Четверг 21 февраля, 09:02
Сильный Снегопад -1°
Город

Андрей Романов: Веселые уроки помогают развязать язык

Эти игральные кости нужны, чтобы... вызывать  к доске. Ребятам иногда кажется, что учитель нарочно спрашивает одних слишком часто, других — слишком редко. А тут бросаешь кубик — число на одном указывает ряд, на другом — место. И не поспоришь — судьба!
Фото: "Вечерняя Москва", Наталья Феоктистова
Все учителя литературы любят посмеяться над перлами своих учеников. А вот Андрей Романов из гимназии № 1205 собрал их и издал брошюрку под названием «Велик могучим русской языка!».

На уроках Андрей Борисович зачитывает фразы вроде «На дуэли Пьер ранил Долохова, хотя раньше никогда не держал его в руках».

Андрей Борисович, наверное, когда хохот стихнет, вы цитируете Гоголя: «Чему смеетесь? Над собой смеетесь!».

— Не совсем над собой. Примеры пятилетней давности, тогда еще писали полноценные сочинения. И эти перлы появлялись, потому что ребята пытались хоть и коряво, но выражать мысль, рассуждать. Сейчас все предпочитают готовиться к ЕГЭ, где сочинение существует только в части «С» в урезанном виде.

И перлов стало меньше?

— Проблемы есть даже с воспроизведением, казалось бы, стереотипных выражений. В рабочей тетради для восьмого класса было задание закончить фразеологический оборот. Например, «ни пуха...» — надо было дописать «...ни пера». При этом ударения в словах не были проставлены. У некоторых получилась фраза «ни кола, ни спрайт».

Они не узнали выражения «ни кола, ни двора»?

— Теперь приходится про многие слова спрашивать, понятен ли их смысл. Один шестиклассник выучил стихотворение Фета, в котором было слово «грезы». Оказалось, далеко не все из ребят знают, что это такое! И, главное, даже не спрашивают у меня. Я говорю: «Как же вы это заучиваете? Может, это ругательство?». «Ну, Фет ругаться в стихах вряд ли мог!». Хоть в логике им не откажешь…

А вы слышали историю, как пятиклассникам предложили проиллюстрировать строки «Бразды пушистые взрывая, летит кибитка удалая?».

Слышала. Но думала, это байка.

— Может, и байка, но у меня на уроке она подтвердилась: нарисовали звездолет (а что еще может «лететь?»), стреляющий по мохнатым существам.

Может, классику трудно воспринимать из-за устаревших слов и тем? О современном материале рассуждать было бы проще.

— Однажды я предложил шестикласснику вслух рассказать о любимых компьютерных играх. Он не смог связно проговорить без остановки даже трех минут. Под влиянием рекламных слоганов и эсэмэсок язык у детей стал бедным и лаконичным. Справиться с этим помогает как раз та самая «устаревшая» классика. Тем же шестиклассникам после изучения «Алых парусов» я предложил дать 10 определений к слову «любовь». Они такие замечательные образы предложили! В старших классах у нас проводятся конкурсы чтецов. А старшеклассников приглашаем на этот поэтический вечер после уроков. И что удивительно — приходят многие.

Ребятам не хватает общения. Когда начинаешь разговаривать с ними о литературе, чувствуется — у них накипело. Говорят вроде бы о Пьере Безухове или Чацком — а имеют в виду себя. Что бы там ни говорили, а классика — учебник жизни. Вот один набедокурил, другой знает об этом. «Заложить» друга или промолчать? Вспомним, как Раскольников пришел к Соне и покаялся в убийстве. Она могла прогнать его. Могла предложить вместе бежать. Могла донести в полицию, заодно награду бы получила. А она убедила его сдаться самому. Так и ты убеди друга пойти и признаться.

А вам-то удается развязать язык школьникам?

— Даю сочинения на темы, которые трудно списать. Например, «Чем меня порадовал и чем огорчил М. Горький?». Пишем сочинения по картинам, благо в нашей школе дают возможность для частых выездов в музеи. Ходим в Третьяковскую галерею на Крымском Валу, там утром народу немного и можно усесться на пол с планшетом. Это вам не репродукцию с форзаца учебника описывать. Очень интересные, глубокие мысли встречаются. А недавно мы устроили общешкольный диктант, так его писали все, даже директор...

Как же такую демократию сочетать с порядком? Без него ведь на уроке никуда.

— Одергивать бесполезно. Они болтают? Отлично. Устраиваю «минутку шума» — разрешаю просто поорать или поговорить о своих делах. А потом начинаем говорить о том, о чем надо. Или говорю: «Обучение ведь процесс взаимный? Значит, и я у вас могу плохому научиться!». Неохотно соглашаются… Вызываю болтуна к доске читать стихотворение наизусть и начинаю демонстративно обсуждать его выступление с учеником за первой партой. Он замолкает, а я: «Почему замолчал, продолжай?! Ведь до тебя одноклассник выступал, и ты так же болтал, а он дочитал без запинки».

C вами не соскучишься!

— Это разумный эгоизм. Мне самому проще, когда уроки проходят весело. Но чувство юмора все же на третьем месте по важности после профессионализма и творчества. Уроки не должны превращаться в «ржачку», как выражаются дети, иначе не будет нужного настроя, учеба окажется в загоне. Ребята пришли не в цирк. Они пришли сюда, чтобы, как опять же они сами выражаются, «впахивать». Но в моих силах сделать так, чтобы «пахота» была интересной.

СПРАВКА

Андрей Романов родился в 1961 году. Окончил филологический факультет МГУ в 1984 году и в том же году пришел в школу № 1205, где работает до сих пор. Учитель года Москвы (2004), заслуженный учитель России.

Все мнения
Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER