Город

Мастер, одержимый морем страстей

15 мая исполняется 125 лет со дня рождения писателя Михаила Афанасьевича Булгакова...

Собирая материал для своей книги о нем, я был потрясен двумя мистическими датами. Первая — день разговора Булгакова со Сталиным, ставшего поворотным моментом в судьбе литератора. Напомню: Булгаков написал Сталину письмо, в котором рассказывал о своем бедственном положении и попросил либо отправить его за границу, либо дать ему возможность жить и работать в Советском Союзе. И вот 18 апреля Иосиф Виссарионович звонит Булгакову, говорит с ним и дает ему разрешение служить в Художественном театре. Удивительно, но никому из исследователей не приходило в голову, что 18 апреля того года было пятницей Страстной недели! И для Булгакова как для человека, выросшего в невероятно верующей семье, это стало очень значимым совпадением. Не случайно поэтому, что историческая часть «Мастера и Маргариты» происходит именно в Страстную пятницу.

Более того, мне кажется, что в этом романе в образе Понтия Пилата выведен сам Сталин — человек, который годом раньше, в 1929-м, Булгакова сдал, отказался от него, бросив на растерзание критиков… Вторая дата — дата смерти Михаила Афанасьевича. Он умер 10 марта 1940 года, в воскресенье. Но и это было не обычное воскресенье, а Прощеное. И если учесть, что жизнь Булгакова была очень негладкой — в ней имели место множество встреч, разлук, разочарований, врагов, и он для многих людей стал врагом, потому что был невероятно конфликтным человеком — этот факт для меня тоже является неким знаком свыше.

Он был очень конфликтным, да… А еще — одаренным до безумия и как писатель, и как рассказчик, и как актер. Он прекрасно шутил и острил.

Умел стать душой любой компании. Притягивал к себе женщин. Но все это — с одной стороны. С другой же — он был болезненно нервозным человеком со сломленной наркотиками (он нашел в себе силы «завязать» с морфием, но мы же знаем, что бывших наркоманов не бывает) психикой, невероятно боящийся одиночества...

Походил ли он на своего Мастера, для которого достаточно было просто писать? Нет! Булгаков был очень славолюбив. Михаилу Афанасьевичу ближе, скорее, другой им созданный персонаж — Мольер, более подверженный людским страстям. Но большинство уже давно не задумывается об этом, сделав из писателя миф, далекий от реальности.

Все это, впрочем, не важно.

Главное то, что Михаил Афанасьевич до сих пор любим.

В чем причина этого? Думаю, в том, что он сумел создать невероятно «отзывчивые» произведения, которые приходятся по душе и образованным, и необразованным, молодым и старым, «физикам» и «лирикам». Он был писателем большой валентности, а такое мало кому дано…

Мнение колумниста может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER