Город

Евгений Сатановский о теракте в Париже: «Европа сама выбрала свой путь»

Максимальный уровень террористической угрозы введен в Париже из-за вооруженного нападения на редакцию "Шарли Эбдо", жертвами которого стали 12 человек.
Максимальный уровень террористической угрозы введен в Париже из-за вооруженного нападения на редакцию "Шарли Эбдо", жертвами которого стали 12 человек.
Фото: Reuters
7 января в Париже было совершено нападение на редакцию сатирического журнала «Шарли Хебдо» после появлении на странице издания в социальной сети Twitter новой карикатуры на лидера «ИГИЛ» Аль-Багдади.

Мировые СМИ обвиняют в произошедшем радикальных исламистов (подробнее...)

Мог ли кто-то иной стоять за расстрелом французских журналистов? Считать ли произошедшее вызовом президенту Франсуа Олланду? Что делают в старой Европе новые радикальные европейцы? И стоит ли опасаться подобных инцидентов уже на территории нашей страны? Эти и другие вопросы корреспондент «ВМ» задала президенту Института Ближнего Востока Евгению Сатановскому.

Агентство "Фото ИТАР-ТАСС"
Президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский.

– Евгений Янович, журналисты видят причины агрессии против наших французских коллег в карикатурах на лидеров исламистских движений, опубликованных в «Шарли Хебдо». Есть ли место иным версиям?

– Париж – одна из столиц радикальных исламистов, а французское правительство вместо того, чтобы хоть в какой-то мере с ними бороться, пытается от них откупаться. Результат на лицо. Конечно, возможно, что этот теракт совершили люди, которые оскорблены политикой Франции относительно «Макдоналдс». Вот только мне почему-то кажется, что это все-таки исламисты. Как правило, теракты такого типа – это проявление стандартного исламистского террора. Пока что абсолютное большинство террористов окружающего нас мира – это радикальные исламские организации. Я не очень понимаю, кому еще надо нападать на средство массовой информации, тем более на сатирический журнал с автоматами Калашникова. Погибло более 10 человек, столько же получили ранения. И кто может быть виновником? Люди, борющиеся против употребления фуа-гра или за профсоюзные дотации? Там были автоматы, гранатометы. Это совершенно стандартная схема для радикальных исламистов.

– Стоит ли расценивать этот теракт, как вызов, брошенный французскому правительству и президенту Олланду?

– Это можно расценивать, как плевок в лицо французским властям и свидетельство абсолютной неспособности месье Олланда и его правительства справиться со своими гражданами. Речь идет не о первом, а о втором, а то и о третьем поколении новых французов, выстроивших на территории Франции свои зоны шариата, куда не заходят представители власти, где живет около 5 миллионов мусульман и где не рекомендуется появляться туристам. А под Новый год в тех краях было подожжено около 900 автомобилей. Это тоже классический почерк радикалов, который известен еще со времен Саркози.

– Неужели сатира действительно может вызывать сегодня, в центре Европы столь агрессивную реакцию?

– Это издание уже подвергалось атакам исламистов. Его забросали бутылками с зажигательной смесью в 2011 году после спецвыпуска, в котором роль приглашенного редактора предложили исполнить самому пророку Мухаммаду. Французская сатира для радикальных мусульман не является ничем, кроме повода уничтожить весельчака. Если не держать эту ситуацию под жесточайшим контролем, чего во всей Европе, далеко не только во Франции, никто делать не может, то финал выйдет грустным.

Reuters
7 января утром одетые в чёрное мужчины с автоматами Калашникова напали на редакцию одного из самых известных изданий Франции - сатирического журнала Charlie Hebdo в центре Парижа.

– Вы хотите сказать, что подобные проблемы характерны для сегодняшней Европы?

– В некоторых областях Германии, к примеру, турецкую полицию попросили разобраться с местными турецкими общинами. Власти страны оказались не в состоянии биться за справедливость и собственный закон с террористами. Стражи правопорядка боятся заходить в их кварталы. Там выстраивается маленький Ближний Восток – где-то маленький Пакистан, где-то маленькая Турция. Вот и все. Такая жизнь.

– Возможно ли сегодня остановить подобные процессы?

– Остановить их легко, вот только для этого нужно ставить других людей во главе тех стран, о которых мы говорим. Нужно, чтобы эти страны занимались не Украиной и провокациями в отношении России, не заигрываниями с арабскими странами, а своими внутренними проблемами.

– Значит, на данный момент ситуация нагнетается?

– Ситуация на данный момент времени не нагнетается. Она просто такая, как есть. Уничтожается Европа, какой мы ее знали, при абсолютном бессилии европейских политиков и международных организаций, которые гроша ломаного не стоят с точки зрения реальной политики, настоящего мира. Жалко Европу, нам ее будет не хватать, но с иной стороны, она сама выбрала свой путь. Кончится это взрывом, причем взрывом в рамках вполне понятной ситуации, когда Марин Ле Пен является главным и единственным надежным политиком. Консерваторы – растущая политической сила. Так происходит, потому что избиратель не хочет жить в такой Европе и рассказы политиков о том, что все идет правильно и по плану, ему не интересны. Посмотрите на Германию с ее анти-исламистскими демонстрациями и жалобными заклинаниями госпожи Меркель против того, чтобы добропорядочные немцы в них не участвовали. Европа рассыпается. А дальше будут возвращаться боевики, воюющие сейчас в Сирии и Ираке. Французов там, кстати, около тысячи. Там они получают великолепный боевой опыт. При этом у них есть французские паспорта и гражданство Евросоюза. Они будут возвращаться обратно. Несложно представить, что будет происходить потом.

– Возможны ли подобные ситуации у нас, в России?

– У нас они происходят с начала чеченских компаний. Тогда радикальные исламисты из арабского мира в качестве политкомиссаров с довольно большими деньгами пошли в е массы. Нужно помнить, что теракты происходят по причине абсолютной безнаказанности и перенасыщенности общества радикалами. В России этого нет. Но нужно помнить, что, например, в Киргизии существуют абсолютно любые общины. Некоторые из них замкнуты на радикалов, запрещенных даже в Саудовской Аравии. К тому же, есть исламское движение Узбекистана, Хизб ут-Тахрир и прочие радикалы и даже откровенные террористы, которые воюют в своих республиках, а у нас отсиживаются. У многих есть российское гражданство.

Reuters
По всей Франции 7 января пройдут акции памяти жертв вооруженного нападения на редакцию сатирического журнала «Шарли Эбдо».

– Вы согласны с мнением, что Северный Кавказ может стать щитом на пути исламистов в нашу страну?

– Защитит ли нас Северный Кавказ… Я не очень понимаю такую установку. Умеренные, традиционные мусульмане также вряд ли могут помочь. Умеренный человек на защиту чего бы то ни было вставать не может. Это может только подготовленный боец, опытный воин. Бойцы Кадырова так хорошо отбиваются отнюдь из-за того, что они умеренные мусульмане, а потому что они настоящие бойцы.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Рушан-хазрат Аббясов, заместитель председателя Совета Муфтиев России:

– Любая агрессия, теракты, насилие, нападения – все это противоречит духу ислама. Мы неоднократно подчеркивали, что истинные мусульмане не могут стоять за этим. Ислам никогда не учит решать вопросы такими методами. Должно пройти следствие, чтобы выяснить, кто стоял за этим и какие преследовались цели, но я еще раз подчеркиваю, что подобные действия отрицаются религией. Это очередная провокация, которая не имеет отношения к вере. Подобные провокации участились в последнее время. Прикрываясь исламом, люди создают террористические группировки. Но религия к этому никакого отношения не имеет. Даже если посмотреть на жизнеописание пророка Мухаммада, то станет ясно, что он никогда не призывал к насилию. Даже если тебя унизили, даже если несправедливо поступили с тобой, нельзя отвечать злом на зло. Коран учит нас отвечать на зло добром. В данном случае некие силы снова, в очередной раз пытаются очернить ислам. Неоднократно говорилось о том, что в нашей религии нет радикальных, экстремистских идей. Точно также их нет ни в христианстве, ни в иудаизме, ни в иных религиях.

Необходимо вести серьезную работу по просвещению нашего общества, о чем мы говорили уже неоднократно. И эти действия должны носить массовый характер, чтобы сегодня люди не попадали в руки ложных проповедников. Нужно, чтобы общество знало, что на самом деле несет в себе мораль ислама. Мы многонациональная и многоконфессиональная страна. Познавая друг друга, мы будем только укреплять наши взаимоотношения. Время идет, в нам необходимо понимать, что есть ложь, а что есть истина. И, конечно же, поддержка нужна имамам, нашему духовенству, которые сегодня, рискуя в том числе и жизнью, борются за то, чтобы никто не проповедовал зло, а лишь мир, добро и согласие.

СПРАВКА "ВМ"

Евгений Сатановский — политолог, президент независимого научного центра "Институт Ближнего Востока". В 2003—2004 занимал пост президента Российского еврейского конгресса (РЕК). Один из ведущих российских экспертов в области политики Израиля, стран Ближнего и Среднего Востока.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Теракт в Париже. Точка невозврата

Колонка обозревателя Кирилла Привалова

Рискую показаться отчаянно циничным, но не могу не признать: надо было грянуть жуткой трагедии в редакции сатирического еженедельника «Шарли-Эбдо», чтобы французские власти и парижские масс-медиа мало-помалу начали прозревать.

Оказывается, их враг номер один в наши дни это не «агрессивная Россия» с «Путиным, великим и ужасным», а террористы-джихадисты из «Аль-Каиды» и Исламского государства Ирака и Леванта!..

Смотрю французское телевидение, борозжу интернет-сайты Пятой республики и ловлю себя на четком ощущении того, что для парижского истэблишмента и для местных властей предержащих расстрел журналистов на задах бульвара Ришар-Ленуар оказался сенсацией насколько пугающе шокирующей, настолько и раздражающе досадной. (читать далее)

Максимальный уровень террористической угрозы введен в Париже из-за вооруженного нападения на редакцию "Шарли Эбдо", жертвами которого стали 12 человек.

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER