Понедельник 18 марта, 21:03
Пасмурно + 3°
Город

Обеды для французского гурмана

Обеды для французского гурмана.
Фото: "Вечерняя Москва"
Если честно, Мишель Жан всем нам показался занудой. Кроме Маринки, конечно.

Увидев Мишеля впервые, мы с Ленкой сначала ахнули: живой, натуральнейший француз, родом из Гаскони, галантный до головокружения. И очень при этом скромный. Но потом Мишель освоился, распушил перья, принялся хвастаться, и очарование «первого взгляда» пропало. Для нас — но не для Маринки. Потому что случилась любовь.

Занудство Мишеля, правда, распространялось не на все. Конкретно — только на еду.

Он был гурманом до мозга костей, еда была его манией, страстью, смыслом жизни. Он не ел — вкушал!

Поначалу наблюдать за тем, с какой опаской он тестирует на вкус нашу «кухню варваров», было даже забавно. А потом надоело. В конце концов, отличная у нас кухня! Пироги, блины, капустка. Мало ли — «не удивляет»?!

— Мишель, — робко вступалась за право на существование пельменей Марина, — разве тебе не вкусно? А со сметанкой?

Он водил носом — да нет, вполне вкусно. Но «изысканности не хватает»! Изысканности капризному французу, евшему при этом за троих, не хватало и в рыбной солянке, и в куриной лапше с клецками, и в котлетах, которые зажаривала до умопомрачительно сладостной хрустящей корочки мама Марины Софья Александровна. Словом, во всем, кроме еды, у Мишеля с Маринкой все шло идеально. Тьфу-тьфу. Вот только невольное попирание патриотических чувств французом подруга воспринимала крайне болезненно.

Ну а месяца через три после их знакомства в воздухе запахло грозой и подгоревшими от испуга котлетами. Наш девичник заседал на кухне у Маринки, собираясь заправиться котлетами, как вдруг зазвонил телефон. Прочирикав что-то по-французски, Маринка принялась «стекать» по стене.

— Девочки, кошмар. Мишель сказал своим, что все серьезно. И они приезжают.

— Кто? — мы выдохнули это хором, а Софья Александровна нервно закурила, забыв о шкворчащих котлетах.

— Его мама, папа и брат. Девочки, они все гурманы. И придут к нам на обед. На суп! Как у них принято. Не в ресторан, а именно домой! О господи, это конец.

…Ближе к ночи мы прошерстили в поисках суперрецепта сначала все книги о вкусной и здоровой пище, включая «сталинскую», потом принялись за Интернет.

— Бульон с яйцом и шанежками? — выкрикивала я с вопросом.

— Нет. Тупо. Тяжело для желудка, — Маринка всхлипывала, сидя на полу, нервно листая кулинарные журналы.

— Полба по-деревенски? — робко вопрошала Ленка.

— Сама ты полба! — заливалась слезами Маринка.

— Рассольник по-ленинградски. Борщ по-украински. Суп-пюре из печени. Хлебный суп. Щи зеленые.

— Нет! Нет!! Нет!!! Все не то. Вы издеваетесь? Они же — гур-ма-ны! Надо, чтобы это по-тря-са-ло!

Ближе к трем ночи Софья Александровна не выдержала. Прекрасная кулинарка, была оскорблена в лучших чувствах. Никто и никогда не говорил про ее стряпню «не то». Она сдвинула брови:

— Значит, так. Суп я приготовлю. Без обсуждения. Такой, какой они в жизни не ели. Все, кончен разговор.

Мы затихли, Маринка утерла нос. До визита французских гостей оставалось чуть больше недели.

…Этот день я запомнила на всю жизнь.

Софья Александровна накрыла в комнате; на белейшей скатерти отливало гранатом красное вино, блеск приборов слепил глаза. Фирменные пирожки с мясом гости оценили. Но они ждали суп — это было какое-то помешательство.

Честно говоря, не знаю, откуда в доме Маринки взялась вдруг пузатая, огромная супница. Водрузив ее на стол, Софья Александровна улыбнулась и, приподняв крышку, принялась разливать суп — тягучий, ароматный, густой, белый — с нежными крапинками оранжевого.

Папа Мишеля, длинный, тощий месье Жак, первым опустил ложку в суп, поднес ее ко рту, аккуратно снял пробу. За ним отпробовала суп мама Мишеля — симпатичная мадам Мадин.

Маринка, казалось, упадет в обморок. Но чуть не упала в обморок Мадин.

— Манифик! — затрепетала она. — Манифик! О, мадам Софи, о, о!

Мишель блаженно уплетал суп и переводил, прихрюкивая от удовольствия:

— Мадам Софи, это просто потрясающе, это «от кузин» — высокая кухня!

Брат Мишеля Марк вскоре попросил добавки. Затем протянула тарелку Мадин. Ну а в конце обеда Мишель сделал Маринке предложение. А потом попросил еще порцию — с донышка.

Секретный рецепт Софья Александровна не открыла. А когда была во Франции, наотрез отказалась готовить «суп бланш манифик», заявив, что у нее нет нужных ингредиентов.

...В прошлом году у Маринки и Мишеля родился третий ребенок. Узнав, что они собираются приехать «на побывку», Софья Александровна призвала нас с Ленкой на субботник — привести в порядок квартиру. Мы помогли ей убраться, поели котлет, выпили вина.

Порозовевшая Софья Александровна была счастлива, и мы пристали к ней:

— Ну скажите рецепт, а? Ну пожалуйста…

Она долго отказывалась. Но потом поведала тайну.

— Эх, деточки. Порой то, что кажется сложным, на самом деле проще простого. Это суп из сырка — специального для супа, с луком. Только я брала не один сырок на литр, как положено, а десять. И добавила чуть больше картошки…

Путь к сердцу мужчины

Аннета Орлова, психолог, кандидат социологических наук:

- Софья Александровна «сделала» француза Мишеля — он воротил нос от пельменей и котлет, а «купился» на суп из сырка. Вкусный суп сыграл счастливую роль в жизни этой семьи — Мишель женился на Марине. Получилось, как в поговорке — путь к сердцу мужчины лежит через желудок. Хотя в данной истории этот путь был тернистый, ведь Мишель — гурман и угодить ему сложно.

Но самое главное, мужчина, когда видит, что его вкусно кормят, он бессознательно понимает — его любят

Новости СМИ2

Программа «Монитор». Сообщества в сети. 18 марта...

18 марта 19:00
Эфиры Вечерка-ТВ
Все мнения
Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER