из одного похода – битвы под Калишем, он привез купленную им в Полоцке древнюю икону Богоматери, по преданию — написанную самим евангелистом Лукой, и пожелал для нее выстроить на месте старой церкви новый храм.

Здание первоначально имело пять уровней с каменным (нефом, квадратную башню и три нижних восьмиугольных уровня; два верхних восьмиугольника были построены из дерева). В 1708 году башня приобрела 50 колоколов и английский часовой механизм. Куранты отбивали час, полчаса и четверть часа, а в полдень все пятьдесят башенных колоколов в течение получаса звонили-переливались, теша слух горожан.

Здание было увенчано 30-метровым шпилем с ангелом в форме флюгера и стало самым высоким зданием Москвы - 81 метр (на полторы сажени - 3,2 метра превышая колокольню Ивана Великого), и получило прозвище «Меншикова башня». В храме были устроены приделы Сергия Радонежского и Введения во Храм Пресвятой Богородицы. Это было легкое, кружевное, воздушное сооружение, подобного которому Москва еще не видела.

Всего лишь за три года до того была закончена постройка Сухаревой башни. «Сухарева башня — невеста Ивана Великого, а Меншикова — ее сестра», — говорили в народе. Жители столицы гордились тремя московскими великанами.

Церковь Архангела Гавриила стала домовой церковью его семьи, которая проживала в соседнем квартале с запада, на месте нынешнего Центрального почтамта.

В 1710 году Меншиков был назначен губернатором Санкт-Петербурга и бросил все свои московские проекты, забрав большинство мастеров с собой. Работа над интерьерами башни замедлилась; частные владения Меншикова внутри храма были перестроены в обычный алтарь.

В 1712 году в здании размещалась навигацкая школа.

Архитектор Зарудный еще в 1721 году в письмах предупреждал махнувшего рукой на московские владения князя и о протекающей кровле, о том, что куранты уже остановились, иконостас так и стоит недоделанным, а деревянные части церкви гниют и могут вот-вот упасть.

Говорят, что...

Меншиков затеял строительство башни не по своей воле, а по приказу Петра Первого. В Москве, уехавшего строить город на Неве государя, волновала судьба Немецкой слободы, которой еще недавно угрожали стрельцы. Там был спешно построен «дворец» Лефорта, где квартировал Лефортовский полк. Но требовалась надежная связь Слободы с Кремлем не только гонцами. Скорее всего, Меншикову башню построили, чтобы принимать сигналы тревоги из Немецкой слободы и передавать их в Кремль или полк Лаврентия Сухарева, располагавшийся у только что отстроенной Сухаревой башни. В Москве говорили, что через башню Кремль переговаривается с Кукуем (Немецкой слободой).

Пожар

А в 1723 году церковь постигла страшная участь. Произошло событие, трудно объяснимое. 13 июня один из священников церкви после вечерней службы упал замертво на паперти. На следующий день во время отпевания над церковью сгустились тучи, загремел гром, и молния ударила прямо в крест, загорелся купол. Пожар тушили около двух часов, трудность заключалась в том, что башня была очень высокой. Обрушился 30-метровый шпиль и верхний деревянный ярус башни, а часовой механизм с 50 колоколами проломил своды, уничтожив внутреннее убранство храма.

В Реляции, входящей в состав сборника под названием «Книга о разных духовных и мирских вещах», записано:

«1723. Сего настоящаго иуня в 14 день в Москве, на Чистом Пруде, при дворе Его светлости князя Меншикова преславная церковь св. архангела Гавриила, Его княжою богатою рукою построеная чрез многая лета, и архитектурным с прочими высокими художествы во удивление многим иностранным украшенная, в малы часы нечаянно обнажилася своего украшения и доброты, а имянно сице: во 2 часе по полудни наступила великая туча с зелным вихром и испустила из себя со страшным громом перун (или просто рещи стрелку), который утрафил в самое яблоко верхнее (на чем стоял образ архангела), от чего оное яблоко, запалено, горело по малу, не мал час тихо. Потом огнь оный начал внутри на низ опускатися к часовому кругу или месту, а понеже за высотою и неудобством места народу отнимати было не можно, объемши же той пламень кантору и все место часовое, розлился по всему спицеру и опустил колокола великия и с часовым валом на первые своды, которые от тягости проломясь опустились со всею матернею на другие, ноте и наипаче от сугубыя ваги и от огня не могли устоять, внезапно с великим громом на самый исподь провалились. И подавили всех в той час прилучившихся в церкви не малое число народа, паче ж военных людей ко отниманию от огня утвари церковной учрежденных; а при том сводов и всего, что сверху на низ обвалилось, пламень, не имея себе в церкви пространства, со зелною яростию в двери и в окна нечаянно изскочив, опалил немало около церкви в ограде стоящих. И тако сие толь прекрасное и многоиждивное здание, со упованием долголетняго пребывания построеное, изволением вышняго в малы часы вся красоты лишилось со жалостным видением на оное зрящих».

Упавшие колокола погубили людей, выносившие в это время ценности и реликвии. Именно их призраки до сих пор бродят вокруг церкви.

Как только куранты рухнули во двор, и не успели стихнуть крики раненых, пламя бушевавшее с невиданной силой погасло само собой, говорят легенды.

Однако драгоценную икону удалось спасти, и в 1726 году по приказу тяжело больного Меньшикова ее перевезли в Петербург, где на Васильевском острове находилась домовая церковь князя. В 1727 году Меньшиков был сослан в ссылку, а икона исчезла.

Церковь осталась, как говорили, «без звона». К тому же, она приобрела славу самой высокой церкви с самой короткой пасхальной службой. Последнее объяснялось тем, что протопить высоченное помещение было сложно.

Возрождение

Здание было восстановлено без верхнего яруса и существенно перестроено только в 1773 — 1779 годах по инициативе известного московского масона Гавриила Измайлова и использовалось для масонских собраний. Гавриил принадлежал к масонам Педагогической семинарии, которые называли себя мартинистами. Многие из представителей масонов были арестованы после уличения их в связи с прусским двором, с которым тогда враждовала Россия.

Вазы по углам первого восьмиугольника, установленные в 1770-х, заменили собой утраченные статуи 1723 года; позднее вазы регулярно менялись, нынешние выполнены из бетона. Окна восьмиугольных сводов были заполнены кирпичом, что делает монтаж колоколов невозможным.

Церковь функционировала только летом, зимой службы проводились неподалёку, в церкви Феодора Стратилата, построенной в 1782—1806 годах. Она построена трудами масона Ключарёва. Изданная в 1888 году книга «Москва съ ея святынями и священными достопримѣчательностям» утверждала: «В 1806 к церкви Архангела Гавриила была пристроена колокольня с приделом во имя Феодора Стратилата. В настоящее время только в этом приделе и совершается богослужение. Архангельская же церковь остаётся только как памятник времён Императора Петра». В доме Меньшикова на Мясницкой улице разместился почтамт в 1792 году. Ныне здание московского почтамта расположено как раз на месте дворца князя. К нему причисли и Меньшикову башню, которая стала именоваться церковью Архангела Гавриила при почтамте. Произошло это событие в 1821 году.

В самом конце XIX века почтамтское начальство отказалось от содержания церкви и она стала приходскою.

В 1787 году интерьер храма отделали заново, с использованием масонских символов и изображений, которые в 1852 году по распоряжению митрополита Филарета были уничтожены.

Необычная для своего времени фасадная декорация, выполненная с использованием скульптурных композиций, поражает пышностью и разнообразием форм.

Существующий иконостас (конец XIX в.) перенесен сюда в 1960-х годах из разобранной церкви Петра и Павла в Преображенской слободе, а первоначальный иконостас находится в Успенской церкви Махачкалы.

Храм Архангела Гавриила не работал с 1923 по 1947 годы, пока здесь по благословения патриарха Алексия Первого не разместилось подворье Антиохского Патриархата.

Цитата

«Что такое её архитектура, как не поэтический дифирамб зодчего красоте русского иконостаса? Здесь все — от иконостаса, начиная от тонких резных колонок портала и кончая малейшими деталями убора», — писал художник Илья Грабарь.

Письмо работников почтамта

Работники Московского почтамта, находившегося неподалеку, направили в 1928 году в Моссовет следующее послание:

Само здание приходит в ветхость и никем не ремонтируется, так как исторической ценности не представляет, никто ее не осматривает и существованием ее не интересуется, а между тем она занимает довольно значительную площадь во дворе почтамта, которая в связи с механизацией крайне необходима для него. Ввиду сего Почтамт просит президиум Моссовета о закрытии церкви и о предоставлении помещения для нужд Почтамта и, если возможно, дать разрешение к сносу ее. К счастью, Моссовет прислушался только к первой части этого прошения.

Возможно, вмешался Луначарский. В то время он еще заведовал Наркомпросом РСФСР, располагавшемся в доме на Чистопрудном бульваре, 6. Выходящие во двор окна смотрели прямо на Меншикову башню, и, скорее всего, Луначарскому это было небезразлично.

В 1941 году башня была повреждена вражеской авиацией. Но в 1949 году по храму Архистратига Гавриила были произведены реставрационные работы, которые коснулись, главным образом, восстановления главы Меньшиковой башни. Работа производилась на основе специального макета, собранного на дворе храма из подлинных старых деталей, которые удалось снять и сохранить при разборе старой главы. Работа была чрезвычайно сложной и производилась под наблюдением специалистов Отдела Государственной Охраны памятников архитектуры Москвы.

Кстати

Слева по Архангельскому переулку вы увидите флигель усадьбы Кашкина-Дурасовой конца 18 века. Сейчас здесь занял место Московский банк реконструкции и развития. Появился надстройка – третий этаж с современной крышей.

Но флигель с выходом на Чистые пруды сохранился. Да и сама усадьба цела. В ее главном здании была Комиссия для строений Москвы, потом ее сменило Правление московского округа путей сообщения. Затем здесь появился главный дом типографии. После 1917 г. здесь разместилось издательство «Рабочая Москва», а с 1922 г. – издательство «Московский рабочий». В 1950-х гг. после увеличения высоты здания до 6-ти этажей в нем поместили редакции газет. В том числе «Вечерней Москвы», «Московской правды», «Московского комсомольца».

Сестра Петропавловки

Башня послужила прототипом одного из самых известных сооружений Петербурга: колокольни Петропавловского собора. Сейчас они мало похожи. Но было время, когда обе башни имели практически одинаковые шпили с ангелами, пропорции, ярусность. На них были установлены схожие часы-куранты.

В 1712 году возведением Петропавловского собора руководил Доменико Трезини, который принимал участие в строительстве Меншиковой. Вместе с Трезини на строительство Петербурга перевели и каменщиков. Трезини даже стал главным архитектором Петербурга.

Схожа была и судьба башен: оба шпиля сгорели от удара молнии и куранты рухнули. До восстановления башен прошли десятилетия.

Полагают, Трезини знал, что Петропавловский собор будет царской усыпальницей и постарался увековечить образ Петра в шпиле Петропавловской колокольни. Он должен был напоминать о длинной фигуре Петра с узкими плечами и маленькой головой. Правда это или нет, но сходство есть.

Меньшикова башня
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Сквозной эфир. 12 декабря

12 декабря 16:00
Эфиры Вечерка-ТВ
Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER