пт 18 октября 17:58
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Про двух Иванов

Про двух Иванов

[i]Я познакомился с ними однажды в Центральном доме военной книги. Оба они были страстными книголюбами. В тот вечер в доме обсуждалась очередная книга «Солдатская Слава». Когда поближе познакомился, был поражен сходством их судеб – солдатской и житейской. Оба Ивана – одногодки, 25-го года рождения. Оба – полные кавалеры ордена Славы![/i] [b]Бой за деревню Страницы[/b] Иван Гончаров воевать начал в конце 1943 года – попал в гвардейскую армию генерала Чуйкова. Вот как он рассказывал мне о первом своем бое: – Дело было октябрьской ночью. Наши войска освобождали Запорожье. В такой кошмар я попал, что, честно скажу, страх одолел: от одного гула и грохота чуть не оглох. И в этом кромешном аду – вот что поразило меня – люди четко знают, что делать: бывалые гвардейцы не теряют присутствия духа, действуют слаженно, бьют без промаха. Если они могут – значит, и я смогу! Вот так незаметно растерял и я свой страх... Когда 8-я гвардейская пошла в наступление на Белорусском фронте, Гончаров был уже сержантом, командиром отделения роты автоматчиков. На польской земле он получил свой первый солдатский орден. Второй орден Славы Гончаров заслужил на левом берегу Вислы. Он в числе первых высадился на другой берег и вступил со своими автоматчиками в бой за расширение плацдарма. В схватке с противником автоматным огнем старший сержант Гончаров уничтожил до десятка гитлеровцев. Бой в январе 1945 года в деревне Страницы запомнился Ивану Гончарову на всю жизнь. Автоматчики его отделения уверенно шли вперед, и тут на их пути встал кирпичный дом с установленным в нем пулеметом. Солдаты залегли – косил проклятый, головы не поднять. «Прикройте меня», – бросил товарищам Гончаров и по-пластунски, буквально сровнявшись с землей, пополз к дому. Когда до него оставались считанные метры, он поднялся и ловко швырнул в окно сразу две гранаты. Бросок оказался метким: пулемет разом захлебнулся и смолк. Ну а тут уж ребята не зевали – бросились вслед за командиром. В ту же ночь населенный пункт был освобожден. А сержант был отмечен высшим солдатским орденом – Славой первой степени. А дальше был Берлин и долгожданные залпы Победы. Гвардии старшина Гончаров острым камнем на выщербленной от пуль стене рейхстага оставил свой автограф. Был еще один – самый последний штрих: гвардеец Иван Гончаров принял участие в Параде Победы на Красной площади в Москве 24 июня 1945 года. [b]В горящем танке[/b] Архипкиных было четыре брата. Трое старших – Гаврил, Федор и Петр – ушли на фронт сразу. Иван стал солдатом в сорок втором, в неполные восемнадцать лет. На Петра и Федора пришли похоронки, а им двоим пришлось бить фашистов и за себя, и за погибших братьев. Начинал Иван Архипкин в пехоте, а уж потом, после ранения, попал в запасный полк, который готовил танкистов. В танковом полку сразу освоил несколько танковых специальностей. И за одно только лето 1944 года сумел трижды отличиться в боях – по самой высокой мерке. – В тот раз, – вспоминал Иван Архипкин о боях на Западном Буге, – три наших танка получили задание разведать противника в полосе наступления. Шли мы проселочными дорогами и за ночь далеко ушли от своих. Фашисты тогда отступали к Люблину, тут мы и столкнулись с ними. Решили: будем атаковать. Застали мы их врасплох. И это дало нам выигрыш во времени. Пока они пришли в себя, мы успели поджечь несколько танков. Но загорелся и мой танк. Ранен был заряжающий. Радисту обе ноги перебило, я же целый остался. Едва успел выбраться из горящей машины и ребят вытащить. А тут, на счастье, наши на подмогу пришли. Посмотрел генерал на нашу «работу» и сказал коротко: «Молодцы, ребята! Всех наградить!» За этот подвиг младший сержант Архипкин был награжден орденом Славы 3-й степени. А наступление продолжалось. Архипкин получил назначение в другой экипаж. Танкистам была поставлена новая задача: три танка Т-34 должны были ночью, действуя впереди наступающих, вырваться на перекресток важных дорог, оседлать его и задержать противника на этом рубеже. Танковая группа стремительно обошла отступавшие войска противника и оседлала перекресток. Когда утром вражеская колонна подошла к развилке дороги, танкисты ударили по ней из засады. В том бою был ранен и сам Иван, но из строя не вышел. После этого боя последовал орден Славы второй степени. Потом у Архипкина было еще много боев на польской земле. В одном бою его танк был подбит, а сам он был ранен в руку. Потом был госпиталь. После госпиталя – новый танковый полк, где готовили молодых танкистов. – Ваше место в нашем полку, – сказал Архипкину комполка. – У вас большой боевой опыт, учите молодых. И старшина Архипкин учил молодых аж до 1947 года. В этом году он был уволен в запас. А третий орден Славы 1-й степени нашел фронтовика уже в Москве. Это за жаркий бой под Варшавой в начале августа 1944 года. …Жили в Москве два человека, два ветерана-фронтовика, два Ивана. Жили скромно, работали на совесть, по будням орденов не носили. О себе рассказывать не любили. Но хочется, чтобы в день шестидесятилетия нашей Победы все узнали, что были вот такие герои, были гвардейцами на войне и оставались гвардейцами на мирном фронте. [b]Иван РОЩИН, полковник в отставке[/b]

Новости СМИ2

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Ольга Кузьмина  

Москва побила температурный рекорд. Вот досада для депрессивных

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?