Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Информационное наступление

Общество
Информационное наступление

[b]В 1987 году Институтом Гэллапа в Соединенных Штатах был проведен социологический опрос населения по теме «глобальная угроза человечеству». По результатам опроса, только 6% населения США рассматривали наркотики в качестве подобной угрозы. После активных информационных акций, уже в следующем, 1988 году эта группа респондентов резко возросла до 63%.[/b]Это наглядное свидетельство значимости честной информационно-аналитической работы. Информация, и прежде всего аналитическая, служит основой для многих решений, которые принимались и принимаются на самых различных ступенях власти. За год нами было подготовлено более 200 аналитических документов. Такая информационно-наступательная, даже можно сказать, агрессивная политика по информированию органов власти и управления дала свои результаты.Если в 2003 году в наших регионах было только 59 рабочих целевых программ, направленных на борьбу с наркотиками, то в 2004 году уже 74, более того, 70 из них были профинансированы из местного бюджета. Это очень важный момент, потому что без поддержки местных властей и общественности многие вопросы вообще не удастся решить. Короткий пример. В Тверской области есть маленький город Кимры, о котором много писали чуть ли не как о наркотической клоаке.В течение года наши коллеги из Тверского управления, управления Центрального федерального округа, местного МРО, в принципе, наркоторговлю там прикрыли. Было арестовано, по-моему, около 30 активных наркодилеров и наркоторговцев. Решить проблему удалось не только силами правоохранительных органов, но и благодаря активной помощи общественности – комитета «За нравственное возрождение Отечества» и других организаций. Люди проявили себя хозяевами своей земли.Сегодня на территории Российской Федерации существует порядка 10 тысяч общественных организаций, которые провозгласили в качестве своего уставного требования работу по противодействию наркомании и наркобизнесу. Правда, пока всего 1 тысяча из них объективно работают на результат. Многие, в том числе и на государственном уровне, просто используют модную тему борьбы с наркоманией для решения личных политических задач. И важнейшая тема в конечном итоге забалтывается, превращается в некий расхожий тезис.В результате, чем больше мы говорим о проблеме борьбы с наркотиками, тем меньше выделяется на это средств, по принципу «вы так много говорите, вы справитесь и без денег».Мы просили у правительства 12 миллиардов рублей на 5 лет, а нам предлагают только 3 миллиарда рублей, то есть 500 миллионов в год. Да у нас некоторые регионы финансируются значительно больше: к примеру, 600 миллионов в год выделяется только на один Татарстан. А на всю страну – на 100 миллионов меньше! Что это за финансирование? Нынешняя Федеральная целевая программа будет в два раза меньше по денежным средствам, чем предполагалось. Труднее нам будет работать? Несомненно.А между тем сегодня в обществе сложилась благоприятная, «комфортная», если можно так сказать, обстановка для ведения любого рода антинаркотической деятельности. Отношение средств массовой информации к тому, что мы делаем, вполне позитивно. Критические публикации о службе составляют минимальный процент. И, признаемся честно, критика в них – по делу.Правда, против нас развязана откровенная война со стороны тех, кто не приемлет появление новой Федеральной службы, пытается легализовать наркотики. Существуют так называемые программы снижения вреда и метадоновые программы. Некоторое время назад появилось сообщество, под названием «Фонд Общественный вердикт», цель которого – ни много ни мало – «проведение мониторинга по нарушениям прав человека органами Госнаркоконтроля». Сегодня мы уже столкнулись с весьма предвзятым исследованием нашей деятельности, когда каждая ошибка рассматривается с особым пристрастием. А ошибки мы, к сожалению, совершаем, и в створе общественного мнения каждая наша ошибка приобретает гипертрофированный характер. На ветеринаров было возбуждено всего 21 дело из многих тысяч уголовных дел. Но это 21 дело нам будут поминать еще не один год: что мы, мол, кошек давили и собак травили. Далее: борьба с незаконной пропагандой наркотиков. Предметы рассмотрения: бутылка водки «Канабис» или изъятые майки, банданы, какие-то корпуса телефонов… Все это выглядит как нерациональное использование оперативной силы.А ведь на деле мы решаем более серьезные задачи. Сегодня на территории Российской Федерации существует порядка 600 независимых реабилитационных центров. Кто их контролирует, по каким методикам они работают? Мы каждый день смотрим рекламу фирмы Маршака и прочих деятелей, которые не знаю, чем занимаются. Помимо этого существует огромное количество различного рода реакционных сект, которые подтягивают людей под свое влияние, и непонятно, кого они будут выпускать: то ли вылеченного наркомана, то ли социального идиота. Этим тоже нужно заниматься серьезно и предметно. Упустим – потом не наверстаем. Кроме того, уже сейчас есть данные, что организаторами ряда наркологических и реабилитационных центров являются криминальные авторитеты. Зачем они собирают под своей крышей наркоманов, которых за дозу можно заставить сделать все что угодно? Для того чтобы решать эти проблемы, нужно выстроить очень четкую систему обмена информацией. Оценка тех материалов, которые мы получаем по линии подразделения межведомственного взаимодействия, по линии Информационно-аналитического управления и Центра общественных связей, должна быть реальная и вполне ощутимая. Очень многие материалы представляют собой колоссальный интерес не только для нас, но и для территориальных органов, и мы обязательно будем распространять их.Наша информационная политика должна быть разумной, абсолютно понятной и наступательной. Я считаю, что только усилия коллективного разума позволят переломить ситуацию.

Подкасты