Воскресенье 18 ноября, 18:11
Легкий Дождь + 1°
Город

Александр Котт: Правил в кино не существует

Режиссер картины "Испытание" Александр Котт уверен, что драматургия - слабое место современного кинематографа. 
Режиссер картины "Испытание" Александр Котт уверен, что драматургия - слабое место современного кинематографа. 
Фото: Агентство "Фото ИТАР-ТАСС"
В Москве начались первые закрытие показы фильмов—участников основного конкурса «Кинотавра». Одной из первых показали картину Александра Котта «Испытание». Немой фильм, повествующий об испытаниях первой водородной бомбы на Семипалатинском полигоне, жюри фестиваля признало лучшим, теперь дело за зрителем среднестатистическим. Режиссер ленты Александр Котт рассказал, почему снял кино без слов и почему не рассчитывает на большой успех картины.

Наш разговор начался в Сочи еще до того, как на церемонии закрытия «Кинотавра» картину «Испытание» признали лучшим фильмом, собрав еще и приз за лучшую операторскую работу и приз гильдии киноведов и кинокритиков «Слон». Говорили много и по делу. На все вопросы о том, как оценивает свои шансы, Александр отвечать отказывался — киношники народ слишком суеверный. Поэтому еще раз мы встретились в Москве, когда имя, вернее, название, фильма-победителя уже было известно.

- Александр, когда вы произносили благодарственную речь на «Кинотавре», вы сказали: «Наконец-то я сделал то, что хотел». В чем это заключалось?

- Я еще с момента своего обучения во ВГИКе хотел снять полнометражное кино без слов. Когда поступал, писал про Йоса Стеллинга, безумно любил его фильмы «Иллюзионист» и «Стрелочник». Мне такое кино казалось очень интересным, но другой вопрос: найти денег на производство такой картины было сложно. Ведь это, по сути, деньги на ветер. И когда Игорь Толстунов предложил мне этот проект, я выдвинул свои условия. Они были следующие: я снимаю кого хочу, с кем хочу и как хочу, то есть новый кастинг, новый сценарий, и в фильме не должно прозвучать ни единого слова. Я хотел снять историю, повествование которой происходит посредством изображения. И в этом смысле действительно продюсеры пошли мне навстречу.

- Три года назад картину «Испытание» в Казахстане начинал снимал Павел Чухрай. Что случилось с тем проектом?

- Нюансов я не знаю, я разговаривал с Павлом Егоровичем, когда я пришел на проект. Как я понял со слов Игоря Толстунова, не было той финансовой составляющей, которая была необходима для того, чтобы снять проект. И его пришлось закрыть. Но это была совсем другая история, коммерческая.

- Один из ваших коллег-режиссеров сказал, что кино действительно заслуживает главной награды, но. если бы оно было снято в 1980-х годах, то могло бы получить и «Оскар», и «Пальмовую ветвь», а сейчас оно кажется старомодным.

- Я понимаю, почему он так сказал. В фильме действительно есть отсыл, и даже не к 1980-м, а к 1960-м годам. Связано это с тем, что действия разворачиваются в то, послевоенное время. Но я могу с полной уверенностью сказать, что если бы я мог творить через 100 лет, я бы снял точно такое же кино. Это старомодный, но актуальный язык. «Испытание» же не снято как «Артист» Мишеля Хазанавичуса в стиле фильмов 1920-х годов. В моем кино поиск формы находится внутри кадра: чтобы рассказать историю без слов, каждый кадр внутри я наполнил какой-то информацией, эмоцией. Я очень хочу посмотреть картину Мирослава Слабошпицкого «Племя», кстати, эта лента — дебютная работа. Это кино, как и мое, бессловесное, но там использована современная, агрессивная ручная камера. Старомодность моей картины в том, что нет ручной камеры, а каждый кадр выверен.

- Вы выше сказали, что такое кино, по сути, — деньги, выброшенные на ветер. Вы понимаете, что кассы фильм не соберет. Какова дальнейшая судьба фильма?

- Мы понимали, что это не кассовое кино, что широкого проката точно не будет. А случится или нет фестивальный успех, мы пока не знаем. Сейчас продюсеры договариваются о том, чтобы показать фильм на фестивалях.

- Получается, даже позволив вам делать все, что угодно, не контролируя процесс, продюсеры правильно сделали ставку и не прогадали. Почему «снимать то, что хочешь» невозможно было раньше?

- Чтобы снимать то, что хочешь, надо это заслужить, завоевать это право. Когда мы окончили ВГИК, кино было мертвое вообще, и телевидения не было. Режиссура была мертвой профессией. Поэтому хватались за любую работу, чтобы просто быть в профессии. Позже наступили времена, когда появилась возможности выбирать. Но и тут все равно предлагают продюсеры. В последнее время произошло изменение: даже по конкурсу «Кинотавра» можно увидеть, что многие фильмы ребята снимают по своим сценариям, то, что хотят снимать. Это большой скачок.

- Причем, скачок произошел не только в киноиндустрии, но и на телевидении...

- Мне кажется, удалось воспитать телевизионного зрителя. Сейчас телевизионные фильмы по всему миру смотрят не только домохозяйки. Все началось с Америки. Голливуд сделал скачок на телевидении, потому что несколько лет назад была забастовка сценаристов, и телеканалы предложили реализовать все самые сумасшедшие идеи на их площадках. Все идеи, которые мы, возможно, могли бы увидеть на больших экранах, «ушли» на телевидение. Стивен Спилберг, братья Коэны, Мартин Скорсезе все уходят на ТВ. В России качество тоже невероятно выросло. Например, уровень «Интернов» очень серьезный, хотя, можно сказать, что это «мыло». Или «Оттепель» — кино вообще не для аудитории, которая изо дня в день смотрит телевизор. Там нет жестких убийств, крови. Людям стало интересно наблюдать за взаимоотношениями. И когда это сделано качественно, когда великолепно играют артисты, зритель не переключает кнопку.

- И бюджеты уже другие.

- Все понимают, что чтобы хорошо сделать, нужны бюджеты. Но иногда и огромный бюджет, а на выходе ничего не дает. Все зависит от драматургии, а это для современного кино очень слабое место.

- Не хватает сценаристов?

- Нет качественного пула сценаристов экстра-класса. Есть условно десять человек, которых все знают, и они на разрыв. И, если посмотреть на современные российские фильмы и сериалы, можно увидеть, что очень много снимается байопиков, исторических картин, потому что нет новых идей. И здесь встает вопрос не способа написания, а об отсутствии некого сумасшествия, нетривиальности. Все делается по кальке. Есть исключения, но их, к сожалению, мало.

- Два года назад вы с братом Владимиром создали свою мастерскую во ВГИКе. Сейчас ваши студенты учатся на втором курсе. Составьте портрет будущего кинематографиста.

- Это отличный опыт: появилась внутренняя дисциплина и ответственность. Для них это дело жизни, и ты реально отвечаешь за это дело. У нас было такое негласное правило: на бесплатное отделение мы брали немосквичей, а на платное — москвичей. Все сейчас снимают свои первые фильмы. В основу фильмов ложатся темы личных переживаний: ссоры с родителями, смерть, расставания. Ребята очень интересные, но мрачные. Мы такими не были.

- Возможно, это дело возраста. Считается, что режиссуре нужно обучаться, имея за плечами жизненный опыт, когда вверх уже берут не эмоции, а разум. Именно для этого, например, существую высшие режиссерские курсы при ВГИКе.

- Я согласен на 100 процентов. Катастрофа заключается в том, что человек, окончивший вуз, в 21–22 года не может позволить себе платить за обучение, а второе образование в нашей стране — платное. Поэтому нам приходится иметь дело с теми, у кого режиссура — образование первое. Нашим студентам в среднем от 16 до 19 лет. Удивительно, что девочки уже взрослые, а мальчики еще школьники. Получилось так, что мы набирали коллег, а собрали школьников, с которыми надо осторожно себя вести, не обидеть, не повредить психику. Надеюсь, они повзрослеют.

- Но откуда все же эта мрачность? Она свойственна и молодым режиссерам, которые представляли свои картины на «Кинотавре».

- Мрачность или реальность? Я постоянно задаю себе этот вопрос. Может быть, именно таковой они видят реальность. Настолько они искренны, чисты в своих идеях. У меня вообще сложилось ощущение, что я прыгнул в последний поезд. Я помню свою дебют, дебюты своих сверстников, и это было такое пронзительное, искреннее, но беспомощное кино. А здесь ясность высказывания кристальная. У нашего поколения в голове была каша: я родился в Советском союзе, вырос в период перестройки, окончил вуз в 1990-е. Несколько лет назад обо мне говорили молодой, подающий надежды режиссер, а сейчас уже смотришь на них и думаешь, что пора на пенсию (смеется).

- При этом, как ни крути, все это фестивальное кино — не мейнстрим. К примеру, фильм 25-летнего режиссера Ивана И. Твердовского «Класс коррекции», несмотря на то, что получил приз жюри кинопрокатчиков «Кинотавра», вряд ли соберет кассу.

- А вдруг зритель пойдет? Очень хотелось бы в это верить. Ведь в свое время никто не верил в картину Оксаны Бычковой «Питер FM», а в итоге ее посмотрела вся страна. Может быть, и фильму Ивана И. Твердовского, и новой картине Оксаны Бычковой «Еще один год», которая в этом году тоже участвовала в основном конкурсе «Кинотавра», удастся собрать кассу? Посмотрим... «Кинотавр» — это выставка достижений народного хозяйства, а если вдуматься, за прошлый год вышли фильмы, которые собрали большую кассу, фильмы, на которые пошел зритель: «Легенда № 17», «Сталинград», «Вий», «Духless» и другие.

- Но все же эти фильмы можно сосчитать по пальцам.

- В стране есть два десятка профессиональных режиссеров, владеющих профессией в условиях рынка и умеющих работать с артистами. И это катастрофа. У нас огромная страна и всего два десятка режиссеров, которые всегда заняты. Надо воспитывать новых. И сейчас проблема в том, что продюсеры ждут от ВГИКа как главнейшего киновуза страны профессионалов, а там воспитывают художников. На этом этапе и происходит несоответствие.

- Школа ВГИКа морально устарела?

- Устарела, но, как мне кажется, у нее все равно есть свои преимущества. Во ВГИКе уже годами зарекомендовала себя особая методика. Заключается она в том, что мастер набирает курс, тем самым несет персональную ответственность, смотрит в глаза каждому из своих студентов. Мастер набирает ребят, с которыми находится на одной волне.

- Где искать выход?

- Есть другая схема: создается поток, в хорошем смысле слова, где студенты постоянно находятся в работе. Они занимаются всем: они и операторы, и художники, и режиссеры, а потом определяются, кем они хотят быть. В Нью-Йорке школа устроена таким образом. Но там нет мастера, персональной ответственности. Следовательно, не будет и той единой волны. А по собственному опыту могу сказать, что она очень важна ведь студенты тоже вдохновляют мастера. Поэтому либо вообще все сносить, оставлять пепелище и строить новое «знание». Либо создавать реальную школу, поток — на базе ВГИКа, приглашать профессиональных коучеров: тех, кто никогда не снимал, но знает профессию, ее математическую составляющую. Получается так, что мы берем интересного человека, который ненавидит «Яйца судьбы» и не считает это за кино, хотя оно приносит кассу — я сейчас говорю не свое мнение, а рассказываю то, как думают студенты. Или ребята приходят одержимые «Трансформерами», всевозможными комиксами, и мы это должны рубить на корню, всех стричь под одну гребенку. Так тоже нельзя.

КСТАТИ

В фильме «Испытание» Александра Котта описывается история молодой девушки, которая живет с отцом в Казахстане. За девушкой ухаживают два парня: казах из соседнего селения и русский — оператор, приехавший издалека. Она любит обоих парней. Однажды она останавливается на развилке двух дорог и делает свой выбор.

СПРАВКА

Александр Котт родился в Москве 22 февраля 1973 года.

В 1994 году поступил во ВГИК, в Мастерскую режиссуры игрового фильма Владимира Хотиненко. Дипломной работой во ВГИКе стала короткометражная картина «Пугало», получившая особый приз Берлинского кинофестиваля в 2000 году «Приз немецкого фонда помощи детям». Много работал на телевидении: в 2004 году снят телефильм по роману Валентина Пикуля «Конвой PQ-17», после были экранизация романа Михаила Лермонтова «Герой нашего времени» и многосерийный фильм «Брестская крепость».

В 2012 году вышел 16-серийный фильм «Обратная сторона Луны» — адаптация одноименного сериала BBC.

Режиссер картины "Испытание" Александр Котт уверен, что драматургия - слабое место современного кинематографа. 
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER