Город

Душа обязана трудиться: работа меняет психологию

Спору нет, профессию лучше выбирать по душе. Но не всегда легко понять, к чему эта самая душа лежит.
Фото: Ирина Сапрыкина
Спору нет, профессию лучше выбирать по душе. Но не всегда легко понять, к чему эта самая душа лежит.

Профессор психологического факультета МГУ Евгений Климов еще в 1970-е годы разработал дифференциально-диагностический опросник. Он предназначен для выявления склонности не столько к конкретным профессиям, сколько к направлениям деятельности. Их можно объединить в пять групп в зависимости от того, что является объектом труда: социономические (человек), технономические (техника), биономические (природа), сигнономические (знаковая система), артономические (художественный образ).

Есть множество других классификаций. Например, американский психолог Джон Голланд выделяет шесть типов личности и профессиональной среды: реалистический (работа с инструментами и машинами, а также большинство «мужских» профессий — военное дело, авиация), исследовательский, артистический, социальный, предпринимательский, конвенциональный (систематизация и хранение данных).

— Во многих зарубежных компаниях даже в резюме требуют указывать свой тип личности по типологии Карла Юнга и Майерс–Бриггс, — говорит психотерапевт Марк Сандомирский, кандидат медицинских наук. — Сейчас пройти такой тест можно и самому в Интернете.

Но не всегда профессия подходит идеально — иногда в процессе обучения приходится что-то в себе преодолевать. Вопрос в том, до какой степени это можно делать, как не превратить обучение, а затем работу в ежедневную пытку.

— Есть профессионально важные качества, без которых занятие конкретной деятельностью невозможно, — говорит Марк Сандомирский. — Надо трижды подумать перед выбором профессии, в которой эти качества связаны с физическими кондициями и здоровьем, ведь они могут измениться независимо от нашей воли.

Пример: девушка-музыкант стала терять остроту слуха. У студента спортивного вуза, специалиста по боевым искусствам, обнаружились проблемы: удары по голове могли быть опасны для его жизни. Пришлось срочно искать себя в другой ипостаси, а ведь эти люди много лет потратили на серьезные занятия музыкой и спортом.

Второй важный аспект — устойчивые особенности личности и характера, которые зачастую бывают наследственными. Они изменению не подлежат. Ярко выраженному экстраверту будет тяжело работать в тиши офиса или лаборатории, а интроверту придется не по себе в роли учителя или адвоката.

Нажмите на изображение для перехода в режим просмотра
Фото: Вечерняя Москва

Первые несколько лет еще можно справляться, но ценой повышенного напряжения. Начнет развиваться профессиональное выгорание, и придется искать другую работу.

— А остальные качества могут меняться, была бы мотивация, — говорит Сандомирский. — Например, брезгливость или страх можно преодолеть. Если студент медицинского института падает в обморок, впервые войдя в анатомичку или операционную, это вовсе не значит, что из него не получится в будущем хорошего врача. Вступая в сферу профессиональной деятельности, человек не остается неизменным: работа накладывает отпечаток на его личность. Это называется «профессионализация».

И помните притчу о трех каменотесах: один считал, что просто «таскает камни», другой — что «зарабатывает на хлеб семье», а третий — что «строит храм». Отношение к делу — великая вещь.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Слухи о скорой смерти многих профессий сильно преувеличены          

Каждый месяц раздаются сенсационные заявления: через пять (десять, пятнадцать) лет такие-то и такие-то профессии отомрут за ненадобностью. Однако часто эти прогнозы страдают умозрительностью.

Выводы практиков, которые следят за реальным рынком труда, могут оказаться противоположными. (читайте далее...)

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER