Суббота 23 марта, 01:03
Небольшой Снегопад + 1°
Город

Родители по призванию

22 декабря 2016 года. Лариса (третья слева) и Эдуард (четвертый слева) Дорохины сидят в окружении своих приемных детей вместе с внуком Егором (в зеленом, в центре)
Фото: Артем Житенев,"Вечерняя Москва"
22 декабря 2016 года. Лариса (третья слева) и Эдуард (четвертый слева) Дорохины сидят в окружении своих приемных детей вместе с внуком Егором (в зеленом, в центре)
Фото: Артем Житенев,"Вечерняя Москва"
Тебя любят — вот в чем должен быть уверен маленький человек в начале своей жизни. Ни один из 18 детей, воспитывающихся в семье Дорохиных, не усомнился в этом ни разу.

Они познакомились в 2004 году, а через год родилась их семья, которой вскоре предстояло стать большой, шумной и счастливой. Когда Лариса встретила Эдуарда, у нее уже было двое сыновей от первого брака и маленькая Анечка — ее первая приемная дочь. Поженившись, супруги поняли: они хотят взять к себе еще одного ребенка.

Сестрица Аленушка

Бойкая, смелая Алена в яркой маечке, с короткой стрижкой, на ходу поправляя очки, одной из первых вылетает в маленький коридор обычной столичной хрущевки. Одиннадцатилетняя девчушка радостно встречает гостей, чужих не боится, смотрит открыто.

Это ее в 2005 году Лариса и Эдуард Дорохины забрали первой из Дома малютки.

— Ей было всего полтора месяца, — вспоминает Лариса. — Мы пришли за ребенком, и нам вынесли ее — слабенькую, беспомощную малышку с кривеньким личиком. У девочки были явные отклонения, но она в первую же секунду очаровала будущего папу.

Сидящий рядом Эдуард чуть смущенно улыбается и кивает головой.

— Можно сказать, что это было сродни озарению, — признается отец семейства. — Алена покорила меня. Без нее я бы не ушел.

Ларисе было непросто принять выбор мужа, но со временем она так прикипела к девочке, что жизни без нее уже не представляла.

— Когда мы иногда ругаемся, я до сих пор могу назвать ее «чудовище ты мое», — говорит Лариса. — Но это всего лишь шутка. Одного взгляда на Алену хватает, чтобы понять: красавица!

От внешних дефектов действительно и следа не осталось. Алена хорошо учится и регулярно участвует в творческих конкурсах. Но ее история — не единственное «чудо возрождения», произошедшее в этой семье.

Братья по счастью

Рядом с Аленой в дверях большой комнаты появляется семилетний Кирилл. Он внимательно смотрит на меня, будто оценивая. Чуть поодаль стоит Никита. Он старше брата на три года, но стесняется незнакомых людей.

Оба мальчугана не могут усидеть на месте — бегают, скачут по небольшой квартире, как только могут. А ведь несколько лет назад подобное и представить было трудно.

— Проблемы с ногами были у них с самого рождения, — рассказывает Лариса. — Мальчики самостоятельно ходить не могли совсем. Особых надежд никто не давал. Но мы не сдаемся.

Над вопросом, как удалось поставить мальчишек на ноги, Лариса некоторое время размышляет, а потом разводит руками.

— Ничего сверхъестественного мы не делали, — признается она. — Просто очень хотели, чтобы мальчишки начали ходить, бегать, радоваться жизни, и делали для этого все. А еще мы любили и любим их.

Результат превзошел все ожидания. Кирилл и Никита не только забыли о своем недуге, но стали активно заниматься спортом наравне со здоровыми детьми.

— Мы часто всей семьей участвуем в конкурсах и спортивных стартах, — продолжает Лариса. — Однажды на семейных соревнованиях по плаванию мы с папой проиграли своим соперникам, а вот Кирилл получил медаль. И она у нас не одна. Никита от брата тоже не отстает. Семья у нас очень спортивная.

Квартирный вопрос

Тебя любят — вот в чем должен быть уверен маленький человек в начале своей жизни. Ни один из 18 детей, воспитывающихся в семье Дорохиных, не усомнился в этом ни разу Фото: Артем Житенев,"Вечерняя Москва"

Лариса и Эдуард жили в столице не всегда. Много лет они провели в Ростовской области. В Москве оказались только в 2014 году. К тому моменту их семья уже серьезно разрослась.

— Скажи мне кто-нибудь в 2005 году, что я стану мамой 18 детей, я бы пальцем у виска покрутила, — смеется Лариса. — Но дети все появлялись на нашем жизненном пути. Это зачастую происходило внезапно. Например, с одним из сыновей мы встретились в больнице: я лежала там с другим ребенком, а малыш привязался ко мне, стал называть мамой. Я позвонила мужу и сказала: кажется, у нас появился еще один сын. Эдуард не возражал.

Городская квартира Дорохиных с таким количеством жильцов пока справляется. Обычная, двухкомнатная, она заполнена детскими вещами. По стенам стоят кровати в три яруса, а посередине большой комнаты расположился родительский диван. Сегодня вместе с мамой и папой живут 14 детей.

Родные сыновья Ларисы уже выросли. Старшему, Сергею, 29 лет. Он остался жить в Ростовской области. Там женился и уже стал отцом. Его шестилетний сын Егор подолгу гостит у бабушки с дедушкой. В большой компании ему веселее.

— Нашей младшей девочке четыре годика, — улыбается Лариса. — Ее зовут Вероника. Виктория чуть постарше, ей уже пять лет. Настоящая королевишна и истинная женщина: чем больше вредничает, тем больше ее все любят. А квартира... Ну что ж, как говорится, в тесноте, да не в обиде. Тем более что здесь мы фактически только ночуем, а на выходные уезжаем в Воскресенский район, на нашу любимую дачу.

Это большой дом с бассейном, спортзалом и даже собственной конюшней. Его многодетные родители не так давно взяли в ипотеку. Лариса утверждает: лошади в их загородном имении были абсолютно необходимы.

— Когда я приходила за ребенком в детдом, то говорила сразу: покажите мне тех, кому необходима помощь, тех, от кого все уже отвернулись, но им еще можно помочь, — говорит Лариса. — У всех наших сыновей и дочерей изначально были серьезные проблемы со здоровьем. У нас было 9 инвалидов, сейчас — только 6, и мы работаем дальше. Общение с животными для таких детей просто необходимо. Все они отлично держатся в седле. Каждые выходные мы совершаем конные прогулки.

Для Ларисы содержание конюшни оказалось дешевле, чем занятия в конноспортивной школе. За лошадьми присматривает ее второй родной сын, он постоянно живет на даче.

— Там же мы проводим фактически все лето, — говорит Лариса. — К сожалению, приобрести квартиру побольше мы не можем. Попросить помощи у столичных властей — тоже: согласно законодательству, мы должны прожить здесь 10 лет, прежде чем подавать прошение об улучшении жилищных условий. Но мы не бедствуем и, признаться честно, никогда ни на кого, кроме самих себя, не рассчитывали, так что нас все устраивает.

Чета Дорохиных половину своих детей усыновила, остальные остаются в статусе приемных. По достижении совершеннолетия в соответствии с законом они получают свою собственную жилплощадь.

— Наша старшая дочь Катя получила свою квартиру, — говорит Лариса. — Но она часто приходит к нам в гости, скучает по этому шуму, по младшим. Так что мы со взрослыми детьми не расстаемся.

Отдельно живет и первая приемная дочь Ларисы, Аня. Сегодня ей уже 20 лет, она учится на педагога.

— Впрочем, пришлось на некоторое время прервать учебу, — рассказывает мама. — У Анечки своя семья, и сейчас она ждет своего малыша, моего внука.

То, что умеют лучше всего

В самом начале своей истории Лариса и Эдуард трудились на стройке. Кем только не были — от штукатура до прораба.

— Когда семья начала разрастаться, нам приходилось работать и по ночам, чтобы обеспечить их, — вспоминает Лариса. — Мне здорово помогал старший сын. Он брал на себя многие обязанности, оставляя мне время на отдых. А потом мы оформили приемную семью и ушли со стройки, чтобы полностью отдаться тому, что у нас по-настоящему получалось и приносило радость — в заботу о детях.

Приемные родители сегодня получают пособия от государства как на детей, так и «за работу родителями». По признанию Ларисы, этих средств оказалось достаточно, чтобы содержать их большую семью.

— Мы сегодня живем на эти деньги и не бедствуем, — говорит Лариса. — А по дому управляемся все вместе. У каждого здесь есть свои обязанности.

Строго по расписанию

Каждый новый день здесь подвергается, а затем и подчиняется четкому планированию. В противном случае, по признанию Ларисы, большую семью не удержать в порядке, а хуже беспорядка не может быть ничего.

— Утро начинается с того, что одна из моих старших дочерей Виолетта идет с малышами умываться, — рассказывает Лариса. — Она следит за тем, чтобы они тщательно почистили зубки, ведь младшие всегда стараются сделать это побыстрее и абы как. В это время дочка Эля готовит нам всем завтрак, а я собираю вещи, делаю прически и одеваю нашу ораву к выходу.

После завтрака семья разлетается в разные стороны. Старшие девочки отправляются в колледж, где постигают искусство ландшафтного дизайна. Часть детей отправляется с одним из родителей в сад, остальные — в школу. После уроков учеников ждут секции и кружки.

— Мы стараемся сделать все, чтобы наши дети были всесторонне развиты, — говорят родители. — Но при этом точка отсчета для нас — сам ребенок. Если он справляется с нагрузкой, мы ее оставляем, но если начинаются проблемы, от какого-то кружка отказываемся.

В светлое время суток Лариса успевает сделать уборку, выстирать вещи, разобраться с текущими делами. Ужин приготовит тот, кто первым окажется на кухне.

— Если я дома, делаю все сама, — говорит Лариса. — Если первыми приходят старшие, подключаются они. В семье все знают: обед и ужин у нас строго по расписанию, ведь многим деткам нужно принимать лекарства.

За стол приходится садиться поочередно. На маленькой кухоньке одновременно умещаются не более пяти человек.

— Но это не создает особых неудобств, — говорит Лариса. — Все давно привыкли, так что все происходит без суеты. К тому же днем обедают только школьники. Младшие приходят из садика уже после семи вечера. До их прихода наши ученики успевают сделать уроки.

Лариса и Эдуард — противники современных гаджетов, телевизора и анимации.

— Мы, конечно, не в каменном веке живем, — говорит мама. — У нас есть и телефоны, и планшеты, и телевидение. Вот только наши ребята не проводят у экрана больше сорока минут в сутки. Есть масса других важных занятий. Что важно, они не сопротивляются и на просмотре того же телевизора не настаивают. Кстати, современные американские мультики они не смотрят: я считаю, что эти истории про роботов и войны калечат психику ребенка. Зато часто я могу застать их за созданием нового танца или театральной постановки. Они включают музыку, разучивают движения. Это им нравится гораздо больше.

СПРАВКА

Число детей, проживающих в интернатах, сократилось вдвое и на конец 2016 года составило 1919 человек. За шесть лет в семьи было передано 608 детей-инвалидов, 1070 детей-сирот старшего возраста. В 2016 году в столице выявлено 1639 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Количество детей-сирот, воспитывающихся в приемных семьях, с 2011 по 2016 год увеличилось на 48 процентов. Сегодня приемными детьми в Москве являются 18 734 ребенка.

ДЕНЬГИ

ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ ПРИЕМНЫХ РОДИТЕЛЕЙ В МОСКВЕ:

■ 16,7 тысячи рублей за каждого ребенка ежемесячно;

■ 28,4 тысячи рублей ежемесячно за ребенка-инвалида.

Если в семье более трех детей, вознаграждение получают оба родителя.

ПОМОЩЬ

СЕГОДНЯ В СТОЛИЦЕ ФУНКЦИОНИРУЮТ:

■ 57 школ приемных семей;

■ 54 организации, сопровождающие приемные семьи. Они сопровождают 1243 семьи, где воспитываются 1962 ребенка.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Семейная демократия

Семью Филиных в этом году наградили медалью «Родительская слава». «ВМ» навестила героев, чтобы узнать, что такое право выбора в многодетной семье. У входной двери в квартиру Филиных стоит шкаф-купе. Из него, словно река, вышедшая из берегов, высыпалась обувь — туфельки девчонок, кроссовки мальчишек, мамины сапоги, папины ботинки... (далее...)

 

22 декабря 2016 года. Лариса (третья слева) и Эдуард (четвертый слева) Дорохины сидят в окружении своих приемных детей вместе с внуком Егором (в зеленом, в центре)
Фото: Артем Житенев,"Вечерняя Москва"

Новости СМИ2

Все мнения
Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER