Нелегалы

Нелегалы

Общество

[b]Широко известно, что пением в метро всех поразил в 60-е бывший тогда молодым Никита Михалков. Но и после фильма «Я шагаю по Москве» в подземке и переходах еще лет тридцать никто не рисковал демонстрировать свои музыкальные способности. В наше время «свобода музыки» давно перехлестнула через стены концертных залов и решетки танцплощадок, проникнув во все уголки Москвы, включая подземные. Музыка — везде.[/b]Буквально в двух шагах от нашей «Вечерки», в новом подземном переходе от метро «Улица 1905 года» играет по вечерам квартет: – аккордеон, туба, ударник и труба. Порой ансамбль «расширяется» — становится квинтетом, а то и секстетом. Музыканты – люди немолодые, однако исполняют музыку с «драйвом» – с азартом и куражом. Редкий прохожий, выражаясь по-гоголевски, дойдет до середины перехода и останется равнодушным.— Музыкальная жизнь длится у нас уже почти сорок лет, – говорит, оторвав пальцы от клавиш аккордеона, Владимир Кулешов, – и почти всегда мы играли вопреки каким-нибудь запретам. В 60-е «вывозили» джазовую и другую современную музыку из Москвы, где ее запрещали, в Подмосковье.Многие помнят: тогда были знаменитые танцевальные площадки по Северной дороге, от Ярославского: в Тарасовке, Мамонтовке, Клязьме. Туда за нами молодежь ездила специально танцевать! И знаменитый Гаранян тогда тоже играл с нами на равных.Большинство из музыкантов, игравших на танцах и в ресторанах, числились раньше за Московским объединением музыкальных ансамблей. В начале 90-х все рестораны столицы перешли в частные руки. Объединение развалилось, и многим пришлось уходить в свободный полет: в метро, переходы, на улицы.Выжить помог исключительно профессионализм.— Подземный переход, конечно, не призвание для музыканта, – говорит «ударник»-виртуоз Николай Филинов, – но наша игра нравится людям, и они ее оценивают. Конечно, больших денег тут не заработаешь, но без куска хлеба мы пока не оставались. И все же хочется побольше стабильности.Музыканты — одна из тех редких профессий, где, несмотря на все сложности нашего времени, сохранилась корпоративная солидарность. Сегодня утром мне пришлось стать свидетелем интересной сцены. Музыканты (и певцы) делили время — каждому по два часа для выступлений в переходах станций «Театральная», «Охотный ряд» и «Площадь Революции». В очередь записывались не только москвичи, но и приехавшие подзаработать из Подмосковья, однако крупных споров не было. Пришел раньше — будешь раньше играть. Или петь, если поешь.— Все мы в одинаковом положении и заинтересованы в том, чтобы друг другу помогать, — объясняет москвичка Инна Гапон. Она играет на скрипке в переходе от «Площади Революции» до «Театральной». — Я в метро работаю четвертый год. Только тут, больше нигде. Лично мне это дается тяжело, потому что я просто считаю себя безработной. В оркестр со своей скрипкой я уже не гожусь, а в музыкальной школе маленькая зарплата. То, что мне пришлось встать в метро – это все-таки «край». Есть ощущение «дна».— На Западе основная часть музыкантов тоже живет не слишком богато, – не соглашается гитарист Анатолий Семочкин. – Там музыкант может целый день крутить баранку, а вечером играть в метро. И это не считается зазорным. Только в отличие от нас там установлены определенные правила. В Канаде сдаешь экзамен и платишь 86 долларов в год. И играешь спокойно.У Анатолия 15 лет педагогического стажа. Сейчас он преподаватель рок-студии при клубе «Красный химик». Зарплата меньше 2 тысяч. Дополнительный приработок ему необходим.— Я играл на Арбате, — рассказывает Анатолий, — в управе мне разрешили. Но перед Днем города начальник отделения милиции сделал обход территории, и, видимо, подчиненным было сказано: устранить недостаток! И «недостаток» был препровожден в отделение, где провел 3 часа. В метро милиция корректна по отношению к музыкантам. И все же, честно говоря, знать бы, кому платить, чтобы только тебя не трогали! Вот пришел с утра, заплатил взнос ежедневный и играй себе...Однако четких правил, регламентирующих «подземную» музыку, в Москве нет. С одной стороны, депутаты Мосгордумы прежнего созыва разрешили играть и петь в метро, с другой — запретили брать за это деньги.Почему-то музыкантам в метро запрещено также реализовывать компакт-диски с записями своих песен и мелодий. В общем, как всегда, у нас заставляют людей тащить лодку по берегу, когда рядом протекает река по имени Жизнь.Музыка на улицах Москвы и под Москвой — нечто большее, чем примета эпохи. Если ее когда-нибудь вытеснят, мы сразу почувствуем гулкость пустот, которые обязательно образуются.

Google newsYandex newsYandex dzen