Суббота 17 ноября, 10:11
Ясно -3°
Город

Китайская шкатулка

Чайный домик на Мясницкой улице.
Чайный домик на Мясницкой улице.
Фото: Олег Фочкин, "Вечерняя Москва"
Этот дом давно уже стал неизменной достопримечательностью города. Попав на Мясницкую, вы не сможете просто так пройти мимо. Или зайдете, или хотя бы приостановитесь и в очередной раз посмотрите на него.

Чайный домик, получивший у старых москвичей прозвище «китайская шкатулка», он же один из самых известных чайных магазинов столицы, выделяется даже на фоне дворцов и богатых купеческих доходных домов старой улицы. И, конечно, связано это с необычной для России архитектурой в псевдокитайском стиле. 

К приезду китайского гостя

Но давайте по порядку. Здание под №19 по Мясницкой - доходный дом с чайным магазином купца Василия Перлова. Этот затейливый трехэтажный дом в китайском стиле с лепными драконами и змейками на фасаде. На кровле установлена двухступенчатая раскрашенная пагода с фигурным шпилем. Плоский невыразительный фасад дома обильно украшен деталями из цветной керамики, которые придали зданию нарядный экзотический облик. До сих пор хорошо сохранились интерьеры магазина, выполненные также в «китайском» стиле.

Немалую роль сыграли и отделочные скульптурные элементы. Все было доставлено из Китая. Над высокими витринами, в филенках синего цвета красными стилизованными буквами были размещены надписи: «Чай, сахар, кофе», в картуше над входом «Сергей Васильевич Перлов», «Главный магазин».

Внутренний интерьер магазина на первом этаже оформлялся одновременно с фасадом. Сюда же были завезены фарфоровые китайские вазы, китайская скульптура и мебель, громадный напольный ковер работы китайских мастеров.

Впервые дом Перлова на Мясницкой упоминается в 1890 году, когда по проекту архитектора Романа Клейна началось строительство чайного магазина для хозяина товарищества «Перлов и сыновья». Звали хозяина - Сергей Васильевич Перлов (1833-1910) . В 1893 году дом был достроен.

Свой необычный вид чайный дом на Мясницкой приобрел в 1896 году. Проектированием дома в китайском стиле занимался уже архитектор Карл Гиппиус. Новый магазин был спроектирован под нужды эффективно функционирующей компании, в нём была создана собственная чаеразвесочная фабрика. На первом этаже трехэтажного дома размещался торговый зал магазина, кладовые, контора и другие подсобные помещения, в подвале - склады. Вход в верхние жилые этажи был через прямоугольный внутренний двор.

На торжества, посвященные коронации Николая II, в Москву собирался важный китайский сановник Ли Хунчжан, воспитатель наследника престола Поднебесной ведающий вопросами чайной торговли.

Визит чрезвычайного посла и канцлера Китайской империи Ли Хунчжана в Россию был чрезвычайно важным событием для нашей страны. Благодаря этому визиту, 3 июня 1896 года между Россией и Китаем был подписан секретный договор о заключении военного союза, закреплявшего позиции России в Маньчжурии, а уже в августе мы получили право на строительство КВЖД. Под предлогом участия в проходившей в этом же году коронации Николая II переговоры были перенесены в Россию, где к ним тщательно готовились.

Многие московские купцы надеялись заключить выгодные сделки о поставке китайского чая. В надежде привлечь гостя именно к себе Перлов и построил этот необычный дом в стиле китайской пагоды.

Сановник приехал, посмотрел... и остановился у другого купца в Мещанской слободе. Брата и конкурента Сергея Перлова — Семена и его сына Николая. И фактически они выиграли негласное состязание. Ли Хунчжана встретили на Мещанской по-русски гостеприимно: поднесли хлеб-соль, подарили серебряное блюдо с гравюрой дома Перловых и красивую резную солонку. Сам магазин лишь декорировали в китайском стиле, да одели персонал в китайские костюмы. В ответ Ли Хунчжан пожаловал хозяину, Николаю Семеновичу Перлову, почетный орден Двойного Дракона второй степени.

Но и наш Перлов в убытке не остался - его чайный магазин приобрел в Москве огромную известность. И по сей день здесь находится один из лучших чайных магазинов города.

«Мещанский» Перлов получил выгодные контракты. А «мясницкий» – небывалый поток посетителей, которые приходили подивиться на экзотическое здание и испробовать вкус чая, приготовленного по традициям Востока. В самом магазине можно было приобрести множество его сортов, а также получить консультацию о любимом напитке.

Время Перловых

Но одним Перловым история этого дома не ограничивается. В первой половине XVIII века здесь находились палаты дьяка Ф. М. Сорокина с садом. Участок под строительство дома для чайной торговли был куплен Василием Перловым, а после женитьбы сына Сергея переписан на имя его жены - Анны Яковлевны (урожденной Прохоровой). До Перловых его владельцами были известные дворяне: Никон Волков, капитан Григорий Волконский, княжна Мария Вяземская, генерал-майор Лев Измайлов.

В 1891 году на этом месте архитектором Клейном после сноса старых построек было начато строительство нового каменного трехэтажного дома в стиле позднего ренессанса.

Среди самых известных чайных товариществ России тогда выделялись «Высоцкий и Ко.», «С.Перлов», «Петр Боткин», «Караван» («Т.Д. Вогаз и Ко.»), «Братья К. и С.Поповы», «Василий Перлов» и многие другие.

История «чайной империи» Перловых началась в 1787 году. Фирма «Василий Перлов с сыновьями» приносила славу и завидный доход — ежегодный оборот превышал 16 миллионов рублей.

Родом Перловы происходили из православных посадских людей Рогожской слободы: их отчий дом стоял на Большой Алексеевской улице в приходе церкви Алексия Митрополита. В середине XVIII века родоначальник династии Иван Михайлов (1700-1759) записался в купеческую гильдию. Иван Михайлович значится в 1752 году купцом 2-й гильдии. Возможно, он или его предки торговали жемчугом. В гербе его семьи при возведении в дворянство на лазурном щите были изображены шесть расположенных в круг жемчужин (перлов), а на шлеке герба - чайный куст с шестью цветками. Девиз на лазоревой ленте герба гласил: «Честь и труд».

А его сын Алексей, тот самый который открыл первые чайные лавки, закупая товар у китайцев через забайкальскую Кяхту, в 1807 году принял фамилию Перлов. К 1774 году он уже имел чайную торговлю в Московских торговых рядах на Красной площади в Верхнеовощных рядах.

От брака Алексея Ивановича и Прасковьи Николаевны Червленой было три сына: Василий, Михаил и Иван. С 1816 года они торговали в Старом Гостином дворе, где купили склад. В 1835 году произошел раздел имущества. Из дела вышел Михаил, которому отошел родовой дом на Большой Алексеевской.
Другой сын Алексея Перлова – Василий купил себе дом Кошелевой на 1-й Мещанской улице, 5, близ Сухаревой башни. Потом знаменитый архитектор Роман Клейн перестроил усадьбу в огромный многоэтажный дом, в котором расположились главный магазин фирмы, конторы, чаеразвесочная фабрика и жилые апартаменты.

В свою очередь его сын стал владельцем этого дома. Чай тогда только-только входил в обиход москвичей, он был очень дорог, да и малоизвестен простому народу, ибо продавался в основном в аптеках как «пользительная» лекарственная трава. Перловы же стали продавать чай в розницу дешевле, чем другие чаеторговцы, и, главное, в любых количествах, сколько захочет покупатель – хоть на копейку. Москвичи настолько полюбили чай, что даже в 1812 году перловские лавки не работали только три месяца. А уже в 1823 году на Ильинке в ножевой линии открылся первый фирменный магазин Перловых.

Клиентов Перловы ценили и привечали. Например, когда человек покупал несколько фунтов чая, ему давали шляпу в подарок и заказывали карету. Здесь же продавали спитой чай для бедняков — заварку, которая оставалась после зажиточных клиентов, сушили и снова отправляли на прилавок. В конце XIX века под нажимом Перловых был принят закон, обязывающий чаеторговцев продавать чай только в пачках, с указанием фирмы и даты упаковки.

Чайная история дома на Мясницкой начинается с 1869 года – именно в этот год произошёл раскол внутри империи Перловых и образовались две конкурирующие структуры «Василий Перлов с сыновьями» и «Сергей Васильевич Перлов и Ко».

После смерти Василия Перлова чайная империя отошла двум его сыновьям – Семёну и Сергею. Фирменный магазин (он находился на 1-й Мещанской улице, д. 5, возле Сухаревой башни в приходе церкви Адриана и Натальи и марка «Василий Перлов с сыновьями» отошли старшему сыну Семёну, младшему достался дом на Мясницкой. Возможно, роль в разделе сыграло и то. Что матери у братьев были разные. Да и разница в возрасте велика — 15 лет. Трудно им было поладить.

Заслуженной наградой стало право именоваться поставщиком двора Его Императорского Величества. Помимо этого Перловы были поставщиками двора императора Австрийского, короля Румынского, князя Черногорского и Великого Герцога Нассаузского.
Прошло сто лет со дня основания фирмы, и на круглую дату, в 1887 году, товариществу «Василий Перлов с сыновьями» было пожаловано дворянское звание. Младший сын основателя компании и построил чайный дом.

Сергей Перлов торговал чаем на Мясницкой улице, а дети другого брата - Семена Васильевича тоже торговали чаем и имели собственный дом на Первой Мещанской улице. С 1850 по 1897 год число магазинов, владельцами которых являлись Перловы в разных городах, возросло до 88, из них 42 - в городах Российской Империи и 3 - в Европе: в Вене, Берлине, Париже. В подмосковном поселке "Перловка" на собственной ферме Перловы разводили рогатый скот и кур. В их родовом имении под Москвой - в Перловке - ими был возведен храм Донской Божьей Матери, организован театр. В столице на их средства содержались духовой оркестр и хор.
В конце XIX века Сергей Перлов вдруг оставил общественную деятельность, которой занимался до сих пор, и посвятил себя благотворительности. Он всю жизнь помогал Оптиной пустыни и Шамординскому монастырю (где монахиней была сестра Льва Толстого), в котором ему самому было суждено обрести последний приют в 1911 году. О Сергее Васильевиче говорили, что «это был человек благородной души и светлого ума, отзывчивый на чужое горе, отличался цельностью характера, самостоятельностью, был тверд, но справедлив и честен в делах». Он был членом московского художественно-фотографического общества, коллекционировал китайскую живопись и фарфор). А в доме на Мясницкой часто проходили музыкальные вечера. В которых активное участие принимали три дочери чаеторговца.

Реставрация

После революции дом был в государственной собственности, жилые помещения стали коммуналками — число квартир по количеству окон. Вдова Перлова Анна Яковлевна прожила в этом доме до самой кончины в феврале 1918 года вместе с семьей старшей дочери Варвары Казаковой. До 1917 года они занимали весь второй этаж. По воспоминаниям правнучки Орловой-Пупышевой: «жила она как монашки, ходили к ним какие-то тихие женщины, все в черном. Ела все постное. Любила гречневую кашу, и в революцию ее только удивляло, почему переведены часы на час и трудно достать гречневую крупу.»
Здание находилось под госохраной как исторический памятник. В 1960 году дом стал героем кинолетописи «Архитектурные памятники Москвы». В магазине продавались дефицитные сорта чая и кофе.
Вспоминая в конце 1970-х о первых годах советской власти, Валентин Катаев описывал «рядом с Вхутемасом, против Почтамта, чайный магазин в китайском стиле, выкрашенный зеленой масляной краской, с фигурами двух китайцев у входа. Он существует и до сих пор, и до сих пор, проходя мимо, вы ощущаете колониальный запах молотого кофе и чая».

До 1990-х годов в доме не было ни капитального ремонта, ни реконструкции. Здание было поражено грибком, коммуникации разрушились, подвалы для хранения чая были затоплены, декоративные элементы фасада разваливались.

После распада СССР многие потомки известных домовладельцев пытались вернуть себе фамильную собственность, но поскольку закон о реституции отсутствует, выиграть дела никому не удалось. И тогда представители трех дореволюционных династий – Пороховщиковы, Муравьевы-Апостолы и Перловы – предложили городу сдать их бывшую фамильную собственность им в аренду. Этот вариант оказался удачным.

От лица Перловых в мэрию Москвы обратилась правнучка создателя дома на Мясницкой Жанна Юрьевна Киртбая (она потомок его брата Флорентия). Идея восстановить дом принадлежала ее отцу, но в то время о дореволюционных чаеторговцах Перловых даже в семье вспоминали вполголоса. Отец, доктор технических наук, много раз водил ее к фамильному дому, мечтая о его возрождении. И когда согласие властей на передачу дома в аренду было получено, этим занялась его дочь.

Она возглавила созданное ЗАО «Перловы и Ко» и поставила грандиозную задачу: восстановить исторический облик здания таким, каким он был при Сергее Перлове.

Изначально здание было отдано Перловым в аренду на 49 лет, чтобы они нашли инвестора, восстановили и отреставрировали памятник, а потом управляли бы его эксплуатацией. Однако пока искали инвестора и собирали необходимые документы, сроки вышли, и пришлось начинать все сначала. И тогда Жанна Киртбая обратилась за помощью к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II. Перловым предоставили приоритетное право на конкурсе при прочих равных условиях. Хотя ныне дом переведен в московскую собственность, он остается памятником архитектуры.

Магазин закрыли на реставрацию. За сто лет и краска облезла, и облицовка обвалилась и покрылась трещинами. Но через два года магазин снова открылся, приобретя прежний лоск. В процессе реставрационных работ при восстановлении форм и отделок были использованы новые технологии и материалы. Работы провел творческий коллектив института Cпецпроектреставрация под руководством ведущего архитектора Сергея Куприянова (руководитель проекта Наталья Сафонцева). Реставрация шла 12 лет и завершилась в 2012 году. Часть работ была произведена китайскими специалистами.

После завершения ремонтных работ вокруг права собственности на компанию ЗАО «Перловы и Ко» разгорелся конфликт между правнучкой Сергея Перлова Жанной Киртбая и инвестиционной компанией «Финам». 81-летняя Жанна Киртбая обвиняет компанию «Финам» и ее главу Виктора Ремшу в рейдерском захвате принадлежащей ей собственности и незаконном отстранении с поста директора. Она даже объявляла голодовку. Закрывшись в директорском кабинете. Конфликт не исчерпан до сих пор.

О приезде китайского сановника в Москву

(Максим Горький. «Жизнь Клима Самгина»)

«Это был человек среднего роста, одетый в широкие, длинные одежды той неуловимой окраски, какую принимают листья деревьев поздней осенью, когда они уже испытали ожог мороза. Лёгкие, как тени, одежды эти прикрывали сухое, костлявое тело старика с двухцветным лицом; сквозь тускло-жёлтую кожу лица проступали коричневые пятна какой-то древней ржавчины. Каменное лицо это удлиняла серая бородка. Волосы её легко было сосчитать; кустики таких же сереньких волос торчали в углах рта, опускаясь книзу, нижняя губа, тоже цвета ржавчины, брезгливо отвисла, а над нею неровный ряд жёлтых, как янтарь, зубов. Глаза его косо приподняты к вискам, уши острые, точно у зверя, плотно прижаты к черепу, он в шляпе с шариками и шнурками; шляпа делала человека похожим на жреца какой-то неведомой церкви. Казалось, что зрачки его узких глаз не круглы и не гладки, как у всех обыкновенных людей, а слеплены из мелких, острых кристалликов… Бархатные, тупоносые сапоги на уродливо толстых подошвах, должно быть, очень тяжелы, но человек шагал бесшумно, его ноги, не поднимаясь от земли, скользили по ней, как по маслу или по стеклу.

За ним почтительно двигалась группа людей, среди которых было четверо китайцев в национальных костюмах; скучно шёл молодцеватый губернатор Баранов рядом с генералом Фабрициусом, комиссаром павильона кабинета царя, где были выставлены сокровища Нерчинских и Алтайских рудников, драгоценные камни, самородки золота. Люди с орденами и без орденов почтительно, тесной группой, тоже шли сзади странного посетителя.

Плывущей своей походкой этот важный человек переходил из одного здания в другое, каменное лицо его было неподвижно, только чуть-чуть вздрагивали широкие ноздри монгольского носа и сокращалась брезгливая губа, но её движение было заметно лишь потому, что щетинились серые волосы в углах рта.

- Ли Хунг-чанг, - шептали люди друг другу. – Ли Хунг-чанг».

Воспитатель наследника

Ли Хунчжан (1823-1901) — один из самых влиятельных и одиозных сановников Цинской династии в Китае. Впервые Ли Хунчжан отличился при подавлении восстания тайпинов и был в 1867 году назначен наместником провинций Цзянсу и Аньхой. Уже через год он подавил восстание няньцзюней, за что был удостоен жёлтой кофты, павлиньего пера и звания воспитателя наследника престола.

В 1870 году Ли становится наместником столичной провинции Чжили и обосновывается в городе Тяньцзинь. Он использовал своё положение, чтобы выдвинуться в число богатейших людей Китая: установил монополию на торговлю опиумным маком и продвигал на ответственные посты своих родственников.

В последние десятилетия XIX века уже тяжело больной Ли фактически заведовал внешней политикой Китая. Именно он подписал Симоносекский мирный договор с Японией (1895) и Союзный договор между Российской империей и Китаем (1896), вследствие чего его имя стало в китайской истории синонимом унижений эпохи неравных договоров. Существуют данные, что согласие Ли подписать договор стоило российскому правительству трёх миллионов рублей.

В 1900 году он возглавлял переговоры с Альянсом восьми держав относительно реакции на Ихэтуаньское восстание. Он же представлял императрицу Цыси при разработке Заключительного протокола, поставившего Китай в кабальные условия.

Чайный домик на Мясницкой улице.
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER