Среда 23 января, 19:01
Небольшой Снегопад -15°
Город

Северная песня Виктора Попкова

"Шинель отца" (фрагмент, 1972)
Фото: V-popkov.ru
Управлять заводами, приручить великие реки, нести цивилизацию на Крайний Север, одолеть мировую коричневую чуму, возродить города из пепла - всё это смог наш народ. Но не потому, что было "Эх, хорошо в стране советской жить!", а потому что у каждого человека была к тому личная мотивация - вот что читается в портретах художника-философа Виктора Попкова.

21 мая в Великобритании впервые пройдёт выставка этого советского художника, она называется "Виктор Попков: гений русской души" – экспозиция будет представлена в лондонском культурном центре "Сомерсет-хаус". Весомым дополнением к ней станут работы фотографа Игоря Пальмина. Это концептуальный ход - Пальмин был свидетелем советского быта того периода и частной жизни интеллигенции страны, в том числе художников-нонконформистов. Его фотографии - обрамление, фон, атмосфера того пространство-времени, в котором размышлял о судьбах людей художник. И было оно максимально насыщенным, неоднозначным, мятежным, суровым. А каждая отдельная судьба в нём - хрупкой...

Выставку организовал Государственный музейно-выставочный центр "РОСИЗО". Посетители увидят 40 картин художника из собраний Третьяковской галереи, Русского музея, нескольких региональных музеев и коллекции Арт-фонда семьи Филатовых, в том её ценность - всё и сразу. Причём, 15 "филатовских" - неизвестные зрителю, найденные по одной в разных местах. И тема искренности искусства с его муками конформизма, показом конфликта между официозом и реальностью, видна как в отдельных картинах, так и в сопоставлении коллекций - приобретённых государством для музеев и проигнорированных чиновниками.

Нажмите на изображение для перехода в режим просмотра

"Двое" (1966)

Когда читаешь дневниковые записи Виктора Попкова, облучаешься смятением его чувств - он не обращал внимания на лавры, продолжал искать, пробовать и перепробовать, вырабатывать, учиться, учиться, учиться... Виктор был ребёнком из московской рабочей семьи, таких называли - "вчерашние москвичи", они только переселились в город в поисках работы. Родился он в 1932 году, до войны оставалось девять лет... Но она пропитала его душу так, что Попков прежде будет долго вызревать, прежде, чем посмеет писать о войне. Это пронзительные картины "Воспоминания. Вдовы" (1966), "Северная песня" (1968) и другие полотна цикла "Мезенские вдовы". В них не только горе от последствий торой мировой войны, героини разных возрастов - завет помнить о войне как судьбах. Полузабытая Империалистическая... Не делившая на своих и чужих Гражданская... Так и не сосчитавшая своих жертв Великая Отечественная... Неизбывное, из поколения в поколение бабье горькое горюшко...

Нажмите на изображение для перехода в режим просмотра

"Воспоминания. Вдовы" (1966)

Виктору ли не знать его: отец Ефим погиб под Смоленском сразу, в 1941 году, вынося из боя раненого товарища. Перед боем он написал любимой последнее письмо: "Буду жив, буду писать, убьют - до свидания навсегда. Как сумеешь, так детей и расти. Ежели что, Стеша, помни мой наказ: замуж не выходи — четверо у тебя их. Хорошего человека с четырьмя не найдёшь, а с плохим намаешься. Выучи детей, если сможешь". Стеша наказ выполнила. А в детях кроме обид сиротства поселилась жалость к материнской вдовьей доле.

В 1948 году Виктор поступил в Московское художественно-графическое педагогическое училище, потом окончил Художественный институт имени Сурикова - как график, под наставничеством знаменитого Евгения Кибрика (иллюстрации к "Легенде об Уленшпигеле" Шарля де Костера, "Тарасу Бульбе" Николая Гоголя, "Борису Годунову" Александра Пушкина). Будучи графиком, Попков много потрудился, чтобы подружиться с цветом. Его друг и коллега Карл Фридман написал: "Окончив институт по графической мастерской, он не имел той художественной основы, которой часто обладали живописцы. И вот ежегодные поездки вместе с художниками давали ему возможность совершенствовать свое видение. Давалось это ему очень трудно. Но его необычайная талантливость и трудолюбие уже через несколько лет дали хорошие результаты - стали появляться красивые этюды маслом". Однако у Попкова осталась особенность: замыслы многих картин он предварительно создавал в карандаше.

Ещё студентом Виктор начал творческие командировки. Например, на Иркутскую и Братскую ГЭС. Это как раз недолгий период "оттепели" - люди воспряли духом, был новый, последний, всплеск энтузиазма советских людей. В дурманной вере в величие венца природы показались возможными проектами разворот рек вспять, сады на Марсе и коммунизм чуть ли не завтрашним утром. Далеко не все ради "длинного рубля" снялись с насиженных мест и отправились покорять Север, осваивать целину, строить электростанции и железнодорожные магистрали.

Молодёжь и зрелые люди ехали с искренним восторгом своими руками возводить свою особенную страну. Что они заставали на месте? Какие нелепые, а то и трагические последствия были у тех "больших строек"? Философствование - удел не многих, среди которых Виктор Попков и его картины. Его "Строители Братской ГЭС" (1960-1961) включили автора в представители так называемого "сурового стиля". В картине нет оптимистического упоения, однако, официальную цензуру она одолевает. Обратите внимание на построение пространства картины: её герои стоят на какой-то деревянной конструкции, выглядящей как подмостки. Какое меткое решение - они словно на исторической сцене! А ещё такой приём подхватили другие художники, потому что он даёт необычный визуальный эффект - мы смотрим на героев снизу - неординарно, вроде, и чуть плакатно, но так жизненно в атмосфере той эпохи!

Нажмите на изображение для перехода в режим просмотра

"Строители Братска" (1960-1961)

Вслед за этим художник создал полотна, на которых и вовсе нет общественной подоплёки, он вжился в неуверенность, незащищённость, надежду, страх, одиночество своих героев. Это изображения рядового человека, не героев - как поимённых, так и просто по сути, по сопричастности к великому делу. Попков был как-то сам по себе, возможно, потому не понятен тем и другим - между молотом официоза и наковальней непримиримых коллег-нонконформистов. Хотя его живопись, интеллектуально и эмоционально насыщенная, вряд ли оглядывалась на какие-то идеологии. Похоже, каждый его простой горожанин, неизвестный сельчанин - эпизод мироздания, не больше, но и не меньше. Пусть эти полотна в целом - метафоры, но их детали - конкретные жизни, а в них - оттенки личной драмы, часто - трагедии. Посмотрите на красные пятна в контрасте с чёрным и белым, картина "Развод", (1966), на глубину теней и нервность чёрных штрихов в "Больном мальчике", (1967).

Виктор Попков обращался и к лубку: "Полдень", "Дети Переславля", "Владимирские художники", "Студенты на практике". Особенный цикл - картины о Русском Севере, почти не тронутом как благами, так и растлением цивилизации. Центральная картина в цикле - "Северная песня". Она создавалась несколько лет. Легко ли, трудно ли, судите по воспоминаниям самого живописца: "Три года назад мне пришлось прожить 29 дней на востоке от Архангельска в деревне Зимняя Золотица и заездом побывать в двух деревнях на реке Мезени. Замыслов новых работ у меня не было (кроме "Бригада отдыхает", где всё было для меня ясно. Осталась только работа с холстом). Но проходило время, и в минуты, которые нельзя назвать радостными, мои мысли обращались к тому северному месяцу. Стало ясно, что так просто от Мезени мне не уйти. Где-то самое дорогое в моей прошлой жизни живет сейчас там. И на следующий год — опять я в тех краях, уже зная и предчувствуя, что мне нужно. Можно сказать, что тот вечер, когда бабы пели, забыв про нас, не давал мне покоя весь год.

Нажмите на изображение для перехода в режим просмотра

"Ой, как всех мужей побрали на войну…" ("Северная песня") (1968)

...Вторая поездка, вроде бы, сбор материала к "Песне". Хозяйка, где я жил, собрала гостей - своих подруг - и, приняв меня в свою компанию, пили брагу и ели лепёшки, да треску с душком. Они долго сидели, вспоминая свою молодость. Я лежал возле стены на чистом полу и смотрел на них снизу. То ли я задремал, то ли забылся, но, очнувшись, ясно увидел всю сцену, которая сдвинула и время, и пространство, и их жизнь, и мою жизнь, и жизнь погибших дорогих людей, и моего в 36 лет убитого отца, и мою несчастную мать, и весь трагический смысл происходящего. Боже мой, ведь во всей избе только они, обиженные войной в самой молодости - теперь уже старухи вдовы. И только я, случайный человек, один свидетель их бабьей, проклятой, одинокой доли. Вся их жизнь, вся их молодость проплывала сейчас у меня перед глазами. Так родилось полотно "Воспоминания".

...Ну, а для работы "Северная песня" понадобилось еще одно северное лето, хотя эскиз уже был готов. Черновой, трудной работы было много. Пришлось почти для каждой фигуры рисовать и изучать несколько человек. Чтобы потом случайный набросок получился самым необходимым. И если бы не те дивные песни, в которых выражена вся жизнь этих безвестных баб, да перекличка песен с днем сегодняшним, может, не написал бы я "Северную песню" ...Но как только в эту литературно-сюжетную ситуацию я ввел мелодию песни, стараясь все подчинить ей, попробовал холодно-зеленый пейзаж стол¬кнуть с малиновым полыханием цветка на окне. Ввёл физически обиженную Богом горбунью, но осветил её лицо той дивной лучезарной чистотой, глядя на которую, можно забыть и про возраст, и про убогость (вспоминал Стрепетову), ввел рядом с ней (пожалуй, главное) девочку-мелодию, хрупкую и одухотворенную, хотя её сознательно даже писал в другом стилистическом ключе, и которая выражала подтекст всей этой сцены, то картина должна была по мысли приобрести принципиально другое звучание (я не знаю, удалось ли мне это, но так я хотел). Да, и весь холст мне хотелось наполнить этой мелодией.

...Здесь художник "голый", и спрятаться не за что ...И ещё мне хотелось показать в картине слитность двух противоположных групп людей. Несмотря на внешнее различие, на разную жизнь, на то, что одни - живут в деревне, а другие - в городе; всё равно перед большими человеческими переживаниями - такие различия бессильны".

Последней работой Виктора Попкова перед его случайной гибелью стала картина "Осенние дожди (Пушкин)". Виктор Ефимович любил произведения этого поэта, перечитывал их. А замысел картины появился после поездки в Михайловское - как и поэта, его очаровала неброская красота тех пейзажей. И разве она теперь мыслима без присутствия воспевшего её поэта? Сам собой в набросках рисуется силуэт Александра Сергеевича. Кстати, Пушкина Виктор Ефимович писал с художника Юрия Павлова, одетого в специально заказанный для этого фрак. А иногда автор и сам надевал тот фрак - вжиться в образ.

Нажмите на изображение для перехода в режим просмотра

"Осенние дожди (Пушкин)" (1974)

Чёрная тонкая отдавшаяся на волю природе фигура поэта вонзилась в дивный пейзаж - в блёклое золото, скромную охру, мягкий изумруд подле лиловеющей Сороти... Однако, всё вместе - довольно пёстрый фон. В нём радость приглушённая, возможно, с тревожным предчувствием, что-то исповедальное в этой картине - Пушкина ли, Попкова ли...

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER