Среда 21 ноября, 13:11
Пасмурно 0°
Город

Петр Марченко: Лишь раз я не смог спрятать эмоции. Известный телеведущий раскрыл «кухню» новой программы

С 2008 по 2011 годы Петр Марченко вел программу «7» на телеканале «Эксперт-ТВ»
Фото:
С 2008 по 2011 годы Петр Марченко вел программу «7» на телеканале «Эксперт-ТВ»
В гостях у «ВМ» побывал известный телеведущий Петр Марченко. Зрители хорошо помнят его по работе на «том самом» НТВ, а позже на Первом канале. Сейчас Марченко стал лицом информационной программы «Новости» на «РЕН ТВ», которые, несмотря на банальное название, весьма необычны. Петр рассказал о принципах построения новой программы, вспомнил яркие события своей карьеры и попытался оценить достижения и перспективы отечественного ТВ.

Интеллигентный, обстоятельный, вдумчиво отвечающий на вопросы — этих качеств Петра Марченко очень не хватает многим российским телезвездам. Профессионалы такого класса не должны быть в простое.

- Петр, с возвращением! Кстати, сколько лет вас не было на экране?

- Почти десять, если говорить о прямом телеэфире. Так сложилось, что я больше работал на радио — и ведущим, и главным редактором радиостанции «Сити-FM».

- Признайтесь, перед первым эфиром не боялись? Опыт у вас колоссальный, но навык без практики теряется…

- Если и не боялся, то нервничал точно. Впрочем, я всю жизнь нервничаю перед началом программы.

Информационно-личностные «Новости» на «РЕН-ТВ»

- На ТВ жуткая конкуренция. А новости, по большому счету, у всех одни и те же. Как выделиться, обойти конкурентов?

- Очень важно количество информации. Ведь новость не возникает из ничего. У любого события есть либо аналоги, либо некая предыстория. Поэтому всегда можно найти много дополнительной информации, которая объяснит, что случилось. Или хотя бы позволит предположить, почему это произошло. Хронометраж в нашей программе не такой большой — 25 минут, и мы не можем каждую новость подавать в таком развернутом виде. Но к двум-трем ключевым событиям дня удается найти и объясняющий комментарий, и некий бэкграунд — задний план.

- Есть классический постулат: дело журналиста — дать зрителю новость, а не анализировать и препарировать ее.

- Полностью с этим согласен: новость должна быть просто новостью. Что же до нынешней программы, то мне предложили именно такой формат. Заранее обговаривалось, что это все-таки не чистый выпуск новостей. Я занимаю позицию не просто ведущего, а автора-ведущего. Это некий авторский взгляд на события. У меня есть возможность высказывать свою точку зрения.

И это ключевое отличие от обычных новостей, которые не предполагают комментариев и личной позиции. Давайте назовем этот жанр информационно-журналистской программой. Или информационно-личностной. Кстати, на других телеканалах сейчас нет программы, где таким образом разбираются важнейшие события дня.

Дмитрий Коробейников/РИА-новости
1999 год. Разбор завалов после теракта на улице Гурьянова

ЭНТУЗИАСТОВ МНОГО, ПРОФЕССИОНАЛОВ МАЛО

- Вы работали в прямом эфире в дни самых драматичных моментов новейшей российской истории. Какие события особенно запомнились?

- Их было много. На радио — это октябрь 1993 года, на ТВ — гибель команды подводной лодки «Курск», взрывы на улице Гурьянова, захват заложников на «Норд-Осте».

- Как, по-вашему, правильно подавать «тяжелые» новости? Эмоционально, с сочувствием к жертвам или подчеркнуто бесстрастно? Рассказывать — или переживать?

- Через такие ситуации проходят все работающие в прямом эфире. Да, это драматично, это выбросы адреналина, это бешеные эмоции внутри. Наверное, лишь один раз, 11 сентября 2001 года, рассказывая об атаке «Аль-Каиды» на США, я не смог спрятать свои человеческие эмоции. Невозможно было… Но это часть работы. У журналиста, как у врача перед сложной операцией, включается профессиональный цинизм, позволяющий абстрагироваться от сочувствия, чтобы делать свое дело. А эмоции выплескиваются уже потом, после эфира.

Не считаю себя вправе решать, как правильно вести подобные выпуски новостей. Думаю, возможны и сопереживание, и бесстрастная объективность. Главное — чувство меры. Если эмоции граничат с истерикой, то это, конечно, никуда не годится. Но надо быть живым. Когда ты перестаешь быть живым, перестаешь быть человеком.

Игорь Ивандиков
Известный телеведущий — гость клуба пресс-секретарей «ВМ»

- Вы способны в отпуске жить без новостей?

- Нет, не могу. Хотя в отпуске просматриваю новости реже. Тут есть, разумеется, профессиональный аспект: вернувшись, надо быть в курсе всего случившегося, владеть бэкграундом. Но есть и вторая часть — мироощущение. Для меня новости — это наркотик.

- Признайтесь, вы мечтали о такой карьере?

- Нет, даже не думал стать телеведущим. Все решили две случайности. Однажды мама сказала, что на радиостанции «Эхо Москвы» объявили набор ведущих. А я, если честно, хотел устроиться в музыкальную программу диджеем. Мое увлечение политикой и социальными переменами тогда сошло на нет. И вот 23 марта 1992 года — эту дату я запомнил на всю жизнь! — я пришел на «Эхо». Заведующий службой информации Сергей Фонтон дал мне ленту ТАСС и предложил отобрать новости, которые покажутся интересными.

Мой выбор его устроил, и дальше пошла речь о работе в эфире. А вторая случайность — встреча на улице с Евгением Киселевым в 1996 году. НТВ тогда было номером один среди всех СМИ. И, встретив Киселева, грех было не воспользоваться возможностью. Я подошел и попросился на работу. Надеялся на должность корреспондента или редактора. Но никак не на работу в кадре…

- В чем, по-вашему, заключался феномен НТВ того знаменитого первого призыва, которое до сих пор считается эталоном качества?

- Знаете, некоторые редакции похожи на заводы…

- Заводы по производству новостей, где журналисты-рабочие гонят каждый день свою электронную щебенку.

- А НТВ было не заводом, а совершенно иным… Это были атмосфера и гордость. В чем беда большинства СМИ? В дефиците кадров: энтузиастов много, профессионалов мало. На НТВ качество продукта достигалось за счет невероятного количества одухотворенных профессионалов. Это и Олег Добродеев, и тот же Киселев, и Вадик Глускер, и Александр Герасимов, учивший меня тонкостям телевизионной работы.

PHOTOXPRESS
Петр участвует в военно-патриотической акции «Первый в армии»

- Почему сейчас нет канала такого качества?

- Потому что все рано или поздно превращается в завод…

- После ухода с НТВ большей части команды вы остались на канале. Удалось сохранить отношения с ушедшими?

- С кем-то отношения не изменились, кто-то не может простить до сих пор… Некоторые по-прежнему руководствуются принципом: кто не с нами, тот против нас. Просто каждый в тот момент делал свой выбор. Было больно и болит до сих пор. Для большинства из нас НТВ осталось звездным часом в карьере.

КОГДА ЗАКАНЧИВАЕТСЯ ЖУРНАЛИСТИКА

- А как вам сегодняшнее НТВ? «Сенсации, интриги, расследования»?

- Мой принцип — никогда не обсуждать работу коллег.

- Я вас понял! Сформулирую иначе: смогли бы вы работать на нынешнем НТВ?

- (После паузы.) Каждый выбирает правила игры, которые ему ближе. Мне ближе правила игры на «РЕН ТВ».

- Давайте тогда поговорим про жанры. «Желтая» тележурналистика — это, по-вашему, то, что ниже пояса или, напротив, эксклюзив, который сделал бы честь «серьезным» каналам?

- В современном мире «желтая» журналистика неизбежна: раз есть спрос зрителей — будет и предложение. С точки зрения оперативности я порой восхищаюсь работой коллег. С точки зрения достоверности — порой удивляюсь. Мне кажется, журналисты очень полюбили термин «четвертая власть». И залюбились до такой степени, что перестали быть журналистами.

- А есть у ТВ достижения, о которых скажете с чистой душой: смотреть обязательно!

- Есть высококлассные работы на Первом канале. Считаю, что Берман и Жандарев показывают высочайший класс по подходу к самому жанру интервью. Круглосуточная работа многих информационных каналов выстроена очень правильно. Есть и достойные отечественные сериалы. Вообще я не люблю, когда говорят, что у нас все так плохо, а на Западе все отлично. Думаю, что качество телепродукта вполне сравнимо. Другое дело, что там иные принципы построения вещания.

Мы можем только позавидовать огромному числу региональных каналов, работающих на конкретную аудиторию. Понимаю, что такие региональные сети очень дороги и сейчас нам не по карману, но это очень круто.

- Многие иронизируют над языком, которым говорят иные телеведущие. Есть такая проблема?

- Да, это и ко мне в том числе претензия! Вроде прекрасно знаю, как правильно поставить ударение, а в эфире произношу не так. Возможно, сказывается тенденция упрощения разговорного языка. И еще важно качество образования. Имею в виду не вузовские программы — у журналиста должно быть стремление к самообразованию, он должен много читать и иметь широкий круг интересов.

- А вообще журналистике можно научиться?

- Считаю, что нельзя в принципе. Либо ты можешь ею заниматься и все будет получаться, либо не можешь. Безусловно, нужна доля тщеславия. Но если главные задачи — побыстрее оказаться в кадре, стать знаменитым, побольше заработать, то на этом журналистика заканчивается. Человеком должен двигать внутренний интерес: разобраться, как все на самом деле устроено.

- Престиж нашей профессии резко упал. Лишь немногие продолжают верить, что словом можно изменить мир.

Большинство же считает, что журналистика — обычная профессия, тот самый завод по изготовлению новостей.

- Не согласен ни с тем, ни с другим. Новости — это просто некое отражение действительности. К сожалению, журналистика часто превращается в удобную и выгодную трактовку, в стремление доказать, что ты круче, ты лучше, а вокруг быдло. Живем в парадигме внутренней войны — не разобраться хотим, а доказать свою правоту.

КОСТЯК ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

- Соцопросы показывают, что для подавляющего большинства россиян ТВ остается главным источником информации. Но значение интернета постоянно растет. Сравнится ли в будущем влияние на умы интернета и ТВ?

- В интернете значительно больше трактовок событий (подчеркиваю, трактовок, а не прямых источников информации). Часто наблюдаю, как мои друзья-профессионалы вдруг делают репост сообщения, появившегося несколько лет назад, приняв его за свежую новость. Соцсети засасывают, влияют на твои эмоции. ТВ же все-таки несколько отделено от тебя пространством, и, может быть, именно в этом его сила и плюсы. Что касается перспектив, то интернет с ТВ будут не бороться, а дополнять друг друга, произойдет слияние.

И уже сейчас некоторые истории на «РЕН ТВ» — чисто интернетовские. Человеческие проблемы там выводятся на первый план. В этом смысле интернет очень важен как источник информации. Вот возьмите этот жуткий рассказ о постиранной кошке. Можно рассматривать ее как некую фишечку, но на самом деле это очень серьезный звонок.

- А какие технические новинки могут ждать телезрителей?

- Люди получат возможность смотреть то, что им интересно, и тогда, когда им это удобно. Можно будет формировать сетку вещания по запросу — этакую личную телепрограмму. Появится множество узкоспециализированных нишевых каналов.

- Что же тогда ждет большие эфирные каналы, вещающие «обо всем»?

- Эфирное телевидение вместе с традиционной печатной прессой составляют костяк информационной безопасности страны, и государство просто обязано их сохранить. Дело не в пропаганде — граждане просто должны знать, что происходит в стране. Думаю, что государство будет содержать один-два федеральных канала, а все остальные будут вариациями на тему. И мне очень хочется, чтобы развивались региональные СМИ.

Со временем это будут ключевые источники информации. Человеку всегда интереснее знать, что происходит в его городе, в его районе, чем то, что происходит за тысячу километров.

- В России сильна традиция совместного просмотра телепрограмм, когда вся семья вечером или в выходные собирается у экрана. Как вы думаете, люди будут по-прежнему вместе смотреть телевизор или перейдут на гаджеты, которые всегда под рукой?

- Надеюсь, в моей семье эта традиция сохранится. Хотя мне больше хотелось бы, чтобы сохранилась традиция совместного чтения. С ней проблемы. Оправдываю себя тем, что на чтение мне не хватает сил и времени.

- И последний вопрос: что бы вы еще сами спросили у себя?

- У меня к себе очень много вопросов…

- …и все они не для печати?

- Да.

СПРАВКА

Петр Марченко родился в 1969 г. в Москве. Отец Валентин Петрович — журналист, редактор документального кино, мать Ольга Ефимовна — научный сотрудник.

В 1991 г. Петр Марченко окончил факультет журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова.

С 1992 по 1996 г. работал на радиостанции «Эхо Москвы».

С 1996 по 2002 г. — ведущий информационной программы «Сегодня» на НТВ. Затем шесть лет работал на Первом канале, вел «Новости», «Время», «Ночное время», «Воскресное время», «Доброе утро», участвовал в шоу «Русский экстрим» и «Империя», выходивших на Первом канале.

С 2008 по 2011 г. Марченко являлся ведущим итоговой информационно-аналитической программы «7» на телеканале «Эксперт-ТВ», а с февраля 2010 г. стал генеральным продюсером этого телеканала.

С 2006 по 2008 г. вел дневной эфир на радио «Сити-FM», в 2014–2015 гг. был главным редактором этой радиостанции.

С 12 мая 2015 г. — ведущий будничной итоговой программы «Новости» на телеканале «РЕН ТВ».

ОБ АВТОРЕ

Александр Лосото - заместитель редактора отдела новостей «ВМ».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Одиннадцатая встреча клуба пресс-секретарей

5 июня в медиа-центре «Вечерней Москвы» состоялось одиннадцатое заседание Клуба пресс-секретарей. Мастер-класс на тему: "Выступление руководителя на телевидении и радио. Специфика подачи информации" для участников Клуба провел известный журналист, теле- и радиоведущий Петр Марченко. (читать далее)

С 2008 по 2011 годы Петр Марченко вел программу «7» на телеканале «Эксперт-ТВ»
Фото:
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER